В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Мировая пресса: Белоруссия переживает самый драматичный в своей истории кризис

Польское интернет-издание Biznes Alert опубликовало интервью с бывшим заместителем главы . В нём нынешний сотрудник Польской высказывает мнение, что в происходящем в есть признаки революции и у неё неплохие перспективы.

Мировая пресса: Белоруссия переживает самый драматичный в своей истории кризис
Фото: Украина.руУкраина.ру

В первую очередь надо отметить, что свои силы объединили разные общественные группы, от интеллигенции и гражданских активистов до рабочих. Ранее, когда белорусская оппозиция выходила на улицы, этого не было, что изначально предопределяло ее поражение. Появилось общее для всех требование, которое объединяет эти группы: смена президента.

Видео дня

События в Белоруссии имеют специфические черты: ее лидеры не обладают сильной позицией. Власти вынудили уехать из страны , но демонстрации и акции продолжаются.

Второй элемент — полная децентрализация протестных выступлений. Есть и крупные демонстрации, как в , но в целом оппозиционные силы рассеяны по стране. Они появились даже в местах, куда, казалось бы, лозунги оппозиции вообще могли бы не добраться: в маленьких городках, промышленных центрах.

На первый взгляд такое распыление при отсутствии явного координатора может стать признаком слабости и облегчить процесс подавления протестных выступлений, но оно стало их главной силой. Службам правопорядка гораздо сложнее ликвидировать очаги протеста, когда те появляются одновременно в большом количестве точек.

Белоруссия имеет для Польши ключевое значение из-за своего географического положения и ей следует в первую очередь верно оценить международный контекст, указывает эксперт.

Очевидно, что смена власти в Белоруссии может произойти только в опоре на какое-то негласное соглашение между , и .

Перед Польшей, как соседом Белоруссии, открывается большое поле деятельности, и в этом наша сила, хотя страна не относится к числу могущественных игроков, которые окажутся за столом переговоров, признает экс-дипломат.

По его мнению, первый этап революции скоро завершится. Итогом станет победа оппозиционных сил, но это будет лишь первый шаг к запуску политических преобразований.

Следующий этап будет иметь, скорее всего, мирный характер. При оптимистичном варианте развития событий уступит. Его отставку будут предварять переговоры и закулисные интриги. Будет обсуждаться, а возможно, уже обсуждается, на каких условиях он и его окружение отдадут власть.

Основной вопрос, каково будет место Белоруссии в системе безопасности Европы. Следует подходить к ситуации реалистично, осознавая, что она останется в орбите России. Сейчас нет никаких шансов на то, чтобы она вышла из российских организаций и международных политических проектов.

Бывший дипломат считает, что тема санкций, в особенности экономических, в отношении Белоруссии может скоро утратить актуальность. Если в Белоруссии сменится руководство, то нужно обсуждать не санкции, а методы поддержки нового правительства.

Сейчас предпосылки совсем другие, ситуация выглядит для белорусов, которые массово и мирно отказываются повиноваться Лукашенко, не настолько пессимистично, подчеркивает экс-дипломат.

В свою очередь, норвежская газета Aftenbladet констатирует, что народные протесты в Белоруссии продолжаются. Они вызваны мошенничеством на выборах и арестами представителей оппозиции, но это лишь верхушка айсберга.

Как независимое государство Белоруссия существует недавно. Большую часть прошлого века она была советской республикой и подчинялась Москве. Когда СССР в 1991 году распался, Белоруссия объявила о независимости, но сразу же вступила в союз с Россией. С тех пор страны поддерживают тесную связь, заключая политические, военные и экономические договоры о сотрудничестве.

Лишь в 1994 году здесь создали новую отдельную должность президента страны. Ее занял Александр Лукашенко, и пока что он остается первым и единственным президентом Белоруссии. Согласно конституции, принятой в стране в 1994 году, президента должны были избирать на пять лет с возможностью переизбрания еще на пять лет. Лукашенко от этого правила быстро избавился, и вот уже 26 лет остается у руля.

Если Латвия, Литва и Эстония, также бывшие советские республики, сразу начали ориентироваться на Запад, ЕС и , то Белоруссия постоянно смотрела на восток, на старшего брата — Россию.

Она не только ориентировалась на восток, но и в большой степени сохранила социалистическую плановую экономику. Страна избежала самых хаотических периодов, которые выпали соседним государствам, когда их системы социальной защиты рухнули, когда почти все приватизировано и действует рыночная экономика.

Студенты жили в общежитиях, кишащих тараканами, но получали образование и крышу над головой. Безработица была очень низкой, и страна функционировала на удивление хорошо, напоминает журналист. Культуру мощно субсидировали, хотя и контролировали. Зато простые люди могли задешево сходить в оперу или на балет и посмотреть красочные представления.

