В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Рынок труда на холостых оборотах: работа будет, но не будет денег

Гендиректор сервиса по трудоустройству HeadHunter заявил, что безработица в России в 2022 году может достигнуть уровня 2009 года и составить 5,7-7,5%. Во время кризиса 2009 она достигала 7,8%. По словам Жукова, возможны два сценария развития ситуации - кратковременное повышение числа безработных с последующим резким падением или резкий всплеск безработицы, а затем ее снижение до уровня 6,5%.

Рынок труда на холостых оборотах: работа будет, но не будет денег
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

«Это будет секторальная и не одномоментная безработица, и мы должны быть готовыми, что в разных отраслях ситуация тоже будет заметно отличаться, как следствие — переток людей между сферами», — пояснил глава HeadHunter в интервью РБК.

По мнению Жукова, обвала не произойдёт, так как если компании и будут увольнять людей, то крайне неохотно и вынужденно, чаще это будет отправка в простой. Кроме того, будут действовать меры поддержки со стороны государства. Также несколько демпфировать ситуацию будет то, что в феврале уровень безработицы в стране достиг исторического минимума в 4,1%. Новый рынок труда может быть сформирован к лету.

На прошлой неделе вице-премьер заявляла, что в России не фиксируется рост официальной безработицы. Она отметила стабильность ситуации на рынке труда. В то же время Голикова подчеркнула, что выросло число граждан, переведенных на неполный рабочий день, либо выведенных в простой.

Количество рабочих мест в России до конца 2022 года может сократиться на 2 млн, что повлечёт рост уровня безработицы с текущих 4,4% до 7,1–7,8%. При менее негативном развитии событий показатель может возрасти до 6,4–6,5%, такой прогноз дал ещё в конце марта Центр стратегических разработок (ЦСР). Также российский рынок труда может ожидать структурная перестройка — вырастет потребность в специалистах лёгкой промышленности и IT-технологий.

Согласно докладу ЦСР, есть два вероятных сценария развития. В первом варианте указано, что в случае долговременного спада экономики в РФ процент безработных вырастет с нынешних 4,4% до 6,4–6,5% на ближайшие несколько лет. Во втором сценарии из-за потери в среднем 2 млн рабочих мест безработица возрастёт до 7,1–7,8% к концу 2022 года, но уже к лету 2023 года рынок труда уже начнёт восстановление.

Как пояснил «Свободной прессе» доктор экономических наук, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов, безработица как таковая – не главная проблема на рынке труда, потому что ее можно снизить административными мерами. Проблема – это отсутствие роста зарплат на фоне высокой инфляции, которая, по оценкам главы , в этом году может составить 17-20%.

- Безработица – это лишь производная от экономической активности и мер поддержки со стороны государства. Бесполезно пытаться гадать на процентной гуще безработных, если мы не обсуждаем наиболее вероятные сценарии в экономике. Пока и , и Алексей Кудрин существенно ухудшает прогнозы, падение ВВП может составить в районе 10%. Такое снижение с лагом в несколько месяцев вызовет необходимость увольнять людей.

Законы у нас достаточно социально-ориентированы, иностранные компании также имеют свои этические практики, которые дают возможность выплатить зарплату за несколько месяцев в качестве отступных. Скорее всего, в мае будут первые звоночки, а в июне-августе мы сможем предметно оценить, насколько бизнес будет вынужден сократить количество рабочих мест.

Ну а дальше встанет вопрос о том, сохранятся и увеличатся ли санкции, вернется ли иностранный бизнес в страну и так далее. Для ушедших компаний возникнет необходимость национализации или принудительной смены собственника. Многое будет зависеть от того, насколько успешной будет эта процедура. Все эти неизвестные нам нужны, чтобы определить, какой будет ситуация на рынке труда во второй половине года.

Грубо говоря, вилка существует от оптимистичных прогнозов в виде роста числа безработных на 200 тысяч до пессимистичных - на 2-2,5 млн человек. В процентах теряется острота ощущения проблемы, и 5-8%, в отличие от миллионов людей, кажутся умозрительными.

Сегодня государство предлагает так называемый социальный контракт, направленный на изменение структурной безработицы, с переобучением и какими-то выплатами на время этого обучения. Понятие социального труда закрепляется законодательно, чтобы люди привлекались не только на биржу труда, но и к общественным работам с оплатой. Но непонятно, будут ли они считаться безработными, поэтому статистика – вещь условная. И она не всегда отражает ситуацию с уровнем жизни и доходов, а ведь доходы, вслед за экономикой тоже должны сократиться.

У нас возможна парадоксальная ситуация, когда официальное количество безработных не увеличится существенно, возможно, вырастет на миллион человек до конца года, но уровень доходов граждан при этом сильно упадет.

«СП»: - То есть увеличится число так называемых работающих бедных?

- Дело в том, что доходы граждан гораздо больше зависят от состояния экономики, чем показатели безработицы, которые можно улучшить государственными мерами. Если падение ВВП превысит 10%, то даже наличие рабочего места не сильно исправит ситуацию, потому что рост зарплат не произойдет. При этом мы находимся в условиях высокой инфляции, которая пока не собирается останавливаться.

Наличие рабочего места может быть решено, а вот проблема зарплаты станет еще острее, чем борьба с безработицей. Решая одну проблему, не нужно терять из виду и другие, как на федеральном, так и на региональном уровнях. У нас и так традиционно есть регионы, где молодежная безработица гораздо выше, чем в среднем по стране. Есть у нас и проблема моногородов, которую до этого худо-бедно решали. Все эти трудности могут обостриться и в процентах мы этого, может, и не увидим, а физически в таких городах и регионах невозможно будет найти работу. Тогда потребуются государственные меры по переселению, переобучению и так далее.

«СП»: - Но найдутся ли для них рабочие места?

- Сегодня практически любой работодатель скажет, что он испытывает острейших кадровый голод. У нас в стране рабочих мест больше, чем квалифицированных рабочих рук. Уже сегодня найти хорошего работника – большая проблема. А теперь учтите, что у нас продолжится исход гастарбайтеров и иностранных специалистов из страны. Это будет являться фактором создания рабочих мест, но, что печально, не самых высокооплачиваемых.

Тем не менее, если вы сегодня зайдете на биржу труда, вы увидите, что число предложений превышает количество людей, ищущих работу. Если люди будут вынуждены соглашаться на работу и уровень оплаты, которые их раньше никаким образом не прельщали, то это опять же станет сдерживающим фактором роста безработицы. Поэтому и максимальных значений не будет. Но людям придется сменить менталитет и соглашаться на работу, которую раньше не рассматривали. Возможно, в рамках структурного изменения экономики это не так уж плохо, если оно последует.

«СП»: - То есть переквалифицироваться придется не только в IT, но и в рабочие специальности?

- Да, иногда придется переквалифицироваться и в управдомы, то есть в профессии, которые не обязательно высоко оплачиваются, но на них есть спрос со стороны бизнеса. В все привыкли быть белыми воротничками, сидеть в офисе, но потом может выясниться, что такого количества бухгалтеров и менеджеров нам не нужно, зато нужны какие-то более рутинные вещи: работать на почте, в кафе, убирать улицы. Сейчас эти предложения не устраивают людей, так как там низкие оклады и есть альтернатива на рынке. Но, возможно, придется быть более гибкими и начать подстраиваться под требования, которые диктует экономика.