Далее:

Кардиолог Хренов надеется, что ивановской медицине теперь станет лучше

Скандал в медицинской сфере Ивановской области, вызванный звонком 24-летнего кардиолога Ивана Хренова на прямую линию Владимира Путина, набирает обороты — в областной клинической больнице идут одна проверка за другой, Хренову обещают различные неприятности, но зато свое покровительство ему предложил лично премьер.
Только вот изменений к лучшему для ивановской медицины не ждет никто, кроме самого Хренова.
Он Путина слышал
"Сделай скриншот. Твое имя — на первой строчке Яндекса. Да еще рядом с Путиным, что он тебе звонил. Будешь внукам показывать", — советует корреспондент РИА Новости молодому ивановскому кардиологу Ивану Хренову, неожиданно для себя самого прославившегося на весь белый свет и прославившего здравоохранение родной области.
В прямом эфире с премьером Владимиром Путиным, куда Хренов позвонил по приглашению ВГТРК, он рассказал, что в ивановской медицине все совсем плохо, а ее успехи, которые премьеру продемонстрировали во время ноябрьской поездки — это все «показуха».
"А что такое скриншот, и как его делать?", — не очень понимает Иван. Он вообще не очень понимает, что происходит с ним в последние два дня. И еще меньше знает, что будет дальше. В его ближайших планах — хотя бы на выходные слинять из Иванова, потому что в родном городе он не чувствует себя в безопасности. К тому же сейчас новую всероссийскую звезду ждут в студиях нескольких федеральных каналов. Впрочем, в понедельник ему снова на работу — за 14 тысяч рублей в месяц почти круглосуточно принимать больных.
Он Путина слышит каждый день
За два часа до этого Иван выходил из адвокатского кабинета в центре города — ему нужен защитник, чтобы ходить на вызовы в прокуратуру, а еще он подумывает подать в суд на ивановских должностных лиц за обвинения в клевете и высказывания, что он, Хренов, «душевнобольной».
В подъезде, где сидит адвокат, Хренова застает очередной звонок — его сотовый телефон уже почти разрядился от бесконечных разговоров. Это звонят из Кремля. На связи опять тот, с кем Хренов уже разговаривал накануне — премьер Владимир Путин. Кардиолог уже ничему не удивляется.
"Что, прессуют Вас?" — спросил у Хренова собеседник. «Ну да, угрожают, обещают уволить», — по-ивановски растягивая гласные, подтверждает врач. «Ну, Вы не переживайте, мы Вас в беде не оставим, — заверил его собеседник. — Вы нам звоните, если что».
Получается, они теперь разговаривают каждый день, причем Хренова приглашают продолжать коммуникацию..
В «логове» Хреновых
После насыщенного дня Иван, наконец, возвращается домой.
Живет Хренов в обычной панельной пятиэтажке. Правда, у него большая четырехкомнатная квартира — осталась от бабушки молодой супруги. Зато родители Ивана ему на свадьбу подарили огромный телевизор, похожий на монитор для телемедицины, используемый для дистанционных операций.
Квартира Хреновых заполнена интересными вещами. В одном углу — большой аквариум. «Иван его сам сделал», — гордится сыном его мама Ольга Германовна. Еще Иван сам сделал полочки для книг и просторное брачное ложе. «Это шестиметровая балка была, я ее на плече домой притащил», — хлопает Иван по изголовью. Ложе выглядит надежным.
По квартире носится безумный кот-британец Филя (в голову лезет присказка, что все коты похожи на своих хозяев), в углу в клетке по колесу шумно бегает чилийская белка Чип, по квартире разбросаны штанги, гантели, в углу стоят гитара, меломанские 100-ваттные колонки и набор инструментов, которым Хренов обычно мучает шестиметровые балки. «Это дрель, — комментирует он и смеется: — Дрель — оружие кардиолога». С этими словами он достает из-под компьютерного столика бутыль с самодельным вином из черноплодки. Вино делал тоже Хренов.
Тут корреспондент РИА Новости, наконец, начинает понимать Ивана Хренова.
Это наивный, совсем молодой человек, который смотрит на мир большими глазами, которому все интересно и которому до всего есть дело. «Я не знал, что будет такой резонанс, — говорит человек, который звонил Путину в прямой эфир, транслировавшийся на всю страну. — Не думал, что так все отреагируют. А что такого? Я ничего не утверждал. Просто спросить хотел».
Показуха и заказуха
Как рассказывает молодой врач, после ноябрьского визита Путина город будоражили слухи, как начальство областной клинической больницы пыталось пустить премьеру пыль в глаза. Обычное в общем-то дело, но врачей возмутило то, что руководители ОКБ и чиновники от медицины, получается, скрыли от премьер-министра истинное положение вещей.
А положение это не блестящее. Особенно врачей возмущает ситуация с зарплатами.