Нынешние беспорядки нужно рассматривать в контексте экономической стагнации, кризиса, вызванного коронавирусом, очевидной фальсификации результатов выборов и жестоких методов подавления протестов.

После прихода к власти Лукашенко успело вырасти целое поколение, которое знает, что у граждан других стран больше свобод и они не живут в бедности, характерной для белорусского общества. Ложь работает всё хуже. А из союзников у Белоруссии осталась только Россия. И там люди в основном живут свободнее.

В культурном и политическом смысле Белоруссия ориентирована на Восток, и неясно, удастся ли оппозиции сойтись в чем-то, кроме смещения Лукашенко с должности.

Желание положить конец репрессивной диктатуре не обязательно означает, что белорусы хотят либерального государства или демократии по западному образцу. Если людям удастся избавиться от Лукашенко, совершенно непонятно, в каком направлении пойдет страна, завершает автор.

Французская в этой связи считает, что именно реакция Москвы на кризис в соседней Белоруссии, сейчас приковывает к себе всеобщее внимание. Так как одни опасаются вооруженного вмешательства, а другие ждут перемен дипломатического курса. Ни у одной другой страны нет большего влияния на Белоруссию. Но позицию России не назвать простой. Она оказалась перед неприятной дилеммой: бездействие невозможно, а какое-либо действие может оказаться контрпродуктивным.

Стоит вспомнить, что белорусский лидер никогда не пользовался безоговорочной поддержкой Москвы. Его постоянные метания между востоком и западом сделали его трудным партнером.

Кроме того, его неприятие предусмотренной по договору 1999 года более широкой интеграции двух стран вывело из себя руководство РФ, которое сократило финансирование дорогостоящей белорусской социальной модели.

Раздражение Кремля усилилось с приближением выборов на фоне задержания российских наемников и призывов защитить суверенитет Минска от Москвы. «Лукашенко всегда вел двойную игру, но с приближением выборов он продал на запад антироссийскую риторику, а Кремль такого не прощает», — считает политолог .

Но как только на кону оказалось его выживание, Лукашенко кардинально сменил тон. Наемников вернули в Россию, а белорусский лидер принялся обличать вмешательство Запада и НАТО. Его постоянные звонки Путину стали признаками отчаяния и выражением преданности.

Эти разногласия российская сторона частично отложили в сторону. Старые принципы остались в силе: Кремль не бросает союзников, по крайней мере, официально, а легитимная власть не должна уступать уличной толпе. «Москве сложно воспринимать белорусских демонстрантов как-то иначе, чем людей, которыми манипулирует Запад, — уверена политолог . — С ними не ведут переговоров, как с террористами. Тем не менее Россия понимает слабость Лукашенко и не поддержит его, если он прикажет открыть огонь по толпе».

Российские СМИ сначала проявили симпатию к протестующим на фоне репрессий, но затем пришли в себя. Сейчас они все чаще сравнивают движение с ненавистным украинским Майданом. То же самое касается тона заявлений Кремля и МИД РФ.

Перспектива обострения кризиса подталкивает Россию к тому, чтобы не сидеть сложа руки. Новость о европейских санкциях, а также активное участие Польши и Прибалтики могут стать ударом по российским позициям. Это стало бы совершенно неприемлемым: Белоруссия еще больше, чем Украина ранее, рассматривается как «братская» страна, чей суверенитет некоторые в Москве считают искусственным.

Но активная поддержка Лукашенко может оказаться не просто напрасной (его режим полностью дискредитировал себя), а рискованной и даже контрпродуктивной. Сейчас белорусская общественность настроена нейтрально, и на демонстрациях не прозвучало ни одного антироссийского лозунга. Никто из лидеров протестов даже не заикается о смене геополитического курса.

Таким образом, слишком активное вмешательство может повлечь за собой враждебную реакцию значительной части белорусского населения. Это, не говоря о военной операции, которая представляется маловероятной, хотя о ней все же говорят в Белоруссии.

Единственным исключением стало бы абсолютно гипотетическое движение Минска в западный лагерь или угроза выхода из . «В таком случае Москва была бы готова пойти очень далеко, — уверяет профессор . — Такой сценарий рассматривается как экзистенциональная угроза еще больше, чем в случае с Украиной».

Поле для маневра у Кремля ограничено. Самый реалистичный вариант для России заключается в том, чтобы тайно взять под контроль переходный процесс и не допустить эскалации, уверен автор статьи.

Но есть одна загвоздка: среди оппозиции нет достойных, по мнению Кремля, кандидатов. Лукашенко всегда старательно убирал тех, у кого формировались слишком тесные личные связи с Москвой. Но, как отмечает белорусский дипломатический источник, Россия уже установила контакты с некоторыми представителями режима.

Пока Лукашенко, вероятно, попросят занять более примирительную позицию и сделать ряд формальных уступок, чтобы не допустить эскалации и слишком резкого краха, заключает журналист.

При подготовке материала использованы переводы