В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Вырождение отменяется: как нас убеждают в деградации человечества

Оказавшись в 2020 г. в центре , Лондона или , трудно не отметить, что человечество сегодня на пике формы. Запахи ресторанов, гудки автомобилей, феерическое великолепие домов. Люди, хоть и носят маски, изящно и удобно одеты, почти у каждого есть безопасные гнезда и средства на приобретение еды. Они, как боги, могут позвонить по телефону на другой континент одним нажатием клавиши. Вместе с тем ученые наперебой уверяют нас, будто на фоне прогресса мы разучились думать и действовать, а каждое поколение глупее предыдущего. Самое печальное, что миллионы людей готовы в это поверить.
Вырождение отменяется: как нас убеждают в деградации человечества
Фото: НДН.ИнфоНДН.Инфо
Лучший из миров
Статистика подтверждает: как вид мы достигли немыслимых высот. Средняя продолжительность жизни в развитых странах — под 80 лет. При родах умирает менее 1% младенцев. Треть взрослых людей в или Франции после школы обучались в университетах не менее четырех лет! Хотя 200 лет назад пропорция была обратной: трети младенцев так и не суждено было встать на ноги, а высшее образование получало менее 1% населения. Обычный современный европеец способен совершать действия, которые показались бы наполеоновскому солдату непосильно сложными: заполнить тест ЕГЭ, воспользоваться каршерингом, подобрать диету при повышенном холестерине.
Но попробуйте загуглить «вырождение человечества» и «человечество умнеет». Вам придется по сусекам собирать в медийном поле горстку интеллектуальных бойцов, оптимистично настроенных относительно перспектив рода. Экспертов, уверяющих, что наши правнуки будут чуть ли не имбецилами, больше в десятки раз.
Главную причину нашего вырождения видят в искусственном интеллекте и в институтах, которые мотивируют нас лоботрясничать. Универмаг Neiman Marcus использует ИИ, чтобы вы могли не париться, а сфотографировать понравившийся вам предмет, — и специальное приложение ищет похожие или такие же вещи в каталоге универмага. В магазине Sephora женщина может выбрать косметику, не нанося ее на свое лицо и даже не используя воображение. Программа Color IQ сканирует лицо покупателя и дает частные рекомендации для оттенков тонального крема и помады. В магазинах Uniqlo пошли еще дальше, создав стойки UMood, которые показывают покупателям разные продукты и оценивают их реакцию на цвет и стиль при помощи нейропередатчиков. Посетителю не нужно даже нажимать на кнопки, сеть реагирует на сигналы его мозга.
От такой заботы людям не всегда только польза. Например, двое мужчин едут в автомобиле и обсуждают свою разнообразную личную жизнь, думая, что их никто не слышит. Но смартфон с голосовым набором, услышав слово «жена», уже звонит по соответствующему номеру из списка контактов. И супруга одного из собеседников, получив входящий звонок, слушает, о чем говорят мужчины этак в течение часа. И происходит катастрофическое «палево» сразу по всем эпизодам за 20 лет брака. Обладатель седых волос в жизни не сообразит, что «умные» напольные весы отправляют хозяйке СМС с результатом каждого взвешивания. И, находясь в дальней командировке, она в час ночи получит сообщение: «56 кг». Хотя ее оставшийся дома супруг весит вдвое больше.
А теперь серьезно: каждый седьмой гражданин России 35-44 лет живет с родителями. Даже если бы нашлись деньги на собственное жилье, с родаками все равно остались бы 17% переростков. Хотя в 2003 г. таковых было лишь 13%. Похожая ситуация наблюдается и в странах Европы, и в . В с родителями живут 67% молодых людей от 18 до 29 лет, в — 60%. Полмиллиона взрослых британцев материально зависят от родителей, которые снимают им квартиру, например. Это, конечно, не признак деградации, но звоночек: люди не могут самостоятельно выжить даже в самом комфортном из миров.
Накануне вручения Нобелевских премий самым умным людям планеты датский психолог из Орхусского университета Хельмут Нюборг призвал во имя будущих поколений отказаться от политкорректного подхода к проблемам человеческой селекции. От 10 до 20% населения , по его словам, принадлежат к интеллектуальному днищу общества: около половины плохо читают, а каждый третий затруднится, если в абзаце содержится более двух объяснений. Треть обследованных юношей могут остаться бесплодными из-за низкого качества спермы.
