Ещё

Гравитационные волны углубили загадку расширения Вселенной, заявляют ученые 

, 8 июл — РИА Новости. Вспышка сверхновой и колебания пространства-времени, порожденные слиянием двух нейтронных звезд, помогли ученым достаточно точно измерить скорость расширения Вселенной. Будущие замеры такого рода помогут разрешить главный парадокс космологии, заявляют ученые в журнале Nature Astronomy.
"По текущим оценкам, нам нужно еще примерно 15 событий для того, чтобы измерить постоянную Хаббла с точностью в 1%. Конечно, далеко не все из них будут достаточно качественными, однако в конечном итоге гравитационные волны помогут нам понять, что порождает расхождения в разных замерах скорости расширения Вселенной", — пишут исследователи.
Еще в 1929 году знаменитый астроном Эдвин Хаббл доказал, что наша Вселенная не стоит на месте, а постепенно расширяется. В конце прошлого века астрофизики обнаружили, наблюдая за сверхновыми первого типа, что она расширяется не с постоянной скоростью, а с ускорением. Причиной этого сегодня считается «темная энергия» — загадочная субстанция, заставляющая пространство-время растягиваться все быстрее и быстрее.
В июне 2016 года, нобелевский лауреат и его коллеги, открывшие этот феномен, вычислили точную скорость расширения Вселенной сегодня, используя переменные звезды-цефеиды в Млечном Пути и в соседних галактиках, расстояние до которых можно вычислить со сверхвысокой точностью.
Это уточнение дало крайне неожиданный результат — оказалось, что две галактики, разделенные расстоянием примерно в 3 миллиона световых лет, разлетаются со скоростью около 73 километров в секунду. В этом году они опубликовали дополненные результаты наблюдений, в которых это значение стало еще выше — 74 километра в секунду.
Новые замеры Рисса и его коллег оказались почти на 10% выше, чем показывают данные, полученные при помощи орбитальных телескопов WMAP и Planck — 69 километров в секунду, и ее невозможно объяснить при помощи имеющихся у нас представлений о природе темной энергии и механизме рождения Вселенной.
Эти расхождения заставили космологов задуматься о двух возможных путях объяснения этой аномалии. С одной стороны, вполне возможно, что замеры «Планка» или Рисса и его коллег являются ошибочными или неполными. С другой — вполне допустимо и то, что в ранней Вселенной могла существовать и третья «темная» субстанция, отличная от темной материи и энергии, а также то, что последние могут быть нестабильными и постепенно распадаться.
Кента Хотокезака (Kenta Hotokezaka) из  (США) и его коллеги сделали эту проблему еще более острой и неоднозначной, осуществив первые относительно точные замеры скорости расширения Вселенной, используя гравитационную обсерваторию LIGO и ряд «обычных» оптических телескопов.
Первые замеры такого рода, как отмечает астрофизик, ученые провели еще в конце 2017 года, когда LIGO зафиксировал всплеск, порожденный слиянием двух нейтронных звезд, а сотни наземных и космических телескопов смогли локализовать его источник в галактике NGC 4993 в созвездии Гидры.
Первые замеры LIGO были близки к данным, полученных командой Рисса, что многие ученые посчитали еще одним свидетельством того, что скорость расширения Вселенной могла заметно измениться. Хотокезака и его коллеги выяснили, что это не обязательно так, проследив не только за гравитационными волнами, но и за вспышкой света и выбросом материи, порожденные этим катаклизмом.
В этих наблюдениях ученым помогло то, что этот поток раскаленной плазмы, джет на языке физиков, был направлен не прямо на Землю, а несколько в сторону от нее. Благодаря этому наблюдателям на нашей планете кажется, что он движется примерно в четыре раза быстрее скорости света, «нарушая» теорию относительности, подобно солнечному зайчику или тени.
Это свойство выбросов, вкупе с замерами «толщины» джета у его начальной точки, позволяют очень точно определить то, в какую сторон он был направлен по отношению к Земле и измерить скорость его движения. Все эти данные, в свою очередь, позволяют уточнить расстояние до источника гравитационных волн и точнее вычислить то, насколько сильно они «растянулись» за время путешествия от галактики NGC 4993 к Земле.
Подобные уточнения, как отмечает Хотокезака, принесли большую неожиданность — значение постоянной Хаббла стало ближе не к замерам Рисса и его коллег, а к результатам «Планка» и других телескопов, наблюдавших за микроволновым эхо Большого Взрыва.
С одной стороны, это действительно может говорить о том, что нобелевский лауреат и его коллеги ошибаются, а с другой — точность «гравитационных» замеров по-прежнему остается заметно ниже — он составляет около 7%, чем и у тех, и у других участников этого вселенского спора (меньше 2%). Текущие результаты, подчеркивает ученый, соответствуют и той, и другой теории, однако ситуация изменится уже в самом скором времени.
По текущим оценкам научных команд LIGO и его итальянского «кузена» ViRGO, обе гравитационных обсерватории должны находить около десяти подобных событий в год. Соответственно, в ближайшие 2-3 года можно надеяться на то, что наблюдения за слияниями нейтронных звезд помогут нам однозначно выяснить, существует ли «новая физика» в расширении Вселенной или нет, заключают авторы статьи.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео