Что дало «Сколково»? Черная дыра российских инноваций 

Что дало «Сколково»? Черная дыра российских инноваций
Фото: РИА "ФедералПресс"
Декабрьское разбирательство 16 декабря в арбитражном суде планируется заседание по рассмотрению иска департамента предпринимательства и инновационного развития столицы к НКО «Фонд развития центра разработки и коммерциализации новых технологий» по поводу взыскания процентов на 4,8 млн рублей. В данном деле есть несколько интересных обстоятельств: департамент хочет получить проценты, хотя банком он не является, и судится он с НКО, именуемой сокращенно «. Его председателем является , ранее занимавший пост вице-премьера. В совет же директоров фонда «Сколково» входят сплошь и рядом уважаемые люди — олигарх , первый заместитель генерального директора , генеральный директор , бывший министр образования и науки . Доходы же фонда «Сколково» вполне позволяют расплатиться с департаментом предпринимательства Москвы: согласно Seldon.Basis, в 2019 году его чистая прибыль составила почти 323 млн рублей. Пара похожих фондов Дальше начинаются настоящие чудеса. Выяснилось, что существуют два фонда «Сколково». Первый — вышеупомянутая НКО под руководством Аркадия Дворковича, занимающаяся предоставлением финансовых услуг, второй — фонд формирования целевого капитала «Сколково» с директором в лице (экс-заместитель мэра Москвы). Он занят более прозаическими делами — дополнительным образованием. Дела там идут не столь радужно, как в первом фонде «Сколково»: по данным Seldon.Basis, вторая организация в прошлом году понесла убыток в размере примерно 5,4 млн рублей. Первый же фонд «Сколково» оказался учредителем свыше десятка юридических лиц. Среди них — Национальный координационный центр обработки транзакций с правами и объектами интеллектуальной собственности, АНО «Цифровая экономика», технопарк «Сколково», АНО «АИР», ООО «Таможенно-финансовая компания , центр интеллектуальной собственности „Сколково“, АНО „Сколково Форум“, фирма „Сколково-Венчурные инвестиции“ и другие. У второго же фонда „Сколково“ никаких „дочек“ не было обнаружено. Все резиденты в гости к нам Зато у первого фонда „Сколково“ имеется сайт, подробно рассказывающий о его работе. Цель его создания заявлена самая благая — поддержка технологического предпринимательства в России и коммерциализация результатов научно-исследовательской деятельности. Поэтому-то он и управляет одноименным инновационным центром. Заявляется, что число его резидентов приблизилось к 2,5 тысячи и им оказываются все услуги, необходимые для вывода их разработок на отечественный и мировой рынки, предоставляются налоговые и таможенные льготы. В 2019 году они привлекли свыше 13 млрд рублей инвестиций, заработав выручку более чем в 100 млрд рублей. Вдобавок на территории инновационного центра располагаются Сколковский институт науки и технологий (входит в сотню молодых университетов мира) и научно-исследовательские центры различных компаний, например , — он открыл центр разработки и тестирования весной прошлого года. «Центр занимает 5,5 тыс. кв. м и оборудован лабораториями и 12 производственными линиями, на которых образцы серийных и разработанных марок полипропилена и полиэтилена перерабатываются в трубы, пленки, жесткую упаковку и другие изделия. Такое оснащение позволяет изучить взаимосвязь между свойствами полимеров и свойствами готовых продуктов, изготовленных из них. Кроме того, на территории центра расположена лаборатория, где проводятся физико-механические и физико-химические испытания, а также тестируются изготовленные образцы изделий. Штат сотрудников центра насчитывает 40 человек», — сообщили в пресс-службе «Сибура». В ней добавили, что его задачей «является расширение возможности эффективного использования полимеров как при производстве уже существующих на рынке продуктов, так и при создании новых уникальных разработок: центр занимается развитием применения вторичных материалов и изучением потенциала полимеров в экономике замкнутого цикла». На вопрос же, оказал ли центр какое-либо влияние на деятельность самого «Сибура», комментариев получено не было. Судя по всему, занятие наукой в «Сколково» выгодно, учитывая наличие льгот для его резидентов (или, как они именуется на сайте «Сколково», — участников): им гарантируется освобождение от налогов на добавленную стоимость, прибыль и имущество. Они могут претендовать на гранты для финансирования своих проектов. Подобная практика может содействовать оптимизации налогов: достаточно стать резидентом «Сколково» — и можно их