Далее:

Химическое оружие на дне Балтики: катастрофа отменяется

Химическое оружие на дне Балтики: катастрофа отменяется
Фото:
ТАЛЛИНН, 12 сен — Sputnik, Алексей Тоом. Отравление Балтики химическим оружием, затопленным в море после Второй мировой войны, крайне маловероятно. Так считают ученые, занятые исследованием последствий захоронения боевых отравляющих веществ.
Глава лаборатории экспериментальных гидрофизических исследований Атлантического отделения Института океанологии РАН, профессор Вадим Пака полагает, что первые результаты лабораторных анализов проб, взятых в выловленной летом в проливе Скагеррак рыбы, могут быть оглашены на предстоящей 13 сентября конференции в польской Гдыне. Шведские ученые, возможно, успеют к этому дню осмыслить результаты экспресс-анализа, выявившего присутствие мышьяка в биологических пробах, и в соответствии с соглашением между партнерами по международному проекту DAIMON передать пробы на полный химический анализ в Финляндию, поскольку анализы такого уровня сложности могут быть проведены в лабораториях лишь нескольких стран Европы.
Мало найти мышьяк, поясняет профессор Пака, надо еще установить, в каких соединениях он присутствует и, таким образом, доказать, что виновником заражения рыбы стало именно химическое оружие времен Второй мировой войны. Если предварительные выводы подтвердятся, предстоит более тщательное исследование, однако, в любом случае, для паники нет никаких оснований.
Балтийскую рыбу есть можно, но с оглядкой
Во время исследования вод и дна моря в районе затопления судов с химическим оружием в проливе Скагеррак летом 2017 года российская экспедиция, в которую были приглашены и шведские ученые, посредством экспресс-анализа обнаружила в печени (что естественно) и мышечной ткани (это странно) выловленной сайды повышенное для этого региона моря содержание мышьяка. Как сказала порталу Sputnik Эстония заведующая лабораторией морской экологии Атлантического отделения Института океанологии РАН Елена Ежова, выводы ученых носили предварительный характер, поскольку окончательный ответ могут дать лишь тщательные лабораторные анализы.
По рассказам эксперта, во время экспедиции моряки ловили рыбу на удочки прямо с борта научно-исследовательского судна «Академика Николая Страхова». Улов оказался замечательный, сайда охотно клевала. Кому-то пришла в голову идея проверить ее на мышьяк. Результаты экспресс-анализа не помешали участникам экспедиции после недолгих колебаний с аппетитом съесть эту самую рыбу во время прощального ужина в честь шведских коллег.
Действительно, в районе работ экспедиции, как и во многих других районах Скагеррака и Балтийского моря, мышьяк в донных отложениях присутствует, поясняют эксперты. Практически везде в больших или меньших количествах, но в концентрации, не опасной, в подавляющем большинстве случаев, для здоровья человека. Однако этот химический элемент имеет неприятное свойство накапливаться в организме при продолжительном потреблении и «срабатывать» именно так, как это описывают авторы детективов.
Опасное наследство Второй мировой войны
В Скагерраке и Балтийском море находится химическое оружие, захваченное в арсеналах побежденной нацистской Германии. Союзники стремились как можно быстрее избавиться от боевых химикатов и самым простым способом решения проблемы сочли затопление его в морях. Оружие из английской и американской зон оккупации — около 150 тысяч тонн — отправилось на дно в проливе Скагеррак прямо вместе с судами. В Балтийском море захоронено оружие из советской зоны оккупации в количестве около 32-35 тысяч тонн.
Зоны сброса химических боеприпасов в Балтийском море
Районы затопления обозначены на морских картах, и все они остаются объектами специального мониторинга. Последнее десятилетие исследования ведутся преимущественно в рамках международной кооперации стран Балтийского региона.
Ученые принимают во внимание, прежде всего, то неприятное обстоятельство, что время и морская вода «съедают» металл затопленных бомб, снарядов и контейнеров с отравляющими веществами. Целостность боеприпасов нарушается, химикаты оказываются в воде. Самые свежие расчеты скорости разгерметизации емкостей выполнили участники международной программ CHEMSEA.
Судя по их выводам, «время Ч» уже наступило, разгерметизация должна была произойти, что подтверждает состояние отдельных единиц химического оружия, эпизодически попадающих в рыбацкие тралы.
Для паники нет особых оснований
В Скагерраке боеприпасы лежат штабелями в трюмах затопленных судов, что исключает его попадание в рыбацкие сети, но создает особую проблему — не исключено единовременное разрушение боеприпасов в нижних слоях штабелей, оседающих под собственным весом по мере потери прочности из-за коррозии.
Пессимистические прогнозы не исключают опасный залповый выброс боевых отравляющих веществ, говорит профессор Пака, но, если вспомнить, что выброс происходит в трюмах затопленных судов и что сами химикаты имеют более высокую, чем вода, плотность и малую растворимость, то можно говорить только о возможном увеличении площади контакта отравляющих веществ с водной средой в сравнительно небольших пределах. Катастрофой это не грозит, но повышается концентрации ОВ в донных отложениях вблизи источников, соответственно, возрастает вероятность попадания токсинов в ткани представителей флоры и фауны.
Как считает профессор Пака, после долгих, хотя еще далеких от завершения исследований можно с уверенность говорить о том, что страхи относительно возможных массовых отравлений жителей стран Балтийского региона боевыми ОВ и продуктами их разложения оказались сильно преувеличенными.
Однако, хотя для паники нет оснований, нельзя терять «ощущение серьезности опасности». «Исследования напоминают поиск черной кошки в темной комнате», — считает эксперт. — Пока не установлено, движутся ли ОВ по пищевым цепям обитателей моря и доходят ли этим путем до человека, как они могут повлиять на экосистему Балтики".
По словам Пака, исследования необходимо расширять, нужна идентификация всех обнаруженных на дне объектов, которые могут оказаться источниками химической угрозы, необходимо провести комплексную оценку потенциальной опасности захоронений.
Справка:
Совместным решением союзников, победивших во Второй мировой войне, обнаруженное на территории Германии химическое оружие в общем объеме почти 300 тысяч тонн было захоронено в нескольких регионах Мирового океана, включая Балтийское море. Среди боеприпасов немецкого производства имелось также и химическое оружие, захваченное немцами на территории Польши, Франции, Советского Союза и других оккупированных стран.
По данным, собранным комиссией по защите морской среды Балтийского моря (Хельсинкской комиссией) HELCOM (BSEP 64B, BSEP 142), на дне Балтики до сих пор находится около 50 тысяч тонн боеприпасов. Из этого количества примерно 15% веса приходится на отравляющие вещества. Около 2 тысяч тонн вооружений затоплено в южной части Готландской впадины на широте Лиепаи, основное количество — около 32 тыс.т — в Борнхолмской впадине, в 30 км к востоку от острова Борнхольм.
Все последующие после войны десятилетия рыбаки разных прибрежных стран периодически вылавливали как целые химические боеприпасы, так и сгустки вязких или твердых ОВ и пустые оболочки. Отмечены случаи тяжелых отравлений рыбаков, работавших с тралами и уловами, но, насколько известно, погибших от употребления в пищу выловленной на Балтике рыбы не было.
Известно, что отравляющие вещества, оказавшиеся в морской воды, подвергаются окислению и гидролизу, причем темп химических реакций для разных ОВ различается в широких пределах. Газообразные вещества, например, Фосген, Табун, обладают высокой растворимостью и малой химической стойкостью; они действуют убийственно, но в течение относительно короткого времени, т.е. локально.
Совершенно иначе действуют вязкие и твердые ОВ — мышьякосодержащие соединения и иприт (горчичный газ), преобладающие в общей массе затопленного оружия. В море они присутствуют не только внутри полуразрушенных оболочек боеприпасов, но и в форме сгустков различных размеров, находящихся вблизи своих источников, а также рассредоточены в виде загрязнений частиц ила, легко взмучиваемых и легко разносимых морскими течениями на большие расстояния от мест затопления. Их следует рассматривать как постоянно действующую угрозу, смертельно опасную при прямом контакте (угроза для рыбаков), и опасную по отдаленному, пока плохо изученному воздействию на различные компоненты экосистемы, включая мутагенность и канцерогенность.
Оставить комментарий