Страны Евросоюза решили поддержать белорусскую оппозицию. Чем они рискуют в борьбе с Лукашенко?

С первого дня протестов в всячески поддерживала противников . В придумали целый план помощи гражданам соседнего государства. Исходящие от угрозы ответить на прибалтийские санкции симметричными экономическими мерами в Литве не замечали. И как выясняется — зря. Если Лукашенко выполнит обещание, Литву ждет скорый экономический коллапс, а вслед за ней «посыплется» экономика всего региона. В соседней это понимают, и поначалу наотрез отказывалась вступать в анитилукашенковскую коалицию. Но под напором европейского сообщества латвийские власти скорректировали свою позицию и, похоже, начинают жалеть об этом. Какие последствия ожидают прибалтийские страны от экономической войны с Белоруссией и почему в этом заинтересована Литва, разбиралась «Лента.ру».
Евросоюз против Лукашенко: выстрел в ногу
Фото: Darius Mataitis / imago-im / Globallookpress.comDarius Mataitis / imago-im / Globallookpress.com

Пошли на принцип

Едва успели в Белоруссии закрыться избирательные участки, как министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс заявил:
«Трудно назвать эти выборы прозрачными, демократическими и свободными».
Влиятельные политики страны и обратились к руководству Европейской народной партии. Они заявили, что действующий президент Александр Лукашенко проиграл выборы и «пытается сохранить власть брутальной силой», разгоняя протесты. Они призвали ввести против Лукашенко санкции и потребовать от имени новых свободных и демократических выборов. Эту идею поддержал президент Литвы Гитанас Науседа. Он напомнил, что несколько тысяч белорусов оказались в тюрьме, пропали или пострадали от рук силовиков.
Мы не можем смотреть на это сквозь пальцы. Если режим Лукашенко докажет, что для него права человека на последнем месте — к сожалению, он уже это доказывает, — я не считаю, что сотрудничество с ним возможно, - Гитанас Науседа, президент Литвы.
28 августа Лукашенко в ответ обвинил соседей в том, что «они зажрались и забыли, что такое Беларусь», — и пообещал, что Минск откажется от использования портов Прибалтики при экспорте своей продукции. Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис и глава Линас Линкявичюс поспешили заявить, что угроз они не боятся и уже доказали это делом, приютив опальную соперницу Лукашенко и предоставив ей охрану.
Однако эксперты считают эти заявления, мягко говоря, неуместной бравадой. «Если Белоруссия в самом деле прекратит транзит через , то в Литве пострадает не одно предприятие, — заявил в разговоре с «Лентой.ру» бывший депутат горсобрания Клайпеды . — И сам порт, и Литовские железные дороги столкнутся с серьезным кризисом, после чего начнется волна увольнений. Например, для литовской железной дороги белорусские калийные удобрения — это сегодня основной груз».
30% налоговых поступлений в бюджет Литвы обеспечивает импорт и транзит белорусских товаров через порт Клайпеды. На удобрения «Беларуськалия» приходится половина всего грузооборота, вторую половину составляет продукция машиностроительной, сельскохозяйственной, пищевой промышленности.
По данным Белорусского института стратегических исследований, совокупный оборот товаров из Белоруссии, проходящих через порты Литвы, Латвии и , оценивается в 10 миллиардов долларов. В прошлом году через литовскую Клайпеду было отправлено 14,1 миллиона тонн белорусских грузов — это более 30 процентов от всего грузооборота порта.
Политолог, экономист считает, что одномоментная потеря такой крупной доли грузооборота в условиях экономического кризиса, который переживает Литва из-за пандемии коронавируса, угрожает порту банкротством. А ведь предприятие вносит заметный вклад в ВВП страны и обеспечивает около 58 тысяч рабочих мест. То есть для Клайпеды с населением 150 тысяч человек это градообразующее предприятие, на котором занят каждый третий житель.
«Если Лукашенко выполнит свою угрозу и заберет у Литвы белорусские грузы, порт разом потеряет более трети грузопотока, — указывает Носович. — К этому нужно добавить спровоцированный пандемией коронавируса экономический кризис в Литве, где сегодня остался без работы каждый седьмой, вызванное этим падение покупательной способности и потребительского спроса Вот уже и вырисовывается реальная перспектива банкротства порта Клайпеды».
6-7% ВВП обеспечивает деятельность порта Клайпеда для Литвы.
И тем не менее Литва готова идти на такие жертвы. В отличие от своей соседки по региону — Латвии, где совершенно иначе смотрят на ситуацию.

