России надо наконец-то отреагировать на клевету

Деловая газета «Взгляд» 13 мая 2020
Фото: globallookpress.com
События вокруг эпидемии коронавируса, к сожалению, не прекратили информационную войну Запада против . Россия в этой борьбе часто занимает пассивную позицию, ожидая от Запада, что он как-то сам «образумится», вспомнив или совместную борьбу с нацизмом (попытки напомнить о встрече на Эльбе), или хотя бы решения Нюрнбергского трибунала.
Может быть, поэтому Россия оставляет незамеченными даже очевидные разоблачения той или иной «информационной атаки» против себя самой. Вот недавний пример. Начиная с 2017-го года в британской прессе появились десятки статей о том, что Россия якобы влияла на итоги референдума 2016-го года по «брекзиту», в результате которого Британия вышла из состава . Влияние это якобы оказывалось через британского бизнесмена Аррона Бэнкса. И вот — новости последних дней — Аррон Бэнкс полностью оправдан, National Crime Agency (Национальное агентство по расследованию уголовных преступлений в Британии) полностью оправдало Бэнкса, не найдя никакого «нелегального финансирования» со стороны России.
И что же? После десятков, сотен «разоблачительных» статей о «связях Бэнкса с Кремлем» в «Файненшл таймс», «Гардиан» — все это оказывается ложью, клеветой, великаном лжи на тонких ножках фальсификации. И что же, это новость? Нет. Причем не только для Британии, но и для России. Между тем очевидно, что при такой безнаказанности за ложь фальсификации о России будут продолжаться — это же очевидно.
Да что там Британия — есть пример фальсификаций покруче и поразветвленнее. Вот уже три года, которые кому-то справедливо могут показаться вечностью, раскручивают истерию вокруг мнимой опасности российского вмешательства. Эта тема давно превалирует в политическом дискурсе США: с пеной у рта патриотически-настроенные политики и СМИ обличают «атаку русских на западную демократию». Ведущие американские журналисты стали знаменосцами этого крестового похода. Желая раздуть скандал своими лукавыми выпадами, они не упускают ни единой возможности спровоцировать на осуждение , задавая каверзные вопросы при каждой совместной пресс-конференции двух президентов.
Однако спустя два года их псевдопатриотический угар начинает выдыхаться. Сенсационные заявления о сговоре Трампа с Россией оказались фактически несостоятельными, а назидательное возмущение ярых сторонников концепции «Рашагейт» — неискренним или, в лучшем случае, избирательным, о чем свидетельствуют два факта.
Во-первых, как только конспирологическая теория о сговоре затрещала по швам, СМИ и политики, ранее столь ревностно обличавшие связи своего президента с Россией, быстро переключили внимание и направили всё возмущение на новую приманку: лейтмотив небезызвестного доклада Мюллера, а именно — обвинение Трампа в «препятствовании отправлению правосудия» (Obstruction of Justice).
Новостные агентства потратили массу эфирного времени на детальный разбор данного обвинения, но при этом даже не удосужились упомянуть первую часть доклада Мюллера (собственно, посвященную российскому вмешательству). Тема предполагаемого вмешательства Кремля в выборы вскоре сдала свои позиции в рейтингах политической повестки США. Создается впечатление, что Россия была не более чем политическим тараном, утратившим релевантность, как только стало очевидно, что конспирологическая теория сговора с русскими не пробьет стены осаждённой крепости президентства Трампа.
Во-вторых, «клеветники России» по всему миру (подобные американским Биллу Мару, , и прочим), которые с 2016 года так самозабвенно изобличали «вмешательство» русских, как и все прочие «блюстители» интересов Америки, умышленно упускают из виду другие, куда более явные случаи иностранного вмешательства в выборы США.
Возьмем, к примеру, в значительной степени проигнорированное вмешательство Украины в избирательную кампанию 2016 года на стороне штаба , получившее огласку через год после выборов. Так, Politico отмечает: «украинские чиновники пытались помочь Хиллари Клинтон, распространяя документы, способные нанести репутационный ущерб команде штаба Трампа».
Стоит заметить, что вмешательство Украины оказало ощутимое влияние на президентскую гонку, о чем свидетельствует отставка Пола Манафорта с поста руководителя избирательной кампании Трампа, вызванная распространением слухов о якобы тесной связи его штаба с Россией. Этот факт, однако, не был удостоен ни отдельного расследования, ни в принципе какой-либо реакции со стороны Вашингтона.
Аналогичным образом, в конце 2018 года газета The New York Times опубликовала статью о манипуляции выборами, источник которой находился внутри самой Америки. Хотя данная статья по всем признакам могла и должна была стать сенсацией и вызвать фурор, сопоставимый со шквалом возмущения от мнимого российского «вмешательства», история так и не вызвала особого интереса в журналистских и политических кругах.
