Почему «сделку века» называют капитуляцией

Деловая газета «Взгляд» 3 февраля 2020
Фото: © Alexander Zemlianichenko/Reuters
Мир продолжает обсуждать предложенную Трампом «сделку века» по решению палестино-израильского вопроса. Сделку прагматичную и справедливую — оттого и имеющую малые шансы на реализацию.
Сам план расписан на десятках страниц, однако его основные положения весьма просты и во многом являются элементарной легитимацией существующего статус-кво. Еврейские поселения на Западном берегу официально входят в состав , как долина реки Иордан (связь палестинских территорий с  будет осуществляться через две специально сооруженные дороги).
Потерянные земли палестинцам компенсируются за счет территорий в пустыне Негев, которые должны стать промышленным и сельскохозяйственным кластером для перенаселенного Сектора Газы. Сектора, который остается в рамках палестинского государства — но перед этим палестинцы обязаны каким-то образом разоружить . Сам  остается израильским и признается, как столица государства, а несколько арабских кварталов объединяются с находящимся неподалеку городком Абу-Дис, получают название «Аль-Кудс» и становятся столицей демилитаризованного государства .
Неудивительно, что самим палестинцам и симпатизирующим им либеральным экспертам этот план не нравится. «Условия сдачи и мирный план — это не одно и то же, — пишет бывший израильский дипломат Даниэль Леви. — Но даже условия капитуляции имеют больше шансов на реализацию в том случае, если они написаны так, чтобы сохранить достоинство у проигравшей стороны». Собственно, план и есть капитуляция без сохранения достоинства.
Палестинцам предлагают оставить лишь 70% территорий, которые сейчас имеют статус «оккупированных Израилем». Что, в свою очередь, составляет 15% исторической Палестины — основные водные ресурсы и сельскохозяйственные земли которой оказываются в Государстве Израиль. И в качестве компенсации за эти потери и за унижения палестинцы получают инвестиции в 50 миллиардов долларов.
Очевидно, что интересы палестинцев американского президента мало волнуют. И на то есть как субъективные, так и объективные причины.
Субъективные — это взгляды и интересы Трампа. Как верно отмечает один из колумнистов The New York Times, «сделка для Трампа — это скорее подарок для  и попытка главы государства завоевать голоса евреев во Флориде, а не палестинские сердца в Рамалле».
И ничего странного в этих приоритетах нет — нынешний хозяин Белого дома изначально позиционировал себя чуть ли не как самый произраильский президент за последнее время, и ему очень нужно выиграть выборы 2020 года, дабы всем показать, что он самый лучший, самый успешный американский президент за последнее время.
Объективная причина в том, что Палестина — это проигравшая сторона в конфликте. Системно проигравшая сторона. А, значит, по всем неписанным законам международных отношений, она должна подписывать мир на условиях победителя. На, выражаясь словам Беньямина Нетаньяху, «реалистичных условиях».
Отказ от подписания мира лишь усугубляет положение палестинцев, мешая им примириться с реальностью и вместо сопротивления взять курс на развитие того, что у них осталось. Растить следующее поколение палестинцев не в ненависти, а в Палестинском государстве. Палестинскому руководству пытаются объяснить, что, если они не согласятся на условия Трампа сегодня, завтра они получат еще меньше.
Правда, у этой вроде бы как правильной концепции есть один важный недостаток: ее апологеты почему-то уверены, что палестинское руководство заточено на достижение мира и создание палестинского государства в компромиссных границах. Это не так. Руководство Палестинской автономии привыкло жить за чужой счет (то есть на европейские, американские и арабские деньги), а также ни за что не отвечать.
Если они будут возглавлять не сопротивление, а государство, то тогда нужно будет прекратить эту помощь воровать и нести ответственность за социально-экономическое развитие полученных территорий — а административной деятельностью палестинские лидеры заниматься не умеют. Это означает, что лидерами нового государства они пробудут крайне недолго. Именно поэтому Махмуд Аббас и его сторонники категорически не готовы выходить из нынешней зоны комфорта в терра инкогнита.
Именно поэтому было бы легко догадаться, что Махмуд Аббас и палестинцы крайне критично отнесутся к любому плану арабо-израильского урегулирования, который будет базироваться на принципах прагматизма и статус-кво. Что они принципиально его отвергнут. И зачем тогда стараться, учитывать в нем интересы Рамаллы и пытаться понравиться палестинскому населению? Если Дональда Трампа и интересовали мнения арабов, то не в Рамалле, а в Эр-Рияде, Абу-Даби, а также в Каире и Аммане.
Первые две страны должны были профинансировать сделку века и по закрытым каналам убедить Махмуда Аббаса серьезно не дергаться, а Египет и Иордания, как страны-соседи Израиля, с которыми у Тель-Авива есть дипотношения, должны были своей более-менее нейтральной реакцией придать плану хотя бы минимальный флер допустимости в арабском мире.
Впрочем, флера не получилось. Арабские СМИ негодуют — они требуют от палестинского руководства «перестать выполнять роль подрядчика по вопросам безопасности» израильских властей и самораспуститься. Турция и Иран уже начали эксплуатировать арабский гнев, предложив мусульманскому миру объединиться (естественно, под собственным флагом) для борьбы с планом Трампа.
Что же касается России, то Москва пока взяла паузу и «изучает план». Не исключено, что Кремль и дальше будет дистанцироваться от разворачивающегося вокруг предложения Трампа холивара. По крайней мере, это было бы самой разумной политикой. И дело даже не в том, что Россия может сохранить одновременно хорошие отношения с арабами, израильтянами и Трампом. И не в том, что Трамп, навязывая арабам позорную капитуляцию, убивает остатки американского влияния на арабские общества. А в том, что предложенный американцами принцип легитимации статус-кво создает интересный и выгодный России прецедент для решения крымских проблем.
Москва уже использовала косовский прецедент для воссоединения с полуостровом — и, не исключено, что через какое-то время уже палестинский прецедент будет использован в российско-европейских договоренностях по международному признанию российского суверенитета над ним.
Комментарии
4
Политика , Статьи , Крым наш , Махмуд Аббас , Биньямин Нетаньяху , Дональд Трамп , Хамас , New York Times , Иерусалим , Израиль , Иордания , Палестина
Читайте также
Путин сменил губернаторов в трех регионах
91
Часть сотрудников МЧС перешла на удалённую работу
Последние новости
Появились прогнозы об объединении Архангельской области с НАО
Россия входит в режим сосредоточения и выдержки
Губернатор Камчатки подал в отставку