В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Оба «не фонтан»: ни Дзержинского, ни Невского на Лубянке не будет. Комментарий Георгия Бовта

прервал голосование на портале «Активный гражданин». В своем блоге мэр написал, что «Лубянской площади действительно необходима архитектурная доминанта», однако памятники «должны не раскалывать, а объединять общество». «Поэтому я считаю правильным остановить этот процесс и пока оставить Лубянскую площадь в том виде, как она есть сейчас», — заявил мэр, поблагодарив «всех неравнодушных граждан», которые «активно участвовали в этой дискуссии». Так что это было?
Оба «не фонтан»: ни Дзержинского, ни Невского на Лубянке не будет. Комментарий Георгия Бовта
Фото: BFM.RUBFM.RU
В Кремле внешне спокойно отнеслись к отмене голосования по памятнику на Лубянке, ограничившись комментарием про то, что это прерогатива городских властей. Ровно то же самое говорилось и тогда, когда голосование только затевали. Хотя трудно представить, чтобы с Кремлем по этому вопросу никто не советовался. Судя по всему, у первого лица никаких явных предпочтений на сей счет действительно не было, иначе они в той или иной форме были бы реализованы. Решение же мэра Москвы остановить голосование было встречено многими с облегчением. Его аргументы насчет того, что такая постановка вопроса раскалывает общество, а посему она нежелательна, были восприняты большей частью общества одобрительно.
С другой стороны, всякое голосование в какой-то мере раскалывает общество. И организаторам можно было как-то учесть такое неприятное обстоятельство заранее, оговорив, скажем, определенные условия, при которых победа одного из двух вариантов считалась бы безоговорочной. Например, получение двух третей голосов. Также можно было бы оговорить заранее минимальную «явку» на виртуальном голосовании. А так за неполные два дня на портале «Активный гражданин» проголосовали около 300 тысяч человек, Невский получил примерно 55% голосов, 45%.
Активность москвичей, таким образом, совсем не зашкаливала, хотя баталии в отдельных ветках соцсетей велись жаркие. Видимо, это был не самый актуальный на сегодня вопрос, которые горожане хотели бы порешать. В телеграм-каналах, в свою очередь, приходилось встретить также конспирологические мнения по поводу того, что, дескать мэрия, посоветовавшись с Кремлем, решила, устроив голосование, отвлечь внимание политизированной общественности от массовых протестов и «дела Навального». Мне лично кажется, что это сильно усложняет представление о том, как принимались соответствующие решения, а затем отменялись. Все было, скорее всего, как всегда, намного проще. Тем более что тема массовых протестов и так уже практически сошла на нет, а «дело Навального», как бы то ни было прискорбно для его сторонников, уже не является вопросом именно массовой внутриполитической повестки.
Не стоит сбрасывать со счетов тот вариант, что решение о запуске голосования на портале «Активный гражданин» изначально было довольно спонтанным, а затем процесс уже приобрел собственную логику. До того момента, когда, как принято нынче говорить, «что-то пошло не так». Что же? Можно предположить, что тезис о вызванном в обществе расколе относится не ко всему московскому обществу, а к элитным группировкам. Где одна, условно «православно-охранительная партия», поддерживала вариант канонизированного РПла другая — условно «партия силовиков» — вариант Железного Феликса, портрет которого висит во многих кабинетах представителей силовой корпорации.
Исходя из того, что ни та ни другая «партия» ни на минуту не верит в то, что голосование на «Активном гражданине» нельзя «подкрутить» в нужную сторону, наверняка начались звонки и давление. А также излишняя мобилизация в рядах сторонников каждого из вариантов. Выдержать такое, приговаривая, что, мол, давайте посмотрим, что народ решит, было нелегко. При этом любой вариант сулил как минимум обиду со стороны одной из влиятельных околовластных группировок. Особенно если верно предположение о том, что на уровне кураторов внутренней политики изначально отдавалось предпочтение Александру Невскому, в случае победы которого путь к возвращению на Лубянку Дзержинскому был бы перекрыт навсегда. По такой логике лучше и впрямь правящий класс не раскалывать. И мэрией было принято действительно политически мудрое решение. Или, как вскричал несчастный жених Ларисы Дмитриевны Огудаловой Юлий Капитонович Карандышев, убивая «бесприданницу» в пьесе Островского из неудовлетворенного чувства унижения и ревности: «Так не доставайся же ты никому!»