В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

о политическом ландшафте после президентских выборов во Франции

«Все его метания во время первой пятилетки привели к тому, что соперница набрала рекордные для себя миллионы, причём за неё голосовала молодёжь — будущее . У Макрона результат не такой уж и однозначный и уж точно не блестящий, как выразился американский президент . Рекордное количество людей не пришло на участки, миллионы опустили пустой бюллетень, часть отдали ему голос не в знак поддержки, а просто против Ле Пен. Если так разобрать цифры, то реальный рейтинг президента не так уж и высок».

о политическом ландшафте после президентских выборов во Франции
Фото: RT на русскомRT на русском

В том, что победит Макрон, были уверены многие. Потому именно в его штаб выстроилась огромная очередь из журналистов. Больше 1200 человек. Можете представить себе, какой бардак творился внутри. Места на всех не хватило, прессу то пытались вытолкнуть за барьер, внося сумятицу в ряды операторов, дерущихся за новое место с видом на Эйфелеву башню, то потом говорили всем вернуться обратно, и толпы со штативами, уже не раздумывая, прыгали, аки козы, через ограждения, стараясь вернуться на занятую ранее точку. Потом на площадку вносили забор, думая оградить СМИ, потом забор уносили. Каждые пять минут меняли мнение. Очень в духе самого Макрона.

Видео дня

Все его метания во время первой пятилетки привели к тому, что соперница Марин Ле Пен набрала рекордные для себя миллионы, причём за неё голосовала молодёжь — будущее Франции. У Макрона результат не такой уж и однозначный — и уж точно не блестящий, как выразился американский президент Джо Байден. Рекордное количество людей не пришло на участки, миллионы опустили пустой бюллетень, часть отдали ему голос не в знак поддержки, а просто против Ле Пен. Если так разобрать цифры, то реальный рейтинг президента не так уж и высок. Добавить к этому протесты, которые прокатились по многим французским городам, и получается совсем взрывоопасная картина.

Тем более что борьба за власть на президентских выборах, по сути, не закончилась. Впереди ещё один этап, который представитель левых Жан-Люк Меланшон назвал третьим туром, — выборы в Национальную ассамблею. Сам Меланшон призывает своих сторонников поднажать и сделать так, чтобы он стал премьер-министром. Тогда он сможет блокировать реформы Макрона. Взять, к примеру, нашумевшую пенсионную реформу. Во-первых, предлагается обнулить почти все существующие варианты раннего ухода для 42 специальных категорий граждан, во-вторых, повысить пенсионный возраст до 65 лет, установить единую ставку взносов и потолок накоплений.

Во время предвыборной кампании президент наслушался от простых французов критики в свой адрес. Люди ранее уже устраивали протесты и готовы были начать бессрочные забастовки. В погоне за голосами Макрон обещал подумать о необходимости реформы и даже, возможно, провести референдум по этому вопросу (перенял всё лучшее от Ле Пен). Теперь его же министр экономики Брюно Ле Мэр говорит обратное (типичный такой макронизм). Он не исключает, что пенсионную реформу протащат силой: не то что с народом советоваться не собираются, но и ещё специальную статью Конституции думают применить, которая позволяет премьеру принимать закон без консультаций с избираемой нижней палатой парламента, если велик шанс, что обсуждение там будет долгим, а результат — не в пользу тех, кто документ разработал.

Эту статью Конституции 49.3 приняли 4 октября 1958 года. В 2008-м внесли поправки — что применять её нельзя в случае, если речь идёт о законах в финансовой области и в сфере общественной безопасности. В теории этому можно противостоять — если в следующие 24 часа после её применения Национальная ассамблея выносит вотум недоверия правительству и большинством голосов его принимает. Но для этого нужно иметь то самое большинство — 289 депутатов. Макрон мог этим похвастаться в первую пятилетку, в этот раз, судя по нынешнему раскладу, всё может быть иначе. Подготовка к голосованию уже идёт полным ходом, на неё переключились и СМИ, которые отдают большинство Макрону, если он объединится с «Горизонтами» бывшего премьера Эдуара Филиппа и центристами из Демократического движения. Его лидера Франсуа Байру некоторые уже прочат в новые премьер-министры Франции.

Метящий на это же место Жан-Люк Меланшон использует оплошность Брюно Ле Мэра с пенсионной реформой, указывая на то, что такое силовое решение может принять только глава кабинета министров. А он, заняв этот пост, не позволит претворять в жизнь такие законы. Но в одиночку, даже несмотря на очень хорошие цифры в первом туре президентских выборов, Меланшон не выиграет. Ему нужна коалиция. И он её уже создаёт — пытается объединить весь левый фланг в «Народный союз». Переговоры начались, и идут они успешно, к удивлению самого Меланшона.