В результате целенаправленного подтягивания отстающих уровень школьного обучения снижается: сегодняшним 15-летним школьникам не по силам задачи, с которыми справлялись их сверстники сто лет назад. По мнению Нюборга, нужно уменьшить нагрузку на умных женщин, а глупым платить за то, чтобы они не имели детей. Это совершенно необходимая мера для того, чтобы снизить число дегенератов.
Стэнфордский профессор Джералд Крэбтри доказывает, что человеческий интеллект достиг пика своего развития несколько тысяч лет назад, и с тех пор наши умственные и эмоциональные способности медленно деградируют. А у каждого следующего поколения возникает от 25 до 65 новых мутаций ДНК. Профессор Крэбтри пишет: «Держу пари, что, если бы обычный житель Афин, живший в 1000 году до нашей эры, внезапно оказался среди нас, он или она был бы самым умным и интеллектуально состоятельным из наших коллег и друзей — он обладал бы хорошей памятью, массой свежих идей и ясным представлением о сути важных вещей».
Следите за руками
Но проверить подобные утверждения невозможно. Из древнегреческой философии до нас дошли в подлинниках лишь сочинения Платона и Аристотеля. Как мыслили Гераклит, Эпикур, Зенон и прочие мудрецы, мы знаем только из пересказов. А оценивать средний интеллектуальный уровень древних афинян на основе такого материала никак нельзя.
Великий рассказчик Мишель де Монтень в XVI веке пытался суммировать античную мудрость. Но из его «Опытов» никак не следует, что греки обладали особой ясностью мышления: «Опираясь на соображения разума, Кратет и Дикеарх учили, что души вообще не существует и что тело приводится в движение естественным движением, Платон — что душа есть самодвижущаяся субстанция, Фалес — что она представляет собой естество, лишенное покоя, Асклепиад — что она есть упражнение чувств, Гесиод и Анаксимандр — что она есть вещество, состоящее из земли и воды, Парменид — что она состоит из земли и огня, Эмпедокл — что она из крови». Не было у древних согласия и по вопросу о местопребывании души. Гиппократ и Герофил помещают ее в желудочке мозга, Демокрит и Аристотель — во всем теле. Если верить Эпикуру, душа квартирует в желудке. Хотя стоики помещали ее в сердце и вокруг него, а Эрасистрат — в черепной коробке. И это умнейшие люди эпохи! Разве похоже, что простые обыватели обладали исчерпывающими знаниями о «сути важных вещей»? Разве научное мышление не основано на опыте, а не на том, что, кажется, душа в локтевом сгибе?
Один из главных аргументов за вырождение заключается в нашем якобы постоянно понижающемся IQ. Но публикация таблиц с данными IQ по странам и эпохам вызывает оторопь. Если Вильгельм Штерн ввел понятие «коэффициента интеллекта» в 1912 г., то каким образом современные ученые смогли оценить способности англичанина Викторианской эпохи?
Для этого им пришлось накачать искусственный интеллект некими материалами XIX века, чтобы машина «подстроилась» под уровень викторианца (то ли лесника из Шервудского леса, то ли герцога Бекингемского) и прошла тест Айзенка. И точно так же «протестировали» древнего египтянина или араба из халифата Аббасидов. Но разве полученные итоги можно считать сколько-нибудь корректными? Разве наука — это не факты, факты и только факты?
Создается впечатление, что многие исследователи просто подгоняют данные под нужные им результаты. А ситуация к этому располагает — в моде исследования на основе ИИ и «больших данных». Например, решили показать, что плохая экология влияет на мозг еще в материнской утробе. IQ детей 4-6 лет, рожденных в самых загрязненных регионах США, оказался на два балла ниже, чем у их сверстников в городах с лучшей экологией. Ученые Ланкастерского университета опросили 18 тыс. юных британцев, чтобы прийти к похожим выводам: дети с умственной отсталостью чаще проживают в местах с загрязненным воздухом. О чем это говорит? О связи экологии и интеллекта? О необходимости поддерживать «климатическое лобби»? Или все-таки о том, что обеспеченные семьи, способные дать своим детям лучшее раннее развитие, селятся, как ни странно, подальше от мусоросжигательных заводов?
Недорого стоят исследования, доказывающие, будто парниковые газы ухудшают нашу память, умение концентрироваться и принимать решения. Равно как о том, что красное мясо, молочные продукты, табак и алкоголь даже в весьма умеренных дозах превратят вас в деграданта. Расскажите это Хемингуэю, Синатре или . Расскажите это советским военным инструкторам, которые во времена войны во учили вьетконговцев летать на «МиГах». Они вспомнят, что в первые недели и месяцы будущего летчика просто откармливали (тем же красным мясом, творогом и вином), чтобы обменные процессы дали мозгу хоть какое-то «топливо» для усвоения не самых простых знаний.
Если верить целому ряду исследований, с 1970-х годов мы глупеем особенно выраженно. Бернт Братсберг и Оле Рожеберг из норвежского Центра экономических исследований Ragnar Frisch не поленились проанализировать результаты тестов IQ более 700 тыс. человек, чтобы сделать этот фундаментальный вывод. Но если залезть в их исследование хотя бы по колено, то выяснится, что у рожденных в 1976 г. средний коэффициент интеллекта составлял 99,5 балла, а у появившихся на свет в 1989-м — 99,4 балла. Впечатляющая картина деградации человечества, не выходящая, как мы видим, за рамки статистической погрешности.
Но даже если разница составляла бы 10-15 баллов, говорить всерьез о вырождении все равно не было бы оснований. Результат зависит от специфики городов (он может быть, например, университетским или шахтерским), в которых проводилось исследование, от «качества» участвующих в эксперименте добровольцев. Например, граждане одного года рождения могли окончить среднюю школу в Осло, а могли отучиться три класса в или . Разве это не влияет на их способность решать геометрические головоломки из теста?
Мужей науки тоже можно понять. Если бы норвежские ученые, проделав титаническую работу с чуть ли не миллионом тестов IQ, прямо сказали бы, что их соотечественники принципиально не изменились за последние полвека, получили бы они желаемую обратную связь? Вырос бы у них рейтинг цитируемости? Приглашали бы их экспертами на телевидение, выстраивались бы к ним в очереди на интервью? Новостные агентства вообще посчитали бы нейтральный результат их работы заслуживающим упоминания? Как скоро им предложили бы грант на новое исследование?
Вырождение — это глобальная угроза основной нашей ценности — потомству. Это тема, которая интересует всех, но без алармистского элемента она мертва. Нельзя снискать внимание в медийном поле, заявляя, что через пять лет человечество не будет голодать. Это и так понятно. Другое дело, если умный ученый высчитал, что через пять лет мы голодать все-таки будем.
Научные игры
Еще полвека назад считалось, что в естественных науках почти нет возможности подвести базис под настройку. Два плюс два, как ни крути, — четыре. Ускорение свободного падения всегда стабильно, а квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Однако даже биология и физиология все реже выглядят священной скрижалью, с которой мы могли бы сверяться для разрешения интеллектуального спора. В этом есть свои плюсы — иначе как бы знание развивалось. Но многообразие дошло до абсурда: вокруг нас кружат тысячи специалистов, у каждого из которых скрижаль с собственноручно написанным текстом.
Практикующих психологов в развитых странах сегодня больше, чем полицейских, но они могут совсем не сходиться во взглядах на то, как устроен человек и как ему нужно помогать. Основатель психоанализа годами колдовал над детскими переживаниями пациентов, а для отца бихевиоризма Фредерика Берреса Скиннера они не имели ни малейшего значения. Условный рефлекс, динамический стереотип и доминанта — вроде бы бесспорная классика для знатоков работы мозга, но упражнения на их основе предлагаются взаимоисключающие. Или очередной гений провел некие опыты с крысами и объявил на всю планету, что у нас нет ни личности, ни свободы воли. У людей, а не у крыс.
Согласно прогнозу , в 2030 г. в мире станет вдвое больше слабоумных. Разве это не доказательство вырождения? Если разобраться, то нет, не доказательство. Во-первых, в развитых странах увеличилась продолжительность жизни, а чем больше стариков — тем больше болезни Альцгеймера. Во-вторых, деменцию стали чаще регистрировать. Раньше в психиатрических больницах говорили, что не занимаются «обычным» старческим маразмом. А сейчас эта напасть входит во многие медицинские страховки, и заниматься ею приходится чаще.
Или вот такая заява: в 2000 г. среднемировой показатель IQ составил 90,31 балла, а к 2050 г. он совершенно точно упадет до 86,67 балла. Если двигаться такими темпами, через полтора столетия взрослый человек будет иметь интеллект 9 летнего ребенка. Но если вы выпили за текущую неделю на две чашки кофе больше, чем за предыдущую, это же не значит, что эта тенденция сохранится теперь навсегда. И через год вы будете пить на 104 чашки кофе больше. Наблюдение ученых в данном случае вообще ничего не значит.
Но вот группа британских корифеев науки во главе с доктором Майклом Вудли проанализировали скорость реакции современных людей и тех, что жили в Викторианскую эпоху. При помощи очередной хитрой экстраполяции высчитали, что у мужчин в 1889 г. она составляла 183 миллисекунды, тогда как к 2000 г. данный показатель упал до 253 миллисекунд. По мнению исследователей, это означает, что люди становятся все менее сообразительными, лишенными творческих способностей. «Вероятнее всего, снижение интеллекта приведет обратно к тем показателям, с которых во время естественного отбора начинали древние люди», — пророчит добрый доктор Вудли.
Чтобы окончательно сбить людей с толку, в пику пессимистам прорывается голос доктора — американского психолога, который в 1984 г. вычислил, что с 1932 по 1978 год в США средний показатель IQ увеличился почти на 14 пунктов. Он выдвинул гипотезу, что на самом деле человечество умнеет с каждым поколением, и нашел так много подтверждений в разных странах, что этот статистический феномен нарекли «эффектом Флинна». Однако куда более многочисленные оппоненты искусно нейтрализовали выскочку, частично признав его выводы как некую аномалию: мол, был всплеск «поумнения» несколько десятилетий назад, а сегодня мы опять вырождаемся. Генетик , профессор Университетского колледжа Лондона, говорит: «Я с таким же успехом могу утверждать, что в результате мутаций снизилась агрессивность человека, уменьшилась депрессия или длина члена. Но вряд ли какой журнал это опубликует. Почему же публикуют байки о вырождении?» Колледж, где работает Джонс, с 1950 г. изучал показатели IQ по всему миру, и в 2015 г. подвел итоги: наблюдается рост интеллекта на 20 пунктов — в основном за счет развивающихся азиатских стран.
Апокалипсис подождет
Еще в 1857 г. французский психиатр Бенедикт-Огюстен Морель предложил теорию, согласно которой различные патологии усиливаются от отца к сыну, что ведет к вырождению как отдельных семей, так и всего общества.
Морель полагал, что это произойдет в течение четырех поколений: сначала неврозы и алкоголизм, потом социальная несостоятельность вплоть до кретинизма. С тех пор минуло с десяток поколений. Его взгляды развивал знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо, полагавший, что склонность к преступным деяниям у нас врожденная, а будущего бандита можно угадать, измеряя штангенциркулем его челюсть и ушные раковины. И будто есть связь между эпилепсией и склонностью нарушать закон. Впоследствии этот бред был исчерпывающе опровергнут, но идея о нашей постепенной деградации глубоко «ушла в народ». Но чем более сложный и комфортный мир создавало человечество, тем больше ученых-алармистов утверждало, будто оно вот-вот начнет пускать слюни.
Вера в разум
Впрочем, речь у нас совсем не о том, кто прав: тупоконечники или остроконечники. Для понимания нашего мира важно знать, насколько легко стало ввести факты в научный оборот. Насколько падки стали научные журналы на громкие заявления, которые трудно проверить. Насколько корпоративная солидарность делает ученых толерантными к шулерским приемам коллег. И как они этим усиливают информационную кашу в головах землян.
Человек и так чувствует себя растерянно на фоне бодрого вхождения в нашу жизнь искусственного интеллекта. Количество знаний, известных человечеству, удваивается каждые 20 лет. Мы не успеваем во всем глубоко разбираться — хорошо, если удалось «войти в курс» основных трендов. Десять раз за год увидел сообщения, что человечество вырождается? Ну значит, так оно есть. Это же ученые говорят — а доверие к науке пока еще высоко.
Душа просит краткого и ясного объяснения, нам не нравится, когда появляются полутона. Например, Джеймс Флинн отмечал, что сегодня человечество больше знает благодаря развитому образованию и умным книжкам, но размышляет поверхностно и легко поддается манипуляции. То есть показатель интеллекта растет, но умнее мы не становимся.
Само понятие интеллекта все меньше устраивает серьезных исследователей, не говоря уже о тесте IQ, созданном в начале прошлого века. У футболиста выдающийся игровой интеллект, позволяющий в долю секунды анализировать, куда двинется каждый из двух десятков игроков и куда полетит мяч, но вряд ли он сможет доказать теорему Виета. Блестящий математик может быть совершенно лишен способности понимать чувства окружающих его людей. Он может иметь пяток патентов на изобретения в IT-сфере, но не суметь разжечь в лесу костер без топора, газеты, бензина и спичек. Можно ли сказать, что он вырожденец? Нет, он просто привык покупать в магазине готовые угли с жидкостью для розжига. Аналогично прогресс отучил нас стрелять из лука.
О том, что история про вырождение человечества несколько притянута за уши, можно судить по ее гендерному аспекту. В телевизионных студиях никогда не услышишь, что деградируют женщины, — иначе поднимется страшный скандал. Зато вырождение мужчин — ходовая тема.
Австралийский антрополог Питер Макалистер пишет в книге «Мантропология: наука о неадекватности современного самца»: «Если вы читаете эти строки, значит, вы или парень, для которого вы ее купили, — худший мужчина в истории. Никаких «если». Никаких «но». Худший, и точка». Публицист в ответ удивляется: «Худший? В каком смысле? Менее чуткий? Менее умный? Менее способный заполнить форму на возврат НДС или довести женщину до вагинального оргазма? Нет, Макалистер имеет в виду, что мы — слабейшие из мужчин. Слабейшие духовно? Морально? Нет, он хочет сказать, что мы слабы физически. Старые добрые неандертальцы были выносливее, быстрее, сильнее, чем современный джентльмен — стерилизованный, пониженной жирности. Физический упадок мужчин — главная мысль книги Макалистера». Но почему тогда в спортивных клубах по вечерам — аншлаг. А редкий мировой рекорд в спорте держится хотя бы пару лет? И разве неандерталец поможет ребенку выучить физику, продаст семнадцать вагонов щебня, съездит в гипермаркет за продуктами и договорится с нужными людьми о ремонте дачи?
Макалистер изучил окаменевшие отпечатки ног австралийского аборигена, жившего 20 тыс. лет назад, и каким-то чудом пришел к выводу: тот бегал за кенгуру почти так же быстро, как Усэйн Болт на Олимпиаде в Лондоне. А судить о мужчинах по их способности схватить за попу кенгуру очень любят газетные колумнистки женского пола от 40 до 60 лет, не испытавшие счастья в любви. «Бедные, жалкие существа, эти современные мужчины, — пишет Лиз Джонс на страницах Mail on Sunday. — Какие слабаки. Какие пустышки». Любой западный колумнист, который с таким же омерзением напишет о женщинах, будет тотчас обвинен в сексизме и потеряет работу.
В детских домах России 2000-х томилось больше всех в мире социальных сирот на душу населения. Но сдавали их туда не алкоголики и наркоманы 1990-х. Рекордная статистика оформилась еще в 1980-е, когда социальная помощь матерям была вполне достойной, а кичащиеся своей порядочностью строители социализма люто осуждали длинноволосых неформалов. Неформалы выросли — и забрали в свои семьи полмиллиона сирот, хотя от социалки остались одни руины. На любой процесс надо посмотреть под разными углами, а не пускать в свой мозг разный хлам без проверки.
«Аргументы Недели» /