В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Байкал без ядовитого привкуса. Как дайвер из Иркутска спасает ценных обитателей озера

Больше всего сетей, говорит Александр, вдоль берегов, у которых расположены поселения. "На 15 20 км в каждую сторону от населенного пункта все в сетях", — констатирует Красовский.

Байкал без ядовитого привкуса. Как дайвер из Иркутска спасает ценных обитателей озера
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Затонувшие неводы вредят не только его обитателям, процессы гниения портят воду. Во время погружений ее токсично-ядовитый привкус чувствуется даже через загубник, говорит дайвер.

"Если сеть легла и обросла, под ней образуется зона замора — то есть под сетью происходят катастрофические изменения. А если говорить об омуле, его основной пищей ранее являлась байкальская желтокрылка, коей в Байкале было немерено. Сейчас желтокрылки стало значительно меньше. Получается, что сети способствуют тому, что омуль лишается своей привычной пищи. Соответственно, численность его популяции сокращается", — рассказывает Красовский.

При этом там, где устанавливают контроль за рыбаками, ловят и штрафуют браконьеров, картина все-таки меняется в лучшую сторону.

"Когда взяли под контроль пролив Малое Море, то ситуация там изменилась. А ведь еще в 2016 году за одно погружение на мысе Кобылья Голова поднимали около 400 кг сетей. В прошлом году нашли лишь одну старую сеть, которую проглядели раньше. Чисто. Там просто почти перестали рыбачить из-за контроля. Однако осталось много мест, где за одно погружение можно поднимать сети сотнями килограммов", — говорит Александр.

Полезное увлечение

Красовский пришел в дайвинг в 2005 году. Началось все с археологической экспедиции, в которую его пригласил иркутский ученый-археолог Герман Медведев, ныне уже ушедший из жизни. Он предложил понырять в районе Тальцинского залива Иркутского водохранилища, чтобы поискать фундамент и какие-либо следы Тальцинского стекольного завода, который попал в зону затопления при строительстве Иркутской ГЭС.

Потом дайвер неоднократно присоединялся к научным экспедициям Лимнологического института на Байкале, в ходе которых в том числе доставали из воды брошенные сети. Было в его практике и много самостоятельных погружений.

Так постепенно набрался опыта, обрел друзей в дайверской и научной среде, природоохранных структурах и уже сам стал собирать команды и снаряжать экспедиции для очистки Байкала. В 2017 году зарегистрировал Иркутскую региональную экологическую общественную организацию "Глубина ответственности", чтобы придать своей работе официальность..

Экспедиция-2021

В прошлом году Александр сумел организовать большую экспедицию "Байкал без сетей", в ходе которой из воды достали и отдали на утилизацию почти тонну сетей. Соорганизатором согласился стать Фонд озера Байкал.

Благодаря знакомствам с учеными дайвер нашел и пригласил в экспедицию Филиппа Сапожникова — кандидата биологических наук, старшего научного сотрудника Института океанологии им. П.П. Ширшова. В экспедиции также участвовали представители , природоохранной прокуратуры, Прибайкальского нацпарка.

Катера Александр арендовал у судовладельцев. Принять сети на утилизацию согласился региональный оператор по обращению с отходами, который обслуживает юг .

Маршрут этой экспедиции в основном пролегал по западному побережью Байкала, но частично был затронут и берег восточный. Несколько погружений участники совершили в районе . Там картина, которая открылась им под водой, шокировала.

"Представляете, сколько времени занимает погружение? Это спуск, подъем, какое-то время под водой нужно находиться. Так вот в Северобайкальске буквально в паре километров от границ города на обнаружение и подъем двух сетей ушло 17 минут вместе со спуском и подъемом. То есть их искать не приходится. Второй подъем, по-моему, 19 минут занял, и еще один полный 80-литровый тазик сетей", — вспоминает Александр.

Экспедиция была разбита на пять этапов, четыре из которых состояли из погружений для подъема сетей, один посвятили отбору проб. Две поездки пришлось завершить досрочно из-за непогоды.

