Россия, которую мы проиграли

Россия, которую мы проиграли
Фото: ТАСС
В наступившем году исполнится двадцать лет новой России — государству, появившемуся в результате краха коммунистического режима и распада советской империи. Однако революционные чаяния и надежды на то, что новое государство станет демократическим и современным, и люди в нем будут жить достойно и благополучно, не сбылись.
Сегодня Россия — это насквозь политически и экономически коррумпированное государство, которое под властью авторитарно-клептократического режима разваливается на глазах и неуклонно приближается к социально-политическому катаклизму с высокой вероятностью последующего распада.
Неизбежность очередной точки бифуркации, развилки в политико-историческом развитии России определяет необходимость анализа влияния политических решений и действий 90-ых годов на сложившуюся сегодня ситуацию. Обратный аналитический отсчет нужен для того, чтобы новая власть, которая придет на смену рухнувшему режиму, не допустила повторения подобных просчетов и смогла реализовать меры, способные вырвать страну из унаследованного от советской империи и так и не преодоленного за прошедшие годы кризиса. Кратко основные результаты такого анализа состоят в следующем. (Подробный анализ приведен в книгах автора "Аудит политической системы посткоммунистической России", 2007г., и "Вертикаль никуда: Очерки политической истории России 1991-2008", 2010г.).
Номенклатурный реванш
Одним из самых серьезных стратегических просчетов политических сил, пришедших к власти в новой России, стало массовое использование во всех структурах и на всех уровнях вновь создаваемой системы государственного управления бывших чиновников советского партийно-государственного аппарата. Исходный посыл для такого решения состоял в том, что для быстрого включения в работу вновь создаваемых российских государственных структур практически нет других кадров и другого пути, кроме привлечения знающих прежнюю хозяйственную систему советских чиновников. Возможно, в тактическом плане это и было оправдано. Но, как показало последующее развитие событий, с учетом "профессионализма" советской партийно-государственной номенклатуры наивно было полагать, что ее можно заставить работать в интересах страны и новой власти, а не в собственных, прежде всего, меркантильных интересах.
Фактически нужна была не департизация государственного аппарата, которая и так осуществилась почти автоматически с распадом КПСС, а его десоветизация или точнее, деномеклатуризация, которая до сих пор так и не произошла.
В результате государственную власть и ресурсы страны захватили прямые наследники советской номенклатуры.
Тупик экономического детерминизма
Специфическая особенность реформ 90-ых годов состояла в том, что реформы в сфере экономики проводились опережающим порядком по отношению к реформированию других сфер жизни общества и государства. Это было обусловлено тем, что наиболее активную и подготовленную часть команды президента Ельцина составляли управленцы и экономисты, приверженцы экономического детерминизма. Воспитанные на историческом материализме реформаторы были искренне убеждены в том, что сначала следует реформировать экономику, перейти от административно-плановой к рыночной экономике. И это создаст условия для последующего выстраивания демократической политической системы. Однако недооценка необходимости наряду с экономическими реформами также политических и идейно-ценностных преобразований очень скоро сказалась как на судьбе самих реформаторов, так и стала причиной искажений не только результатов, но и целей проводимых экономических реформ.
Состояние дел в политической, экономической, социальной и других сферах сегодняшней России, морально-нравственное и культурное состояние российского общества со всей очевидностью свидетельствуют о том, что экономический детерминизм продемонстрировал свою неадекватность и неспособность обеспечить вывод нового российского государства из унаследованного от советской империи кризиса. После непродолжительного демократического просвета начала 90-х годов Россия вернулась в тупиковую кризисную ситуацию, во многом подобную той, что сложилась перед распадом советской империи. Выход из этого тупика сегодня невозможен без демократических преобразований в политической сфере.
Бацилла политической коррупции
Тенденция деформации конституционной модели демократических политических и государственных порядков, установленных Конституцией России 1993 года, проявилась в деятельности российской власти достаточно быстро после ее принятия. Это было обусловлено перерождением совершивших революцию политических сил в правящий номенклатурно-олигархический режим и размежеванием дорвавшейся до власти теперь уже российской номенклатуры с демократическим движением. Переломным моментом, резко ускорившим процесс размежевания, стала начавшаяся в конце 1994 года чеченская трагедия.
Стремясь дистанцироваться и обезопасить институт президентской власти от пока еще недостаточно эффективной и качественной, но вполне реальной политической конкуренции, команда президента Ельцина стала позиционировать и задействовать этот институт в качестве самостоятельного и непосредственного субъекта российской политики. Такой лишенный опоры на реальные политические и общественные силы субъект неизбежно стал использовать административный ресурс власти для обеспечения своей самодостаточности в достижении политических целей, что и представляет собой политическую коррупцию.
Бацилла политической коррупции была занесена в российский политический организм в парламентско-президентском избирательном цикле 1995-1996 годов. Но окончательно политическая коррупция стала основным движущим механизмом российской политики как закономерное последствие проведенной в конце 1999 начале 2000 года операции "преемник", в результате которой к власти пришла команда Путина.
Стремление сохраниться во власти даже "во имя общественного блага" любой ценой и средствами, исповедуя заимствованный большевиками у иезуитов принцип "цель оправдывает средства", неизбежно приводит к подавлению политической конкуренции и ее замещению политической коррупцией.
Судебная контрреформа
Незавершенность судебной реформы и фактически начавшаяся с середины 90-х годов контрреформа обуславливают то, что действующая сегодня в России судебная система не способна осуществлять объективное, беспристрастное и справедливое правосудие, выполнять функцию главного арбитра в разрешении всех политических, социальных и экономических споров и конфликтов. Разворот судебной реформы в обратную сторону начался уже в период работы Государственной Думы первого созыва не без участия президентской администрации.
Депутаты Государственной Думы первого и последующих созывов из числа бывших сотрудников карательно-охранительных органов государственной безопасности и внутренних дел, советской прокуратуры и суда начали необъявленную публично, но от этого не менее агрессивную контрреформу.
В лучших советских традициях судебная власть поставлена на службу правящему режиму, в нарушение принципа разделения властей находится в зависимости от президентской и исполнительной власти и используется для их ограждения от социальных и политических протестов. Одна из ключевых проблем судебной системы состоит в ее "человеческом качестве", в неудовлетворительном профессиональном, моральном и нравственном состоянии судейского корпуса, в котором распространена зараза корыстолюбия и коррупции, готовность осуществлять правосудие не по закону и справедливости, а исходя из политической целесообразности и по "телефонному праву". И до тех пор, пока судебная система России будет находиться в таком состоянии, ни о каком демократическом и правовом государстве и рыночной экономике речи идти не может.
Рецепты политической хирургии
Исходя из приведенного анализа, в качестве первоочередных мер, которые следует реализовать после неизбежного крушения правящего авторитарно-клептократического режима, можно предложить следующее.
Профессиональная люстрация государственного аппарата — запрет на работу на государственной службе тем, кто при прежних режимах занимал должности, уровня принятия, непосредственной подготовки и согласования государственных управленческих решений. При этом должна быть проведена смена кадрового состава правоохранительных органов и спецслужб. И обеспечена законодательная защита неполитической части государственного аппарата от любого политического влияния.
Реформирование судебной системы отмена всех законодательных установлений, противоречащих концепции судебной реформы 1991 года, и доведение судебной реформы в этой концепции до конца. При этом должна быть проведена замена судейского корпуса за счет привлечение на начальном этапе на должности судей всех звеньев судебной системы, прежде всего, адвокатов и юристов из негосударственных структур.
Восстановление политической конкуренции — отмена всех законов, ограничивающих создание и деятельность любых политических партий и общественных объединений, кроме антиконституционных, и формирование политических и общественно-политических блоков.
Ликвидация "избирательной власти" — отмена всего действующего избирательного законодательства. При этом возможна передача функций по формированию избирательных комиссий, кроме центральной, судебным инстанциям после замены судейского корпуса и формирование состава избирательных комиссий по принципу "присяжных заседателей".
Восстановление информационной конкуренции — сокращение до минимума количества государственных и аффилированных с властями всех уровней СМИ, создание общественного телевидения и радиовещания при сохранении только одного государственного телевизионного канала и одной государственной радиостанции и исключительно на федеральном уровне.
Создание специального государственного органа по борьбе с коррупцией вне системы органов исполнительной и законодательной власти и полная реализация всех установлений Конвенции ООН против коррупции 2003 года и конвенций Совета Европы об уголовной и гражданско-правовой ответственности за коррупции 1999 года.
Автор - Юлий Нисневич, профессор НИУ ВШЭ и РУДН
Комментарии закрыты