В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Нерезиновая Сирия: Израиль вызвал Лаврова на откровенность

Переговоры глав и и в проходили на фоне сообщений о «разоружении» южных районов , которые граничат с еврейским государством. Ситуация в Арабской Республике, по оценкам российской стороны, по-прежнему остаётся непростой в связи с тем, что на этой арене переплелись интересы чересчур большого количества различных международных игроков. Шеф российской дипломатии по итогам встречи с израильским коллегой подчеркнул, что Москва выступает категорически против того, чтобы Сирия превращалась в место для противоборства между третьими странами.

Видео дня

На итоговой пресс-конференции с Лапидом Лавров заметил, что не все страны имеют право на вмешательство в сирийский конфликт.

Есть интересы легитимные, как, например, интересы безопасности, — отметил министр. — Есть интересы не вполне легитимные, скажем мягко. Имею в виду прежде всего незаконную оккупацию значительной части сирийской территории, эксплуатацию принадлежащих сирийскому народу природных ресурсов и углеводородов, зерновых и водных ресурсов.

Отдельно шеф российской дипломатии отметил, что Москва категорически против превращения Арабской Республики «в арену противостояния между третьими странами». По его словам, стороны должны продвигаться по пути реализации резолюции 2254 и уважать сирийский суверенитет.

Заявление на встрече с Лапидом было особенно важным с учётом того, что в последнее время появились сообщения о желании Кремля «выдавить» израильтян из сирийского неба: воздушные операции Армии обороны () против предполагаемых иранских целей всё чаще встречают осуждение со стороны . Это дало повод арабским изданиям спекулировать об изменении российской тактики. Однако никаких резких заявлений в ходе публичной части встречи Лаврова и Лапида на этот счёт не прозвучало. Вместо этого глава МИД Израиля высоко отозвался о механизме деконфликтации между странами.

Деконфликтный механизм, который у нас есть с Россией, является необходимым и эффективным, — пояснил министр. — У Израиля есть право защищать себя от атак и угроз иранского присутствия, нас также волнует безопасность российских солдат в Сирии.

В то же время израильский министр допустил диалог с Россией об улучшении сирийско-израильских отношений. Правда, пока что, по его оценкам, содержательной базы для соответствующих переговоров нет. Если ситуация в сфере безопасности даёт возможность для диалога, то остальные досье — нет. В частности, как упомянул Лапид, его страна не намеревается пересматривать статус Голанских высот, которые были захвачены израильтянами в середине прошлого века по итогам Шестидневной войны.

Непримиримый юг

Ситуация в сфере безопасности действительно по-прежнему даёт поводы для беспокойства. Юг Сирии на протяжении нескольких лет показывает неповиновение официальному , несмотря на то что перешёл под его контроль в 2018 году по итогам сделки между Россией, США, Израилем и . Накануне российская сторона распространила сообщения, что южные провинции, которые считаются «колыбелью революции», пошли на примирение с сирийским правительством. По крайней мере, бывшие повстанцы, отказавшиеся от борьбы несколько лет назад и возобновившие мятеж этим летом, решили сдать оружие.

На текущий момент сдано более 300 единиц стрелкового оружия: миномёты, станковые гранатомёты, — проинформировал 9 сентября представитель российского Центра по примирению враждующих сторон .

Отмечается, что отказ от тяжёлого оружия — это одно из условий «амнистии» противникам официального Дамаска. По-видимому, сейчас ведётся дискуссия о том, куда они могут отправиться, покидая юг, потому что, по словам Лаврова, оставить их на месте не представляется возможным. Не исключено, что «примирённых» повстанцев вместе с семьями направят в зоны турецкой ответственности в Сирии. Это северные районы Арабской Республики.

Перспективы того, что будет с южными провинциями после очередной сделки, конечно, интригуют. Протестный потенциал в регионе нередко связывали с ухудшением условий жизни, а также репрессивными мерами сирийского правительства. Надежду внушает то, что российская сторона, очевидно, теперь будет уделять больше внимания этому региону: безопасность гражданских в одном из ключевых городов сопротивления — Дераа аль-Баладе — обещают обеспечивать силами сирийской и российской военной полиции.

Впрочем, по старому опыту свою роль в стабилизации могли бы сыграть и соседи — Израиль или Иордания.

В обмен на инвестиции

В разговоре с NEWS.ru эксперт Российского совета по международным делам заметил: если Израиль и Иордания изменят свою позицию по ситуации на юге Сирии, то у России не будет никакого стимула сохранять там какую-то формулу примирённой оппозиции. Эта ситуация просто лишает её каких бы то ни было обязательств, и всё, что там произошло, будет проецироваться на Израиль, Иорданию и в некотором смысле на Соединённые Штаты, рассуждает аналитик.

{{expert-quote-13577}}

Author: Кирилл Семёнов [ эксперт Российского совета по международным делам и колумнист Al-Monitor (Вашингтон) ]

Без внешних акторов, без их позиции всё будет двигаться к тому, что содержать там примирённых повстанцев нет особого смысла. Это и есть точка напряжения для России.

Позиция российской стороны в городе Дераа аль-Балад заключается в том, что она полностью поддержала линию сирийского правительства, считает Семёнов. Однако недавняя история знает случаи, когда всё было иначе и ситуацию не доводили до операции такого масштаба со стороны правительственных сил.

Здесь Россия хочет, собственно, ещё раз продемонстрировать новому правительству Израиля, Иордании, что нужен новый подход к этой ситуации, что Россия, например, готова гарантировать статус-кво на юге Сирии, но Израиль должен прекратить по ней свои авиаудары, — допускает собеседник NEWS.ru.

То же самое, по словам эксперта, может происходить в диалоге между РФ и Иорданией: если Хашимитское королевство опасается потока беженцев, то Россия, возможно, предлагает ему гарантировать статус-кво этих районов в обмен на то, что иорданская сторона будет обеспечивать приток инвестиций в южные провинции.