В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Интриги Кремля: Мишустин своими реформами укрепляет позиции за счет Чубайса

Реформа институтов развития, начатая премьер-министром , обретает все более конкретные очертания. А вместе с тем рождает и новые интриги. Непосредственно ответственным за реформу назначен руководитель аппарата правительства, вице-премьер Дмитрий Григоренко.

Интриги Кремля: Мишустин своими реформами укрепляет позиции за счет Чубайса
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

Он возглавит межведомственную рабочую группу, которая обязана выработать, рассмотреть и утвердить «дорожные карты» для каждого из институтов развития. Стоит напомнить, что из 40 существующих институтов в России будут ликвидированы как минимум 8. В частности, будут ликвидированы Фонд развития моногородов, Фонд развития Дальнего Востока и Арктики», а также АО «Особые экономические зоны».

Под прямое управление «» передадут «Корпорацию МСП», Российский экспортный центр (РЭУ), Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР), и четыре фонда («Сколково», , Фонд инфраструктурных и образовательных программ и ).

Также в более крупные структуры могут быть объединены «» (ГТЛК), . Грядущая реформа не затронет лишь считанные организации: , , , а также , и , , «Российский экологический оператор», «ДОМ.РФ» и две корпорации развития — Дальнего Востока и Северного Кавказа.

А вот что конкретно делать с каждым институтом, рабочая группа Григоренко обязана решить до 25 декабря. Подчиняться Григоренко в этом вопросе будут сотрудники аппарата правительства и трех федеральных ведомств — , и .

Григоренко уже сделал несколько заявлений. «Мы проанализировали деятельность институтов развития, в том числе основываясь на данных аудита . Анализ показал, что их работа на сегодняшний день слабо увязана с национальными целями развития государства», — говорит вице-премьер. Открыл, можно сказать, секрет Полишинеля.

Для реформируемых институтов развития, пообещал чиновник, введут KPI — коэффициенты оценки эффективности. Опять-таки удивительно, что их не сущестсовало прежде.

Также предстоит уменьшение численности сотрудников (Григоренко привел в пример группу «ВЭБ», в которой число работников за два года сократилось в четыре раза). Для увольняемых топ-менеджеров, заявляет Григоренко, не будет никаких «золотых парашютов».

Правда, слабо верится, что фигуры калибра («Роснано») или («Сколково») могут обойтись без «золотых парашютов». Да и, вероятнее всего, после их увольнения федеральные власти постараются подыскать для них новые места. Ведь именно так и устроена политическая элита в стране: незаменимых людей нет, а выпасть из обоймы крайне сложно. Разве только с уголовным делом, как было, например, с советником президента «Сколково», депутатом или членом совета директоров «Роснано» Леонидом Меламедом.

Руководитель Центра развития региональной политики в беседе со «Свободной прессой» заявил, что реформа институтов развития — это в первую очередь усиление роли правительства.

— Давайте вообще посмотрим, а что такое эти институты развития? Речь ведь не о каких-то политических институциях, а лишь о форме финансового управления проектами.

Бюджет отдаёт деньги в условное «Роснано» или «Сколково», а те оперируют ими более свободно, чем это возможно именно с бюджетными деньгами. То есть меньше отчётности, можно играть вдолгую и т.д.

То есть сам наш институт развития — это такой лайфхак, как тратить госденьги. Поэтому институт — это кормушка для тех, кому такую возможность дали. Да конечно, они параллельно делают что-то полезное, что-то у них получается или нет.

Но, во-первых, какого-то системного прорыва российской науки мы так и не увидели. Условного «российского айфона» мы так и не изобрели. Во-вторых, там свои понятия эффективности и экономии. В итоге все убытки, которые списываются — это скорее заработок для некоторых.

Теперь, в ходе реформы ВЭБ будет распределителем, а не идеологом. Так что контролировать институты развития будут все же из правительства.