преспокойно снизить, даже если производство находится на Чукотке. Разработки есть, результатов не видно «Сколтех» же, основанный в 2011 году совместно с Массачусетским технологическим институтом, должен обеспечить достижение академического превосходства за счет передовых фундаментальных и прикладных исследований и подготовки нового поколения специалистов в области науки, технологий и бизнеса. Действительно, в «Сколтехе» есть куча профессоров и научных сотрудников, в нем можно поучиться по какой-нибудь из его магистерских программ (начиная от «Наук о жизни» и заканчивая «Нефтегазовым делом») или заняться исследовательской работой. Вот только автору статьи не удалось найти конкретной пользы от «Сколтеха» для российской науки и индустрии, появившихся в нем прорывных разработок или чего-то в этом духе. Возможно, они есть, где именно — непонятно. В целом же «Сколково», похоже, так и не сумело стать российским вариантом Кремниевой долины в , каким оно задумывалось много лет назад. Да и не удалось обнаружить хотя бы один продукт или разработку, вышедшие из «Сколково» и внедренные в массовое производство в России либо вызвавшие в нем подлинную революцию. «Сколково» скорее напоминает платформу для поиска инвесторов и оптимизации налогов, нежели наукоград, способный создавать прорывные технологии. Недавно вообще на одном сайте появилось объявление о найме массовки из числа молодежи для участия в IT-конференции: всем посетившим было обещано вознаграждение в 800 рублей (плюс 100 рублей для оплаты проезда). Тут уместно вспомнить немаловажный факт: «Сколково» строилось в значительной мере на государственные деньги. Еще в августе 2013 года внесло изменения в утвержденную в марте того же года программу «Экономическое развитие и инновационная экономика», предусматривающую выделение «Сколково» 125,2 млрд рублей из средств федерального бюджета, причем реализация проекта его создания должна была осуществляться в виде отдельной подпрограммы. При этом не менее 50% затрат должны были быть обеспечены частными инвесторами. В сентябре же 2020 года предложило продлить государственное финансирование «Сколково» до 2024 года, выделяя ежегодно на него 11,2 млрд рублей. Итого: в течение ближайших трех лет на него может быть потрачено 33,6 млрд рублей — довольно приличная сумма в условиях нехватки доходов бюджета страны. К слову сказать, в июле «Сколково» прекратило принимать до января 2021 года заявки на гранты по программам, финансируемым Министерством финансов России. Видимо, денег на «Сколково» уже тогда не стало хватать. Воровать — так миллионы Как раз вокруг государственных средств, предоставленных «Сколково», не раз возникали скандалы. Один из них разразился в октябре 2013 года, когда подвела итоги проверки «Сколково» и нашла грубые нарушения: свыше 22 млрд рублей были размещены на банковских депозитах и направлены на покупку векселей по низким процентным ставкам. Были потрачено 54 млн рублей на создание рекламных видеороликов, хотя их реальная стоимость не превышала 5 млн рублей. Бессистемно тратились средства на оплату услуг подрядчиков. Дошло даже до того, что оплаченная за 2,7 млн рублей работа «Социологическая модель социальной среды „Сколково“ оказалась идентичной по содержанию докторской диссертации Надежды Дулининой, защищенной в Волгоградском государственном университете. Да и партнерам „Сколково“ приходится с ним нелегко. Выше был упомянут иск к нему со стороны столичного департамента предпринимательства на сумму 4,8 млн рублей. Он — лишь вершина айсберга: у департамента есть еще две тяжбы со „Сколково“, одна о взыскании 4,3 млн рублей, другая — 3,2 млн рублей. Находится в арбитражном суде Москвы и иск ООО „Эй энд Ти Констракшн“ о расторжении со „Сколково“ договора аренды и возмещении им убытков в размере 397 млн рублей. В будущем количество подобных исков может вырасти — ожидать притока частных инвестиций в „Сколково“ в условиях нестабильности российской и глобальной экономики не приходится, возможности государства не беспредельны, а его совет директоров в марте обновил генеральный план развития, предусмотрев в нем расширение площади новых объектов. На это нужны будут деньги, и не факт, что „Сколково“ сможет вовремя расплатиться с подрядчиками. Значит, придется им посудиться не раз и не два. На запрос автора статьи в пресс-службу „Сколково“ по поводу его деятельности комментариев получено не было. Фото: council.gov.ru
Видео дня. Кому достанется «Ералаш» после смерти Грачевского
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео