В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Академик Кирпичников: его считают своим в Долгопрудном и Дубне, в МГУ и РАН

В Институте биоорганической химии имени М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова, где академик в дополнение к своим уже упомянутым должностям и заботам возглавляет лабораторию инженерии белка, занимаются этим предметно, в тесном контакте с другими научно-исследовательскими организациями и медицинскими центрами. Минувшим летом сотрудники института совместно с Центральной клинической больницей РАН разработали и показали в действии уникальную тест-систему, которая способна детектировать антитела против вируса SARS-CoV-2 сразу трех классов: IgM, IgG, IgA. На это медицинское изделие было дано регистрационное удостоверение, а недавно оформлен российский патент.
Академик Кирпичников: его считают своим в Долгопрудном и Дубне, в МГУ и РАН
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета
А что касается общих оценок и прогнозов, Михаил Кирпичников еще весной в интервью порталу "Научная Россия" предупредил: "Нельзя исключать второй волны". По его словам, человек восприимчив к семи типам коронавируса. Четыре из них - вирусы, вызывающие обычные респираторные синдромы. Об остальных мы узнали недавно - SARS, MERS и SARS-Cov2.
- Почему первые два вируса не распространились по миру? - обозначил главный вопрос академик Кирпичников и сам же на него ответил. - SARS практически не передавался от человека к человеку. Это инфекция была строго зоонозной. В случае MERS также отмечено небольшое количество переноса от человека к человеку, и в основном это касалось медицинского персонала, который работал с заболевшими. COVID-19, напротив, быстро передается от человека к человеку, что привело к развитию пандемии.
Подменять оценки и прогнозы эпидемиологов своими собственными известный специалист в области белковой инженерии и биотехнологий не стал, а лишь высказал предостережение: "Известно, что коронавирусы имеют некую сезонность. Поэтому не исключено, что начнется вторая волна распространения инфекции". Сегодня мы видим, что академик Кирпичников не ошибся.
Выпускник Московского физико-технического института в (1969), ученик и сподвижник академика А.А. Баева, который по существу заложил в России школу молекулярной биологии и генетической инженерии, сам Михаил Кирпичников известен читателям "Российской газеты" в разном качестве и на разных должностях.
В рубежном для нашей страны 1989 году, после двадцати лет сугубо научной, исследовательской работы в Институте молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта, Михаил Кирпичников оказался на государственной службе. До декабря 1991-го работал в Госкомитете СССР по науке и технике, когда председателем ГКНТ был академик . Потом, уже в российских реалиях, в Министерстве науки, высшей школы и технической политики России. С 1993 по 1998-й - в Аппарате правительства: возглавлял отдел, а потом департамент науки, образования и высоких технологий.
Уже с этим опытом он перешел (или вернулся?) на работу в профильное министерство - науки и технологий. Менялось название ведомства и его охват, сменялись министры (, , , , ), а Михаил Кирпичников в неизменной должности первого зама обеспечивал преемственность и помогал развитию. Именно в эти годы и во многом стараниями Кирпичникова при крайне сложной финансовой ситуации Россия сохранила свои позиции в совете Европейской организации по ядерным исследованиям (CERN) и не дала зачахнуть международным программам Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне.
Но что самое удивительное - даже в эти непростые годы Михаил Кирпичников не терял из виду того, что происходит на его профессиональном пол - в биотехнологиях и биоинженерии. В 2000-м, уже став член-корреспондентом, а потом действительным членом Академии наук, он основал на биофаке и возглавил первую в России кафедру биоинженерии. В 2004-м академик позвал Кирпичникова в свою команду на должность проректора - вести инновационную деятельность университета.
А спустя год, в декабре 2005-го, Михаил Кирпичников принял на себя новые и весьма хлопотные обязанности - стал председателем Высшей аттестационной комиссии (ВАК). Именно в этом публичном качестве он наиболее широко открылся читателям "Российской газеты" и несколько раз был гостем редакции.
Один - и в команде с коллегами, когда решили сделать работу ВАК максимально открытой, а упор в работе диссертационных советов - на делегирование им больших полномочий и репутационную ответственность.
После одной из таких встреч мы даже позволили себе заголовок: "ВАК переезжает на улицу Правды".
Спустя время, признаемся: не все, что было в те годы заявлено, оказалось реализовано. Некоторые намерения и планы все еще остаются намерениями.
Но лед, безусловно, тронулся. И то, что мы сегодня наблюдаем в сфере аттестации научных кадров, заметно отличается от неприглядной картины начала 2000-х.
И с этим, уже от "Российской газеты", мы тоже поздравляем Михаила Петровича Кирпичникова. Уверены, что наше сотрудничество с ним - в том или ином качестве - обязательно продолжится.