Ещё

Руслан Бортник: Лукашенко учел опыт Майдана и будет действовать значительно жестче Януковича 

Руслан Бортник: Лукашенко учел опыт Майдана и будет действовать значительно жестче Януковича
Фото: Украина.ру
— Руслан, член заявил, что своими действиями вычеркивает себя из союзнических отношений с , а также рискует не только потерять статус переговорной площадки, но и возможность влиять на переговорной процесс по Донбассу. Действительно ли Россия может отказаться от подобных услуг белорусской стороны?
— Подобные заявления уже звучали со стороны отдельных представителей и . Действительно, Минск сегодня является переговорной площадкой, играя важную миротворческую и посредническую роль в карабахском и донбасском конфликтах. И я эти заявления воспринимаю как неофициальные предупреждения Минску.
Это означает, что в случае неправильного развития событий с захваченными, как считает Россия, российскими гражданами, участниками или сотрудниками ЧВК, Россия больше не будет рассматривать не только как дружеское, союзническое или партнерское государство, но и как партнера и посредника в решении многих вопросов.
В этом случае Минск потеряет возможность получать выгоду от этой посреднической роли. В этой ситуации такой шанс получат другие страны, занимающие более нейтральную позицию. То есть Россия делает предупреждение Минску, что если российское руководство будет считать белорусское руководство недружественным, то Белоруссия такую роль потеряет.
— Как чисто технически можно осуществить отказ от Минска как от переговорной площадки?
— Конечно, для этого потребуется согласие всех участников переговоров. Но Россия может отказаться принимать участие во всех переговорных форматах на территории Белоруссии. Россия обосновывает свою позицию тем, что если сейчас участники вооруженного конфликта на Донбассе будут выданы , то какие гарантии безопасности на территории республики будут для представителей ДНР/ЛНР? Не будут ли они так же выданы ?
Если Россия и российские представители откажутся приезжать на территорию Беларуси, то сами по себе эти переговорные форматы прекратят свое существование. Либо Россия просто может дать указания представителям ДНР/ЛНР или Нагорно-Карабахской республики игнорировать этот переговорный формат де-факто.
В этом случае будут искаться более компромиссные места: будь то Вена или Казахстан, который давно претендует на эту роль. Но пока что это просто шантаж в ответ на шантаж со стороны белорусского руководства в части выдачи «чэвэкашников» Украине.
— Почему вообще Лукашенко привлек в этот процесс Украину? Ведь если Россия или какие-то силы внутри России планировали дестабилизацию в Белоруссии, то их надо судить либо в Белоруссии, либо в России.
— Часть из этих «чэвэкашников» имели или имеют гражданство Украины, и Киев подозревает их в ведении боевых действий на территории Украины. Но Лукашенко пытается пугать Кремль Украиной. Тем, что он может выдать этих людей Украине.
Если это произойдет, то для России это может вызвать целых два кризиса. Первый кризис — внешний, потому что свидетельские показания этих людей могут усилить позицию Украины в международных судах, усилить информационную позицию Украины в рамках той же нормандской четверки.
Второй кризис — внутренний. Российскому руководству будет трудно объяснить своей патриотически настроенной части общества, тому же Союзу добровольцев Донбасса, как так случилось, что российские патриоты на территории союзного государства были выданы Украине на расправу. Это вызовет кризис между властью и патриотически настроенной средой.
Вот этими двумя факторами белорусское руководство сегодня оказывает давление на Россию, используя Украину.
— Действительно ли Лукашенко грозит сейчас свержение со стороны оппозиции, народного гнева или собственного окружения?
— Такие риски существуют. Я вижу сегодня три основных риска для Лукашенко. Это общее ухудшение социально-экономической ситуации в связи с пандемией коронавируса, это потеря внешней поддержки со стороны России и первые выборы без такой поддержки, это расслоение белорусских элит, когда военные и политические элиты демонстрируют лояльность Лукашенко, а среди культурных и экономических элит много недовольных.
Есть уже много людей, которые в той или иной форме явно или скрытно поддерживают протест. Это делает возможным и новые майданы, и дворцовые перевороты. В этот раз ситуация беспрецедентно хрупка для Лукашенко, который хотя и имеет поддержку большинства белорусов на данный момент, но из-за этой хрупкости уже не сможет победить одной левой и бесконкурентно.
Все это может привести к кризису как в головах белорусской правящей элиты, так и на улице. Протестно настроенная часть общества почувствовала слабость власти, почувствовала поддержку со стороны внешних игроков, а часть внутренних элит пытается использовать эту ситуацию как минимум для смягчения режима, а как максимум — для замены Лукашенко на другую фигуру.
— Как вы оцениваете сегодняшнюю политику Москвы в отношении Белоруссии по сравнению с той, что она проводила в отношении домайданной Украины?
— Слишком много аналогий. Не параллелей, а именно аналогий. Та же самая не до конца последовательная политика, политика с участием многих игроков, когда разные российские политические и околовластные круги действуют по-разному в отношении Лукашенко и Беларуси, несинхронизированная политика.
Мне показалось, в что и в 2004, и в 2014 году Россия и часть российских кругов на начальном этапе поддерживали майданные настроения, надеясь, что ослабление Кучмы и Януковича сделает их более договорибельными для России, что они пойдут на какие-то серьезные уступки. Мне кажется, что история с Белоруссией в какой-то мере повторяет этот трюк.
Но дважды на Украине это уже привело к тому, что протест вышел из-под контроля и вместе со свержением Кучмы и Януковича потерпели поражение и российские интересы. Мне кажется, что элемент этой игры, к сожалению, присутствует и в отношении к Беларуси.
Но в то же время нужно понимать, что белорусское руководство учло опыт Украины и Грузии и в случае массовых протестов будет действовать жестче. И Россия в случае дестабилизации в Беларуси будет действовать быстрее и жестче.
Я думаю, что «вестернизацию» или «прибалтизацию» Беларуси российскому руководству будет крайне сложно объяснить своему обществу, не говоря уже о серьезных политических и экономических потерях.
Видео дня. Бузова рассказала, как мыла полы и сдавала бутылки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео