Ещё
Стрельба в колледже: появились подробности трагедии
Стрельба в колледже: появились подробности трагедии
Криминал
Пугачевой посоветовали больше не выходить на сцену
Пугачевой посоветовали больше не выходить на сцену
Шоу-бизнес
Стало известно о состоянии пострадавших в колледже
Стало известно о состоянии пострадавших в колледже
Криминал
«Каждую неделю кто-то умирал от передоза»
«Каждую неделю кто-то умирал от передоза»
Криминал

Нам нужны звезды 

Нам нужны звезды
Фото: Чердак
Опросы общественного мнения регулярно говорят о том, что россияне мало знают ныне живущих ученых. «Нашим всем» остаются покойный (иногда путают с его нобеленосным отцом ) и очень давно покойный Яков Перельман (чей имидж частично поддерживает великий, но совершенно маргинальный ). Иногда мелькает , и это все. Научные пиарщики бьются о скромность ученых и представление о том, что хвалить себя стыдно и не нужна мне эта медийная слава. Хотя  — флагмана мирового научного селебрити — знают многие и очень немногие осуждают. Ученые собираются на конвенции по типу рок-фестивалей (как Starmus), где звездами выступают те же научные селебрити — Хокинг, нобелевские лауреаты, космонавты (один из организаторов Starmus — наш ). Научные звезды не отвергаются, а поддерживаются научной средой. Но чем они полезны?
Дело в том, что через научных селебрити наука говорит с миром. Ровно так же, как космос обрел лицо и . Научные селебрити занимают уникальное положение, когда благодаря своему статусу они:
У научной коммуникации есть три уровня:
На первый вопрос можно ответить и без лиц, но информированность недостаточна для обеспечения доверия к науке. Потому что когда люди не понимают, КАК делается наука, она остается для них на уровне веры. И начинает конкурировать с неподтвержденным знанием. И здесь науке нужно лицо. Никто не будет читать о творческом и профессиональном пути непонятного человека, а вот Петр Капица, работавший в Кембридже на заре Советского Союза интересен всем. А через него становится более понятной и сверхтекучесть. В  стал лицом освоения космоса и вообще лицом науки. Сейчас Хокинг олицетворяет космологию, а  — теорию струн, совершенно абстрактную область, которая никогда бы не привлекла внимания без человеческого лица.
И наконец третий вопрос, КАК НА САМОМ ДЕЛЕ работает наука, уже совершенно немыслим без людей. Потому что без этого вопроса наука выглядит как череда бесконечных успехов, ученые — героями без страха и упрека. Поэтому когда в научных результатах находятся ошибки, а среди профессуры изобличают мошенников, это становится катастрофой для всего научного знания.
Научные селебрити могут принять на себя этот удар, потому что в свете софитов XXI века всегда будет видно, что они тоже люди и совершают порой не самые благовидные поступки (сложности личной жизни Хокинга подробно показаны в фильме о нем), но при этом остаются верными своему делу профессионалами. Это «человеческое» отношение очень важно для доверия к науке сегодня, когда все подвергается сомнению. Авторитет научных селебрити в научной среде и их общественная репутация позволяют донести до людей настоящую правду о науке (а не глянцевый образ Эйнштейна без неприглядных данных о его семье и личности), не разрушив доверия, а укрепив его — именно правдой.
Что же делает научную звезду звездой? На эти вопросы отвечает теоретик медиа Деклан Фахи в своей книге 2015 года «Новые ученые селебрити: вне лаборатории и в свете софитов». В ней он разбирает судьбы восьми англоязычных научных суперзвезд — Стивена Хокинга, эволюциониста , бихевиориста , палеонтолога Стивена Джея Гулда, социолога Сьюзен Гринфилд, климатолога Джеймса Лавлока, физика Брайана Грина и астронома Нила Деграсса Тайсона.
На первом этапе научная звезда получает признание в научной среде. Это обязательное условие, без науки нет феномена научного селебрити. Затем ученый выходит в публичное поле как эксперт, говорящий о своей области с широкой аудиторией. Так начинается процесс «селебрификации». Журналисты и сами ученые начинают смешивать профессиональную и частную жизнь экспертов, имя звезды становится важным на обложке книги или в анонсе лекции. Эксперт становится звездой в непредсказуемой совокупности нескольких факторов — затрагивания важной общественной проблемы (у Докинза это