«Ни митинга, ни праздника». Почему власти запрещают оппозиции массовые акции 

«Ни митинга, ни праздника». Почему власти запрещают оппозиции массовые акции
Фото: РИА "ФедералПресс"
Будем читать печальный рэп… Не все оппозиционные партии смирились с запретом, тем более что власти себя в проведении мероприятий не ограничивали. Например, в  провели День города. Безусловно, мэрия заявляла, что все пришедшие на праздник будут в масках. Но, во-первых, количество людей было явно более 50 человек (а в постановлении пункт о запрете собраний более 50 участников остался). А во-вторых, маски жители Самары, естественно, сняли. В  также провели ряд массовых мероприятий. По словам мэра Тольятти Сергея Анташева, они были согласованы с областным оперативным штабом по противодействию распространению коронавирусной инфекции. На этом фоне представители регионального отделения решили тоже порадовать тольяттинцев. Депутаты думы Тольятти Дмитрий Колотурин и Павел Турков (КПРФ) подали заявление о проведении 15 октября праздника «Пир во время чумы», приуроченного к Всемирному дню мытья рук. По словам организаторов, участники намеревались спеть «печальные песни и зачитать рэп о своем мнении по таким вопросам, как проводимые в городе праздники, запрет митингов, об ужесточении коронавирусных мер, фальсификации выборов в стране, возврате прямых выборов глав муниципалитетов в регионе, реализации бездарной мусорной реформы в Самарской области, провале реформы по капитальному ремонту МКД в области, безработице, скудном городском бюджете, массовом обнищании граждан и на другие остросоциальные темы». Но то ли тема не устроила городскую администрацию, то ли инициаторы — праздник проводить запретили. Ситуацию прокомментировал один из организаторов, Павел Турков: «Понятно, что заявленный праздник не является им в полной мере. Мы сделали это в иронической и даже саркастической форме — вы праздники проводите, потому что принадлежите к ведущей партии и все такие классные, веселые, а мы что? Оппозиционным депутатам нельзя проводить, ни встречи, ни митинги, ни собрания, ни праздники». Что касается формы отказа, то он, по мнению Туркова, просто смешной. «Суть отказа — вы обратились с просьбой о проведения праздника, а надо было заявку на митинг. Мы вам тогда на законных основаниях откажем. Держите карман шире! Причем у нас было указано, что мероприятие соберет менее 50 человек. Более того, по внутренним локальным актам, действующим в Тольятти, администрация требует согласование только в том случае, если количество участников свыше 70 человек. То есть нам, по большому счету и согласование-то не нужно было. Напоминаю, что две недели назад в городе проводился праздник в рамках празднования юбилея и вот там присутствовало 550 человек, минимум. Считаем, что данные действия нарушают наши права», — заявил депутат. Павел Турков сообщил, что будут собраны все факты отказов о проведении праздников и подано заявления в суд. В суд самарские и тольяттинские депутаты коллективный иск к губернатору Самарской области действительно подали, 7 октября. Они потребовали признать недействительным пункт об ограничении на проведение публичных мероприятий (а митинги — это не массовые, а именно публичные, согласно федеральному законодательству). Пока самарский областной суд рассматривает представленные документы. "Митинг — не главный инструмент распространения идей" В отличие от самарских коллег, ульяновские коммунисты (КПРФ) предпочитают «силу и натиск», но действуют довольно креативно. Так, в преборов в гаственной думы РФ Алексей Куринный устроил бессрочный прием граждан на главной площади города. Была установлена палатка, столы и указатели. Марафон, который, впрочем, в книгу рекордов Гиннесса не вошел, прудники правоохранительных органов попытались вменить депутату нарушение режима повышенной готовности, на что были посланы… к генпрокурору РФ. Алексей Куринный так прокомментировал свою акцию: «Я предложил им составить на меня протокол об административном правонарушении, обратившись, правда, предварительно для этого к генеральному прокурору России». Полиция не стала рисковать и больше в дела депутаттделение КПРФ Ульяновской области стало чуть ли не нарицательным в масштабах России. Добиваясь своих целей, члены местного обкома зачастую перегибают палку, причем сами же от этого и страдают. Так, несмотря на практически полное игнорирование запретов на проведение мероприятий, они не смогли убедить ульяновцев голосовать за своих кандидатов в городскую думу, проиграв с треском выборы. А по большому счету, оппозиционным партиям, если они действительно намерены достучаться до избирателей, надо переходить на современный язык. Да, «Единая Россия», имеющая, несомненно, гораздо больший финансовый, а главное — административный — ресурс, может себе позволить организовывать такие проекты, как «Волонтеры России». Но это не повод опускать руки. Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев высказал свое мнение о партиях и их активности: «Мы не в 19 веке, когда митинги играли роль одного из главных инструментов распространения идей, а оппозициондавали из рук в руки. Есть интернет, есть современные каналы коммуникации, новый инструментарий. Кто хочет донести свои предложения до широких народных масс, тот всегда найдет — как». По мнению Калачева, необходим комплексный подход. «Заметныесли готов ломать шаблоны. Смелость, креативный подход и соответствие ожиданиям — всё, что нужно. Иногда чего-то из этой триады не хватает. Иногда не хватает всей триады. Спросите партии, способны ли они обойтись без админресурса? Вроде парламентская оппозиция, да и не только, уже доказала, на что способна. Готовы ли они претендовать на большее? Вот это настоящий вопрос», — считает эксперт. Что касается иных политических оппозиционных сил, то и ЛДПР, и «Справедливая Россия» свернули свою активность практически до нуля. Да и несистемная оппозиция пока не высказывает желание проводить широкомасштабные акции. "Ко всем акциям должен быть единый стандарт" В ситуации, когда идет вторая волна коронавируса, не до протестных акций. «В этой ситуации очень легко критиковать власть и политиканствовать на ее ошибках. Характерно и показательно: штабы Навального по всей стране если нернулзили свою протестную активность. Действия властей в этих условиях будут направлены на ограничения политической активности, усиления цензуры и внутриэлитные договоренности с так называемыми партиями оппозиции», — считает политолог Дмитрий Михайличенко. Но, по мнению эксперта, любые запретительные меры ограничивают, но не исключают протестный потенциал. «В условиях информационного общества и масштабного социального недовольства в обществе любой более или менее значимый социальный фактор может привести к протестам. А вот в возможность работы партий с протестом (как парламентской оппозиции, так и партий новой волны) я не верю: уровень доверия партиям в обществе крайне низок, а сами эти партии созданы лишь для того, чтобы выполнять роль громоотвода. Однако это не исключает того, что в какой-то период времени партии могут радикализироваться, например, КПРФ», — пояснил политолог редакции «ФедералПресс». Константин Калачев вовсе не понимает, почему власти опасаются протестных публичных мероприятий, и любую протестную активность подводят под запрет. «Мне как эксперту нынешнее количество несанкционированных массовых протестных акций пугающим не кажется. Да и лучше было бы исходить из единых стандартов ко всем массовым публичным мероприятиям. Но тут срабатывает иная логика, мне недоступная», — подвел итог Калачев. Фото: ФедералПресс / Дмитрий Барков
Видео дня. Готовившаяся к смене пола дочь Джоли не хочет быть мальчиком
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео