В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Семья беженцев из Мариуполя просит помощи с оформлением гражданства РФ

В проект «Не один на один» обратилась уроженка 32-летняя Алина Филатова. Этой весной её семье пришлось бежать с в Россию. Они обосновались у родственников в и в июне подали документы на разрешения на временное проживание. По словам Филатовой, им сообщили, что ждать ответа придётся не меньше двух месяцев, а вся процедура оформления гражданства займёт более полугода. На сбор документов — нотариально заверенные копии, медицинскую комиссию, сертификат по русскому языку и услуги юристов — ушли последние сбережения. При этом трудоустраивать беженцев, несмотря на их высшее образование и опыт работы, без российского гражданства работодатели не хотят. В Мариуполе, по словам Алины, не осталось ничего: дом и вещи сгорели. RT направил запрос в МВД с просьбой по возможности помочь беженцам в скорейшем оформлении российского гражданства.

Родители 32-летней Алины Филатовой переехали в Мариуполь в советские годы. Отец, , родом из Гомельской области Белорусской ССР. Он окончил Одесское мореходное училище и был распределён на работу в Мариупольский морской торговый порт. Мать, Надежда Филатова, родилась в . Её отца направили на Украину по службе.

Видео дня

Алина окончила в Мариуполе Приазовский государственный технический университет по специальности «банковское дело». Работала в банке. В 2013 году вышла замуж и родила дочь Ярославу.

«В 2018 году мы с мужем и дочерью переехали жить в Одессу, — рассказывает Алина. — Я нашла там работу в банке «Южный». Ребёнок ходил в школу. Отец с мамой ко мне приезжали иногда, помогали».

Четыре дня в подвале с азовцами

Муж Алины Денис по профессии моряк. В декабре прошлого года он ушёл в рейс на торговом судне. Контракт был на полгода.

В начале февраля Алина заболела ветряной оспой. Заболевание протекало в тяжёлой форме. Помогать ей в Одессу приехал отец. Он отводил и забирал из школы внучку Ярославу, покупал лекарства, продукты. Мать Алины осталась дома в Мариуполе.

«После начала полномасштабных боевых действий на Украине с мамой пропала связь, — вспоминает девушка. — Мы не знали, что нам делать. Не знали, жива она или нет. Ни в Мариуполь, ни из Мариуполя никого не пускали, шли интенсивные бои».

По словам Алины, 13 апреля мама вышла на связь. Она рассказала, что почти месяц, находясь в Мариуполе, пряталась в подвале рядом с их сгоревшим домом.

«В какой-то момент к ним в подвал зашли азовцы, — рассказывает Филатова. — Сквозь вентиляционные окошки подвала они вели обстрелы. В течение четырёх дней, пока они там находились, людей не выпускали. Люди голодали, но боялись выходить. Никто не знал, куда бежать: везде стреляли. Азовцы ни с кем не разговаривали, на вопросы не отвечали. И так же молча собрались — и ушли. Потом пришла армия ДНР и сказала, что всем надо эвакуироваться из подвала, потому что оставаться небезопасно».

Как говорит Алина, её мама вместе с сестрой и соседом пешком под пулями и снарядами пошли в сторону подконтрольного Россиго, расположенного в 20 км от Мариуполя.

«Ночевали в лесу. В Никольском их напоили, накормили и эвакуировали ог, а оттуда она переехала в Ленинградскую область к родной сестре», — объясняет девушка.

Один евро за пару кусков хлеба

Узнав, что с матерью всё хорошо, 1 мая Алина с отцом и дочерью на личном автомобиле ВАЗ-2110 выехали с Украины через пограничный пункт Паланка на границвией.

«Нам очень повезло, что мы смогли прорваться: через два дня там уже никого не выпускали», — говорит Алина.

За восемь дней путешествия по Европе к российской границе семья проехала восемь стран: Молдавынию, Венгракию, Польиттвионию. В Словакии из-за серьёзной поломки и отсутствия средств на дорогостоящий ремонт пришлось оставить автомобиль. Дальше семья добиралась на общественном транспорте. 8 мая они въехали в Ленинградскую область через пограничный переарвород.

«В Словакии был момент, — вспоминает Алина. — Я подошла к местным жителям, попросила пару кусков хлеба, чтобы ребёнку сделать бутерброд, и спросила у них, должна ли я им что-то за это. А они улыбаясь ответили: «Да, один евро». За пару кусков хлеба! Я понимаю, что ничего личного — это бизнес, никто нам ничем не обязан. Но все сбережения, что были, я потратила на эти восемь дней путешествия, которые казались длиною в жизнь».

Сейчас они проживают в Гатчине у родной сестры Надежды Васильевны. В двухкомнатной квартире ютятся вшестером: хозяйка с сыном и Алина с семьёй.

«Муж пока находится на судне, — рассказывает девушка. — Он должен был в соответствии с контрактом шесть месяцев находиться в рейсе и в июне вернуться домой. Но дома нет, возвращаться ему некуда. А здесь мы живём вшестером в одной квартире — друг у друга на голове. Поэтому он пока ждёт, когда что-то прояснится, чтобы к нам приехать».

Стеснённые финансовые обстоятельства

В конце июня семья подала заявления на РВП. На переводы, нотариально заверенные копии документов, медицинскую комиссию, сертификат по русскому языку и услуги юристов ушли последние деньги.

«Мы уточнили у сотрудников миграционного ведомства, есть ли какие-то возможности для ускорения получения паспортов, — объясняет Алина. — По новостям мы видим, ерсоне выдают документы, в Мелитополе. Там, где не было такого ада, как в Мариуполе, и людям не пришлось покидать свой дом. А у нас его даже не осталось: всё сгорело. Нам сказали, что РВП нужно ждать до двух месяцев. За ответом нужно ехербург. Затем нам надо подать пакет документов на гражданство и ждать ещё несколько месяцев. В общей сложности процедура займёт шесть месяцев. Мы бы не обращались ни к кому, если бы не наши стеснённые финансовые обстоятельства».

По словам Алины, официальную выплату в размере 10 тыс. рублей, предусмотренную для беженцев, семья так и не получила. Официально трудоустраивать их без российского гражданства работодатели не хотят.

«И я, и отец видим, что есть вакансии на наши профессии, — рассказывает она. — Мы квалифицированные в своём деле специалисты: у меня опыт работы в банковской сфере, у него — в морском деле. Здесь это актуально и много вакансий. Но нас никуда не берут из-за отсутствия гражданства. Мы бы и полгода подождали гражданство, но у нас нет такой возможности: ребёнку идти в первый класс в сентябре, а я не знаю, во что мне её одевать, во что обувать. Просто между небом и землёй... Два месяца мы стучимся во все двери, но вы первые, кто ответил на наши письма и запросы. Я русский человек, приехала домой. А на Украине государством насаждается русофобия, нам запрещают разговаривать на родном языке. Я очень прошу помочь нам с вопросом получения гражданства РФ, чтобы мы могли работать и снять жильё. Чтобы забыть всё то, что с нами произошло, и жить дальше».

RT направил запРоссии с просьбой по возможности помочь семье поскорее оформить российское гражданство.