Не разделили энтузиазма

Совсем иначе к кризису в Белоруссии отнеслась ее другая прибалтийская соседка — Латвия. В апреле страну должен был посетить Лукашенко, но из-за пандемии с визитом пришлось повременить. Его не отменили, а перенесли, предположительно, на сентябрь, выходит, что в Риге готовились и дальше вести дела именно с ним.
Непосредственно перед выборами президента Белоруссии в Риге побывал министр иностранных дел республики Владимир Макей. На встречах с руководством страны он всячески подчеркивал, что Белоруссия крайне заинтересована в развитии сотрудничества с Евросоюзом в целом и с Латвией конкретно — особенно в транспортной сфере, логистике, транзите, сельском хозяйстве и отрасли высоких технологий. И ему ответили взаимностью: глава латвийского МИД Эдгар Ринкевич призвал к «продолжению работы над соглашением по двустороннему сотрудничеству» в сферах торговли и грузоперевозок и напомнил, что Минск занимает четвертое место среди внешнеторговых партнеров Риги за пределами ЕС.
$487,4 млн составил товарооборот между Белоруссией и Латвией в 2019 году, он вырос более чем на 20 процентов. Латвия импортирует прежде всего продукцию деревообрабатывающей, нефтяной, металлургической и химической промышленности, экспортирует лекарства, пищевую и текстильную продукцию.
После белорусских выборов 9 августа и начавшихся в тот же день массовых протестов Рига, в отличие от горячо поддержавшего митинги Вильнюса, заняла сдержанную выжидательную позицию. Тот же Ринкевич, хоть и призвал прекратить насилие в отношении демонстрантов, не одобрил идею немедленно ввести санкции против Минска и заявил, что «сейчас еще есть место для дипломатии и политического диалога».
Латвия настаивала, что прибегнуть к санкциям стоит только в самый последний момент, ведь при таком сценарии развития событий Минск полностью окажется под влиянием Москвы. Это, по словам Ринкевича, отнимет у Белоруссии шанс стать по-настоящему суверенным государством, оттолкнет ее от Евросоюза и помешает внедрению в дальнейшем европейских ценностей. В итоге Эстония, Литва и Латвия договорились о вводе собственных санкций против Белоруссии только к 31 августа — в списке персон нон грата оказались Лукашенко и еще 30 человек из его окружения. Визит президента в Ригу отменили окончательно.
Латвия до последнего уговаривала своих прибалтийских соседок, что нужно сохранять диалог как с белорусской оппозицией, так и с официальным Минском, и сдалась только после 25 августа, когда ЕС официально признал Лукашенко нелегитимным президентом и открыто осудил насилие в отношении протестующих. При этом Литва, которой, казалось бы, еще более невыгодно ссориться с Белоруссией, чем Латвии, изначально настаивала на санкционном списке из 118 человек, а также предлагала заморозить все их финансовые активы, если таковые найдутся.
Эксперты полагают, что причины столь разного подхода к одной проблеме лежат несколько глубже, чем открытые данные об объемах товарооборота. Их стоит поискать в сфере государственной безопасности и политической истории.

Осколки великого прошлого

В Вильнюсе всегда пристрастно относились к происходящему в соседней республике. Литовцев и белорусов объединяют воспоминания о Великом княжестве Литовском, существовавшем с XIII по XVIII век.
В период расцвета оно объединяло земли нынешних России, Белоруссии, Литвы и Украины и могло считаться крупнейшим государством Европы. Попытки восстановить эту историческую концепцию наблюдались в начале XX века, когда территории современных государств пытались бороться за независимость после распада Российской империи.
Как уже рассказывала «Лента.ру», в тот период часть литовцев и белорусов на время снова оказалась в едином государственном образовании — коммунистической республике Литбел, другая часть белорусов под патронажем Польши пыталась построить свою национальную республику. Поклонники Великого княжества Литовского существуют и в настоящее время. По их словам, оно было одним из самых свободных, передовых и демократичных государств своего времени, противостоявшим «деспотической Московии».
Литва видит себя форпостом европейской цивилизации и гордится этой ролью, даже если ее исполнение противоречит экономическим интересам страны. Литовские политики выступают агентами геополитического влияния США в Европе и чувствуют в этом свою ценность, - Александр Носович, политолог.
Для оппозиционной белорусской молодежи Литва все последние годы считалась «территорией свободы», а поездки на выходные в Вильнюс стали обычным делом, благо до границы рукой подать. Молодые белорусы гордятся тем, что не сидят постоянно в «унылом лукашенковском совке».
Политолог Александр Носович указал, что Вильнюс не забывает напоминать, что в свое время активно поддерживал и Евромайдан на Украине. В столице Литвы периодически проводятся конференции с участием белорусских политиков. Литва приютила и Европейский государственный университет (ЕГУ), которому запретили работать в Белоруссии.
95% студентов ЕГУ составляют белорусы, многие из них ездят на учебу прямо из своей страны. В 2004 году белорусские власти закрыли вуз, формально — из-за невозможности обеспечить студентов необходимыми для занятий помещениями. В 2018 году власти Литвы приостанавливали набор в вуз из-за несоблюдения стандартов образования и отсутствия ректора. Позже ЕГУ восстановил лицензию.
ЕГУ является наиболее известной структурой, базирующейся в Литве и ориентированной на работу с Белоруссией на средства грантов США и Евросоюза. Но университет не единственная такая организация. В Литве расположились штаб-квартиры многочисленных некоммерческих фондов, таких как Белорусский институт стратегических исследований, Белорусский дом прав человека, «Дом единой Беларуси», Независимый институт социально-экономических и политических исследований.
Похожее мнение высказал в беседе с «Лентой.ру» сопредседатель партии «Русский союз Латвии», депутат самоуправления Риги . Он тоже считает, что в Вильнюсе никак не могут забыть о временах Великого княжества Литовского. Латышей же с белорусами отношения господства-подчинения никогда в истории не связывали. Латвия давно имела особо теплые отношения с Белоруссией. В отличие от Литвы, у Латвии нет по отношению к соседней стране исторического комплекса «ментора» или «старшего брата». Исторические отношения исключительно горизонтальны.
К демократическим ценностям политическая элита Латвии тоже относится иначе, в отличие от своих коллег-миссионеров из Литвы — в Риге поддержка идеалов Запада носит ситуативный и чисто практический характер. Поэтому, считает Митрофанов, на проблемы демократии в Белоруссии латышские политики всегда смотрели сквозь пальцы. Гораздо больше Латвию занимали вопросы экономического сотрудничества — в этом плане Минск и Рига великолепно дополняли друг друга.
Напротив, с Вильнюсом Рига всегда состояла не в партнерских отношениях, а в конкурентных из-за схожести экономических профилей. «По всем этим причинам глава МИД Латвии Ринкевич выдержал долгую паузу и присоединился к общему хору осуждения Лукашенко только тогда, когда уже молчать стало невыгодно с точки зрения правил клуба западных государств», — пояснил собеседник «Ленты.ру»
Если бы Латвия отмалчивалась дальше, ее могли бы уже заподозрить в геополитической неверности Западу, что более опасно, чем отказ от теплых отношений с Беларусью, - Мирослав Митрофанов, сопредседатель партии «Русский союз Латвии»