Постепенно за столом собирается рассерженный клан Хреновых — сам Иван, его интеллигентная мама, папа — бывший военный врач, подполковник в отставке и брат. Брат тоже работает на двух работах врачом и на третьей — грузчиком.
"Путину сказали, что врачи у нас получают 30 тысяч рублей, а сестры — 10, — возмущаются Хреновы. — На деле врач получает от 8 до 15, а сестра, если будет крутиться, как белка в колесе, получит 5 или 6".
"Нет, я-то 14 получаю и своей зарплатой доволен, — уверяет Хренов. — Но мне обидно за ситуацию в целом, обидно за опытных врачей и медсестер с высшим образованием, обидно, что во многих ивановских больницах врачи должны платить за трудоустройство несколько тысяч".
"Зачем же платить за место, где платят копейки?" — недоумевает журналист. «Так потом можно с пациентов деньги вымогать себе в карман!» — поясняет Хренов.
"Его никто не понимает, — задумчиво говорит его отец, Павел Викторович. — Вроде ничего не просит для себя, ничего не нужно. Ну точно — или слабоумный, или получил кучу денег и отрабатывает политическую заказуху!"
Слухами полнится Ивановская земля
Проверить же дошедшие до Ивана слухи, что будто бы врачам ОКБ зачем-то выдали липовые ведомости с зарплатой, завышенной в два раза, будто бы руководство ОКБ разогнало настоящих больных по домам, а вместо них зачем-то уложило в кровати медсестер, и что будто бы в больницу навезли дорогое медицинское оборудование, а после отъезда Путина куда-то увезли, Хренов, прежде чем транслировать сплетни на всю страну, даже не пытался проверить. «Во-первых, я это слышал от серьезных людей, которые ходят ко мне на прием — а это не какие-то босяки, а замдиректора, — обосновывает скандальный врач. — Слышал это от других врачей — мы же все общаемся друг с другом».
В ОКБ работает 1600 врачей, медсестер и обслуживающего персонала, но ни одну из 1600 липовых квитанций Хренов в глаза не видел.
Впрочем, он и не настаивает на достоверности этих слухов. «Я эти вопросы Путину и задал — может, думаю, хотя бы он разберется, правда это или нет», — наивно объясняет Хренов.
Из Москвы действительно обещали прислать комиссию.
Громкая история
"Раньше наша больница гремела на весь регион — потому и Путина привезли. Теперь тоже гремим, но в плохом смысле", — печально жалуется и.о. главврача ОКБ Сергей Томс.
У него тоже был тяжелый день — журналисты, прокуратура, чиновники, звонки из ведомств и других больниц.
"Конечно, у нас полно проблем, — признает он. — Мы и не говорим, что все хорошо. Было бы все хорошо, не подавали бы заявки на федеральные программы — по снижению смертности в ДТП, по снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний".
И.о. главврача водит нас по коридорам и показывает дорогие установки, купленные на средства из этих программ — ангиограф, УЗИ, наркоздыхательный аппарат. Месяц назад среди них так же водили премьера — Томс неизменно почтительно называет его по имени-отчеству и с фамилией. Впрочем, портретов Путина нигде нет. Обстановка вообще довольно скромная, но аккуратная.
С первого, парадного этажа, который показывали Путину, мы поднимаемся на третий. Здесь нефрологическое отделение, и видно, что ремонт давно не делали. От разрухи правда тоже пока далеко. «Ремонтируем потихоньку, а сюда пока руки не дошли и денег нет — кризис все-таки», — признает Сергей Томс.
В палате лежит недовольная пациентка с больными почками. «Вот говорят, деньги больницам выделяют, а где же они? — завидев журналистов, начинает жаловаться она. Бабка задирает матрас и демонстрирует веревку, которой, чтобы удобнее было лежать, она собственноручно перемотала доски. „А сами кровати? Я давно таких старых не видела. Даже у меня дома таких нет! — продолжает возмущаться она. — Окна деревянные, старые, дует“.
Кажется мы, журналисты, приехали в больницу зря — страшного компромата не заметно, если не считать таковым недовольную бабку и облупившуюся краску на косяке двери ее палаты.
Впрочем, по коридору бродит грустная медсестра. Грустная она потому, что ей дежурить всю ночь, а дежурить надо, чтобы получить прибавку к своей ставке в 3100 рублей. „А какая у вас зарплата?“ — спрашиваем мы.
»По-разному, — не хочет отвечать она. — Ну как я вам скажу? Когда пять тысяч, а когда и семь". Никаких липовых квитанций с завышенной зарплатой она в глаза не видела, а инструкций, что говорить Путину про свою зарплату, не получала. Ей наши расспросы, наконец, надоедают, она резко разворачивается и уходит. От внимания прессы и Москвы, от разгоревшегося скандала никакой перспективы лично для себя она явно не ждет.
Это неполный текст новости
Оставить комментарий