Не дремлет и правый фланг. Проиграв в первом туре, тут же собрал свой штаб и стал планировать стратегию на ближайшие семь недель. Для него очевидный стопроцентный успешный вариант — объединяться с Марин Ле Пен, подсобрав вокруг себя более мелкие партии правого толка.

Чтобы не быть голословными, его люди провели подсчёт: что будет, если они пойдут на парламентские выборы сами, и что — в случае коалиции. Цифры опубликовала в своём Twitter племянница Ле Пен , которая в президентской гонке отдала предпочтение Земмуру, а после не раз призывала свою тётю делать выводы, становиться гибкой и объединяться. Если верить их подсчётам, вместе, создав «Национальный союз», они могут рассчитывать на 12,5 млн голосов, а это 148 депутатских кресел. В то время как Меланшон и Макрон без коалиции наберут чуть больше 11 млн голосов.

Эрик Земмур протягивает руку Марин Ле Пен открыто, пишет об этом на своих страницах. Она берёт несколько дней перерыва после гонки. А в её штабе не исключают коалицию, но пока разговоры об этом не ведут. В то же время французские СМИ рисуют иной расклад. Отталкиваясь от новых опросов общественного мнения, они считают, что Макрону удастся заполучить большинство — около 350 мест. Ле Пен, у которой всего восемь депутатов сейчас, согласно тому же опросу, получит около сотни мест из 577. А вот прогнозы насчёт Меланшона менее оптимистичные, ему прочат до 40 кресел. Чуть больше у республиканцев — в пределах 65. Но это лишь первые наброски, впереди ещё немало времени, чтобы перетянуть тех или иных сторонников на свою сторону.

Макрон, вероятнее всего, сейчас не будет делать резких движений, посвятит своё время кампании и раздаче громких обещаний, которые цепляют слух, но несут в себе мало практического смысла. Я пыталась выведать у молодых людей, которые пришли с французскими флагами в штаб, чем же он их очаровал и убедил. Пыталась трижды, честно. В ответ слышала «бэ-э», «мэ-э», «он за будущее», «он за молодёжь», «он за Европу», «он классный». Набор лозунгов вперемешку с мычанием и словами-паразитами. Уже позже на улице ко мне подошёл мужчина в возрасте и стал подробно, чётко и возмущённо объяснять, чем конкретно Макрон не угодил французам, проводил параллели со временами Ширака, Помпиду, анализировал происходящие события, экономическую стратегию. Думающий человек, приятно было слушать. И вот он голосовал за Ле Пен просто для того, чтобы не отдавать свой голос за Макрона. А так они оба ему не нравятся.

Таких ведь тоже остаётся немало. Не стоит списывать со счетов революционно настроенную Францию, которая ещё может показать свой нрав, если уровень жизни продолжит падать, а цены — стабильно расти. Никуда не делась проблема безопасности. В день выборов в интернете разлетелось очередное видео, как кучка пацанов избила до смерти 20-летнего подростка посреди улицы средь бела дня, драку снимали свидетели. В тот же день полиция в центре Парижа застрелила двоих в машине, когда те не остановились по требованию для проверки. Никуда не делась исламизация, исчезновение светскости, падение образования и навязываемая культура отмены, которая грозит переделать даже правила написания французских слов в угоду гендерному разнообразию и толерантности.

Что-то придётся решать по Африке, где Франция теряет свои позиции. В и оставшиеся в регионе военные пытаются бороться с конкурентами в информационном поле, задача — очернить за год-полтора русские ЧВК, которые хотят прийти на смену французской армии. Остаются и финансовые проблемы: внешний долг страны вырос за прошлую пятилетку и достиг уровня в 113% к ВВП.

Добавить к этому переход на зелёную энергетику в условиях планируемого отказа от дешёвых российских энергоносителей — и всё это создаёт не самый приятный и лёгкий фон для новоизбранного президента. Вкупе с изменением политического ландшафта вполне можно ждать второй волны социальных волнений.

Впереди — непростые времена. Эту фразу сказал сам Макрон после своей победы, поднявшись на подиум не под гимн Франции, а под гимн . Что, кстати, тоже задело многих французов — но свой выбор они сделали. Нам лишь остаётся наблюдать.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.