В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Предлагается конфискация и реквизиция по политическим основаниям. Комментарий Георгия Бовта

Глава комитета по экономической политике направил вице-премьеру России письмо с предложением заморозить активы крупных российских предпринимателей, покинувших страну после 24 февраля. «На фоне предпринимаемых со стороны недружественных стран действий по выявлению активов (в том числе имущества) российских миллиардеров на территориях этих государств, арестов таких активов (замораживания) полагаем, что необходимо рассмотреть вопрос о применении аналогичных мер в отношении таких лиц, которые покинули Российскую Федерацию с 24 февраля 2022 года, а тем более к тем лицам, которые отказались от российского гражданства», — разъяснил свое предложение сенатор. Он подчеркнул, что конфискация должна в первую очередь затронуть владельцев крупных предприятий, приобретенных в рамках приватизации. Кутепов также предложил направить причитающиеся таким бизнесменам дивиденды и иные выплаты на нужды СВО. Как относиться к подобным предложениям? Андрей Викторович Кутепов представляет с прошлого года в российском сенате Заксобрание . За его спиной внушительный список мест получения образования: в Санкт-Петербургском институте внешнеэкономических связей, экономики и права он получил специальность «менеджер», затем в Северо-Западной академии госслужбы добавил к ней специальность «юрист» и, наконец, семь лет назад стал магистром в Дипломатической академии . И он отнюдь не рядовой член сената, хотя там подлинно рядовых и нет вовсе, а председатель комитета по экономической политике. А еще Кутепов является руководителем Северо-Западного межрегионального координационного совета вроде как правящей . Стало быть, и там не последний человек.

Предлагается конфискация и реквизиция по политическим основаниям. Комментарий Георгия Бовта
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Конечно, письмо вице-премьеру Григоренко не является пока официально внесенным в парламент законопроектом. Отчасти его можно даже считать выражением частного мнения Кутепова. Но лишь отчасти. Поскольку у председателя комитета по экономической политике вроде бы не может быть сугубо частного мнения по подобным вопросам.

А в чем, собственно, вопрос-то? А в том, что если опустить кажущуюся тут не вполне уместной риторику относительно якобы ответных действий на поползновения недружественных нам стран, то речь идет о конфискации имущества по политическим мотивам. Давно у нас в стране такого не было. И вот опять. Дескать, если треклятые «западники» беспредельничают по части своих, как сто раз было подчеркнуто на высшем уровне, незаконных санкций применительно к нашим предпринимателям, то чем мы хуже? И председатель комитета по экономической политике Совета Федерации дает понять, что мы ничем не хуже. А даже можем и с перехлестом, как у нас исторически водится.

Член правления в интервью Business FM говорит, что подобные меры «только помогают санкциям». Он отмечает, что уехавшие бизнесмены могут решить проблемы и вернуться, тогда как их предприятия продолжают успешно работать, давая работу большому количеству россиян. Он также называет это «ударом по нашей собственной экономике и по занятости наших собственных людей».

На мой взгляд, Юргенс излишне деликатен. Поскольку предложение о конфискации активов и распределении прибыли сугубо по политическим основаниям, напоминая о самых лихих большевистских методах, самым вопиющим образом противоречит всей ныне проводимой экономической политике российских властей, которая даже в условиях жесточайших санкций остается в основе своей рыночной и руководствуется в этом смысле рыночными законами и каким-никаким правом. Вместо законов же предлагается военно-революционный беспредел. Который также не имеет никаких правовых оснований и в Уголовном кодексе. Где конфискации как уголовного наказания вообще нет. А в качестве меры уголовно-правового характера конфискация может применяться лишь в некоторых случаях. Например, при причинении имущественного ущерба либо неправомерном извлечении доходов.

Почему даже в статусе письма вице-премьеру, а не законопроекта подобные лихие вбросы имеют крайне деструктивный и даже провокационный характер? Во-первых, потому, что их делают люди, облеченные определенным статусом. Это не балабол какой-то на телевизионном ток-шоу брякнул. Во-вторых, потому, что подобные лихие предложения звучат уже не в первый раз. Ранее в , например, всерьез предлагалось изымать автомобили, оставленные теми, кто бежал от мобилизации за границу, и отдавать бойцам СВО. Притом, заметим, на высоком политическом уровне подобные смелые инициативы не встречают практически никакого отпора и даже публичной оценки. В лучшем случае о них тихо забывают. Вот и теперь в случае Кутепова: пока что полное молчание всех официальных структур. Словно они стесняются возразить, осознавая, что широкие народные массы готовы легко и с радостью вспомнить старый добрый лозунг «Грабь награбленное!». Проведи сейчас опрос на тему предложенной «политической конфискации у врагов народа и СВО», будет уверенное большинство за.

В-третьих и в главных, подобные инициативы создают вполне конкретный информационный, пропагандистский и даже эмоциональный фон в обществе. На него будут ориентироваться судьи, когда будут выносить приговоры хотя бы и по арбитражным делам. Не говоря об уголовных. На такую риторику будут ориентироваться силовики, когда задумают, скажем, «отжать» какой-либо бизнес. У «понауехавших» вроде как будет считаться отнять что-то практически законно и в любом случае патриотично. На эту же риторику будет ориентироваться и самый простой обыватель, в глазах которого право частной собственности превращается в нечто юридически ничтожное. При этом обыватель даже не заподозрит, что, однажды вступив на этот путь, «законодатель», с позволения сказать, уже не остановится на полдороги. Он создаст такие условия, когда можно будет прийти к каждому и что-нибудь на основании всего лишь политической целесообразности отнять. Мы это все уже проходили.