Упущенные возможности

Есть у Литвы и Латвии еще один общий спорный момент, который диктует противоположное отношение к белорусскому кризису. Это споры вокруг Белорусской АЭС, построенной совместно с российскими специалистами. Дело в том, что объект находится в городе Островец прямо у границы с Литвой, из-за чего отношения между двумя соседними государствами в последние годы заметно накалились.
Как уже писала «Лента.ру», Вильнюс в 2017 году постановил считать этот объект угрозой безопасности государству и принял специальный законодательный акт, запрещающий покупку энергии с данной АЭС. Литовская сторона предлагала белорусской перестроить станцию в газовую, подключила к своей борьбе международные организации, собирала подписи в с помощью активистов и даже проводила учения по гражданской обороне, сценарий которых предполагает ядерную катастрофу на БелАЭС.
Однако эксперты (МАГАТЭ) уже дважды подтвердили, что объект в Островце надежен и соответствует всем требованиям, а при его возведении учитывался мировой опыт, полученный после катастрофы на АЭС «Фукусима-1». Станция уже проходит процедуру тестирования и запуска первых мощностей и готовится заработать в полную силу в следующем году.
18 млрд киловатт-часов — такого уровня достигнет производство электроэнергии в Белоруссии после запуска двух блоков БелАЭС. Сейчас этот показатель равен 7,1 миллиарда киловатт-часов.
Вильнюс, поддерживая белорусскую оппозицию, надеется, что при ее успехе новые власти страны откажутся от реализации спорного проекта. Однако лидер оппозиции и другие активные участники уже неоднократно подчеркнули, что не ставят под сомнение главенствующую роль России как экономического партнера Белоруссии и сохранят все договоренности, которые работают на благо родной страны. АЭС в Островце, бесспорно, входит в их число.
Рига совершенно не разделяет опасений прибалтийской соседки. Более того — она рассчитывала решить с помощью Белоруссии свою острую проблему высоких цен на электроэнергию. Но к февралю 2020 года Литва при поддержке Эстонии заставила Латвию сдаться. Сейчас правительства трех стран согласовывают бойкот на закупки белорусской электроэнергии после ввода станции в эксплуатацию.
Потери Латвии не ограничиваются дешевой электроэнергией. Латвийский политолог, председатель политического совета Партии Центра Нормунд Гростиньш рассказал «Ленте.ру», что сотрудничество с Белоруссией могло бы решить кризисную ситуацию на Латвийской железной дороге (ЛЖД). После падения объема перевозок на 47 процентов в первой половине 2020 года предприятию пришлось уволить полторы тысячи работников, то есть около четверти персонала. ЛЖД распродает локомотивы и вагоны, ей пришлось свернуть проект электрификации сети, получивший финансирование из Фонда сплочения ЕС.
МИД Латвии «исправился» и, как обычно, вместе с Польшей "побежал впереди паровоза". Такое уже было, например, в 2003 году, когда Латвия ратовала за вторжение западной коалиции в Ирак, — и тогда президент Франции сказал, что Рига "упустила хорошую возможность помолчать", - Нормунд Гростиньш,
председатель политического совета Партии Центра.
Гростиньш считает, что, сохранив сдержанность и далее, Рига могла бы на фоне ухудшения отношений Вильнюса и Минска заполучить белорусский грузовой транзит, который сейчас обеспечивает около треть бюджета Литвы. «К тому же дестабилизация соседней страны создает для Латвии ряд экономических и политических рисков. Притом все это происходит в условиях нарастающего мирового экономического кризиса, который создает нарастающее внутриполитическое напряжение в самой Латвии», — объясняет эксперт.

Туманные перспективы

Тем временем Литва надеется не только на белорусскую оппозицию, но и на простых граждан. Дело в том, что прибалтийская республика давно страдает от оттока населения, и эту проблему легко решило бы бегство десятков и сотен тысяч квалифицированных кадров из Белоруссии.
16 сентября власти Литвы заявили, что упрощают въезд для граждан соседней страны — пока временно. «Это особенно важно для белорусских компаний, которые решили перенести свой бизнес в Литву. Этот шаг реализует важную часть плана помощи народу Беларуси», — отметили в МИД Литвы. Цель плана состоит в том, чтобы помочь пострадавшим от преследований, оказать содействие в обучении в литовских высших учебных заведениях, облегчить получение визы и интегрировать специалистов в местный рынок труда.
Латвия, похоже, решила отыграться за свои многочисленные потери и вслед за Литвой заявила, что тоже ждет у себя белорусский бизнес. Однако мэр Вентспилса немедленно напомнил, что правительство страны в рамках кампании по борьбе с отмыванием иностранных средств в латвийской банковской системе ввело ряд ограничений. Теперь нерезиденту из страны, не входящей в ЕС, открыть счет в местном банке очень трудно.
Премьер Кришьянис Кариньш обратился к местным банкам с просьбой ослабить требования, чтобы не распугивать инвесторов. Если эта просьба будет выполнена, то Латвия, пожалуй, все-таки сможет хоть частично восполнить ущерб, который понесла ради сохранения своего имиджа среди западных стран.
Похоже, как минимум эти ожидания Латвии и Литвы сбываются. Десятки частных фирм уже начали консультации с правительствами стран или заявили о переезде из Белоруссии. Возможно, их станет больше, поскольку действующий глава государства Александр Лукашенко поставил точку в вопросе проведения новых президентских выборов, которых требуют протестующие, — дату определит и пропишет в новой Конституции действующая власть. Вряд ли такой результат устроит белорусов, которые выходят на улицы под дубинки ОМОНа уже шестую неделю подряд. И вряд ли такой исход устроит представителей бизнеса и бастующих промышленников.
18+