Планы на будущее

Сейчас Красовский готовится к новым экспедициям, которые состоятся в 2022 году. Большинство участников уже определены. "К счастью, за годы работы я нашел таких же сумасшедших, как я, которые готовы из огня да в полымя", — смеется иркутянин. В частности, согласился вновь приехать Филипп Сапожников, приглашена специалист по микропластику, сотрудник Олеся Ильина. Прилетят дайверы из .

Но в новую экспедицию по Байкалу Александр планирует отправиться не на катере, а хочет построить разборное судно, которое можно перевозить в грузовике.

"Мы просто закажем большой плот. Мы люди не избалованные комфортом. Я пообещал Филиппу отдельный стол для микроскопии, он сказал, что его все устраивает. Сейчас техническое оснащение экспедиции даже в условиях плота позволяет быть с электричеством, с нормальной горячей пищей, с теплой ночевкой. Плот, оборудованный даже каким-то минимальным набором лабораторных инструментов и оборудования, обойдется дешевле, чем две недели фрахта катера", — объясняет дайвер.

В будущем же Красовский хочет обзавестись собственным научно-исследовательским катером, чтобы иметь свободу действий и проводить самостоятельные независимые исследования. Чтобы не нанимать дайверов, он хочет организовать подготовку дайверов-добровольцев, которые будут участвовать в экспедициях в качестве волонтеров. В их подготовке готова помочь школа технодайвинга в Санкт-Петербурге, с которой у Красовского давно сложились дружеские отношения.

Когда будет своя техническая база и рабочие руки, можно будет уходить в экспедиции на всю навигацию и чистить Байкал буквально метр за метром.

Ученых в свои экспедиции Красовский намерен привлекать постоянно и даже договорился, что некоторые из них вступят в его общественную организацию. Во-первых, наука нужна для того, чтобы работу организовывать правильно и не навредить Байкалу еще больше.

"Нельзя просто поднимать сети. В них запутываются губки, водоросли, гаммарусы. Мы стараемся все это из сетей освобождать. Этот процесс трудоемкий, но правильный. Ножницы, стропорез, каждую губку вырезаем, гаммарусов стараемся вытряхивать еще под водой", — объясняет дайвер.

Во-вторых, Красовский хочет дать ученым возможность свободно проводить исследования на Байкале, ведь сейчас многие из них не могут отправиться в экспедицию на озеро когда угодно. Они зависят от графиков проведения исследований своих институтов.

"Мы же хотим спустить на воду научно-исследовательское судно, оснащенное пусть не по последнему слову, а скромно, но тем не менее имеющее на борту гидрофизическую, гидробиологическую лаборатории, чтобы исследователи могли комфортно работать. То есть мы ныряем, чистим Байкал и одновременно с этим обеспечиваем образцами специалистов, которые проводят лабораторные исследования, готовят пробы для последующего анализа", — говорит Александр.

А еще вместе с Филиппом Сапожниковым он планирует экспедиции по изучению состояния небольших озер, которые есть в России, но уже не по поводу сетей, а для изучения экологической ситуации в целом.

"Такие водоемы тоже важны, по ним также нужно отслеживать динамику развития ситуации — либо эволюции, либо деградации с точки зрения экологии. Будем с местными учеными взаимодействовать и создавать базы по небольшим водоемам", — говорит Александр.

С этими целями в 2022 году энтузиасты собираются посетить Тофаларию — труднодоступный горный район в Иркутской области — и Тунгусский заповедник в .

Квоты на ловлю сетью

Рассуждая о том, что еще нужно сделать для спасения Байкала от сетей, Красовский говорит о необходимости ввести жесткий контроль за оборотом неводов. И сделать это необходимо во всей стране, ведь проблема существует не только на Байкале. Дайвер считает, что у человека не должно быть возможности пойти на рынок и свободно купить сеть. Ловля рыбы сетью — это уже промысел, а не любительская рыбалка, говорит он, и два эти понятия должны быть четко разделены.

"Если человек идет на промысел, он должен получить квоту, лицензию на вылов. За своей сетью, на которой стоит бирка и за которую он отвечает, он будет следить. Он за эту сеть должен отчитываться, а потеряет — большой штраф. Можно сказать, что тогда люди вернутся к плетению сетей. Но когда человек месяц-два плетет вечерами эту сеть, он ее не захочет в воде бросать", — считает иркутянин.

Светлана Латынина