Тем временем, The New York Times выяснила, что компания New Knowledge, работающая в сфере кибербезопасности и связанная с демократической партией, «разработала сложную схему, направленную на создание фэйковых российских аккаунтов в Twitter и Facebook,
роль которых заключалась в том, чтобы создать впечатление, будто Кремль пытается подорвать репутацию Дага Джонса, кандидата в Сенат от демократической партии». На самом же деле, разумеется, псевдо-аккаунты действовали из самих Соединенных Штатов. Эта кампания по дезинформации, якобы затеянная консерваторами штата Алабама, была призвана посеять новые подозрения в адрес России и, в конечном счете, заставить национальные СМИ поверить, что кампания республиканца Роя Мура в значительной мере поддерживалась Москвой.
Кстати говоря, так называемая российская «фабрика троллей» (связь её с Кремлём так и не была доказана), на которую часто ссылаются как на ключевой инструмент вмешательства России в выборы, потратила на рекламу в соцсетях, якобы для воздействия на американских избирателей, всего около 51 000 долларов. New Knowledge, для сравнения, потратила целых 100 000 долларов (в два раза больше) на гонку внутри лишь одного штата Алабама. Кампания, которая в итоге привела к поражению лидирующего кандидата-республиканца и избранию первого с 1997 года демократа на место в Сенате США от Алабамы.
Ну и кто, по-вашему, действительно вмешивался в выборы? Получается, что Россия — единственная страна, которой вменяют в вину попытки оказать влияние на американскую политику. Никто, например, не упоминает о влиянии Израиля, который в 2017 году потратил 43 миллиона долларов на лоббистскую деятельность в США. Россия, для сравнения, потратила менее 1,3 миллиона. Кроме того, никакой критике или санкциям не подвергается Украина за свое вмешательство и поддержку кампании госпожи Клинтон в 2016 году. Также практически отсутствует возмущение по поводу манипуляций со стороны New Knowledge на выборах в Сенат от штата Алабама в 2017 году, хотя их метод идентичен предполагаемому методу вмешательства Москвы.
О многом говорит безразличие со стороны американского политического истеблишмента к другим случаям иностранного влияния или вмешательства в выборы. Тот факт, что иностранное вмешательство вызывает в американских СМИ гнев только в том случае, если оно исходит из России, свидетельствует о том, насколько лицемерным и избирательным является этот гнев.
Если вы возмущены российским вмешательством в американские выборы, то логично предположить, что вас возмутит и украинское вмешательство. Если вы считаете, что российское Агентство интернет-исследований должно быть привлечено к ответственности за свою кампанию в социальных сетях, то, по логике, вы должны желать того же и для New Knowledge.
Либо проблема иностранного вмешательства в выборы существует, либо нет. Либо возмущение и санкции должны следовать во всех случаях без исключения, либо не следовать вовсе. Решать данный вопрос должны сообща ведущие представители СМИ, политики и американский народ. Однако, учитывая их полное безразличие к вышеупомянутым примерам вмешательства, логично предположить, что проблемы в этом они всё-таки не видят.
К сожалению, по мере того как мы приближаемся к президентским выборам 2020 года, у американских медиа-элит всё меньше и меньше желания как-то менять свои обкатанные бизнес-схемы. Причины для этого весьма очевидны. Так, например, начиная с 2016 года, выросла на 19% прибыль телевизионных передач, от 19 до 32% эфира которых составляют «сенсационные» русофобские истории.
Демонизация России также оказалась весьма выгодным делом для американских политиков в контексте борьбы со своими оппонентами внутри страны. В особенности этим грешат демократы, во всех смертных грехах обвиняя республиканского «президента-марионетку Кремля».
Таким образом, единственный способ для Москвы восстановить своё доброе имя — открыто осудить лицемерие американского политического истеблишмента. А затем, наконец, Россия должна начать играть по тем же правилам, что и другие страны, стремящиеся получить влияние в Соединённых Штатах. Эта игра, справедливо наречённая старейшим американским спортом, называется лоббизм.
Комментарии
13
Политика , Статьи , Выборы на Украине , Санкции , Эпидемия , Эпидемия коронавируса , Пол Манафорт , Стивен Кольбер , Хиллари Клинтон , Рэйчел Мэддоу , Даг Джонс , Дональд Трамп , Владимир Путин , ЕС , Сенат США , The Guardian , New York Times , США
Читайте также
Путин и эмир Катара обсудили урегулирование в Сирии
Еще одного президента позвали на Парад в Москве
Последние новости
В Кремле оценили эффективность борьбы с коронавирусом в Москве
Крым заявил о невыполнимых требованиях Роспотребнадзора к туризму
Путин бросил ручку на стол на совещании по стихийным бедствиям