В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Российско-украинская война: возможен ли мир в 2020 году? (Atlantic Council, США)

В 2020 году пойдет седьмой год необъявленной войны между и , и конца конфликта, который разрушил наши представления о сложившейся после 1991 года системе безопасности, не видно. Хотя сейчас боевые действия носят эпизодический характер, а линия фронта статична, войска под командованием Кремля по-прежнему оккупируют значительную часть восточной Украины, а число погибших продолжает расти. Многие надеялись, что новый президент Украины , избранный весной 2019 года, выведет ситуацию из тупика. Однако долгожданная встреча Зеленского с в декабре не только не принесла никаких результатов, но лишь подчеркнула пропасть между российским и украинским взглядом на урегулирование конфликта. Тем не менее обе стороны обязались продолжить переговоры в будущем года. Каковы шансы на мир в 2020 году?

Российско-украинская война: возможен ли мир в 2020 году? (Atlantic Council, США)
Фото: ИноСМИИноСМИ

(Michael Carpenter), старший директор центра Пенна-Байдена, старший научный сотрудник Евразийского центра Атлантического совета:

Видео дня

«Перспективы мира в 2020 году туманны, поскольку президент Путин по-прежнему полон решимости восстановить контроль над Украиной и ее геополитической ориентацией. Весьма наивно надеяться, что слабый санкционный нажим со стороны и Европы вынудит Путина изменить позицию по ключевой внешнеполитической цели, — особенно когда ведущие европейские политики, например, немецкий канцлер или французский президент , соблазняют Россию крупными экономическими проектами, сулящими большие перспективы».

(James Sherr), старший научный сотрудник Эстонского института внешней политики:

«Чем решительнее мы добиваемся мира на Украине, тем менее достижимым он становится. Это потому, что Украина для России важнее всего на свете, — кроме разве что самой России. С 2014 года Россия использует жесткую силу, чтобы продемонстрировать, что уйдет она лишь на собственных условиях, а они неприемлемы — это право вето во внешней политике Украины и институционализированная роль в ее внутренних делах. Для достижения своих целей Россия не гнушается дезинформации и тайных операций. Цена, которую Россия уже заплатила за свою политику, даже выше, чем может показаться на первый взгляд, но она терпима и Кремль готов платить и впредь, доколе считает свои условия достижимыми. Тем не менее саммит в „нормандском" формате 9 декабря продемонстрировал, что компромисс не обязательно прольет воду на кремлевскую мельницу. По сути, обошлось без сюрпризов, но Зеленский тонко изменил алгоритм, и русские явно растерялись. Во-первых, по вопросам кардинальной важности, а именно по конституции Украины, выборам и „особому статусу" он не уступил. Более того, он смело заявил, что минские положения о границе Украину не удовлетворят, снискав косвенную поддержку со стороны Ангелы Меркель. В-третьих, он прямым текстом сформулировал „красные линии" Украины, убедившись, что его партнеры и внутренние противники, а заодно и русские, поняли, что на меньшее украинский народ не согласен. Смысл саммита заключается не в том, что мир близок, а в том, что постыдная капитуляция больше не рассматривается. Кремль тщательно подумает, прежде чем делать ставки. Скорее всего, так оно и будет».

Майкл Боцюркив (Michael Bociurkiw), международный аналитик:

«Если вы прочли хотя бы один ежедневный отчет Специальной мониторинговой миссии на Украине после „нормандского" саммита в Париже, никто вас не упрекнет в пессимизме относительно мира на востоке Украины. Мало того, что режим прекращения огня нарушается ежедневно, так еще и наблюдатели ОБСЕ сообщают о нарушениях в трех пилотных зонах разъединения. Кроме того, даже после саммита украинские военнослужащие гибнут и получают ранения. Участники парижского саммита договорились создать в ближайшие недели еще три зоны разъединения, но если не соблюдаются даже нынешние, то какой в них смысл? Но больше всего меня беспокоит, что президент России Владимир Путин и дальше настаивает на выборах на оккупированных территориях и не собирается уступать украинским требованиям, чтобы поддерживаемые Россией повстанцы ушли, а Украина восстановила контроль над границей с Россией. Эти „красные линии" сложились народными настроениями на Украине, и президент Владимир Зеленский отлично понимает, что не может их нарушать. Что касается поддержки США, то Украине придется на какое-то время побыть в одиночестве, поскольку Вашингтон поглощен процедурой импичмента, а оскандалившийся добивается переизбрания».

Брайан Боннер (Brian Bonner), главный редактор Kyiv Post:

«Увы, я предвижу, что война продлится еще долго, прежде чем Россия и Владимир Путин начнут признавать, что Украина — независимая страна, которая сама определяет свой курс в этом мире. Единственный плюс я вижу в том, что с каждым годом кремлевской войны Украина все дальше отдаляется от России и движется все ближе к Западу».

Евгений Федченко, главный редактор сайта StopFake.org:

«Традиционный пресс-марафон Путина в конце года не принес ничего нового. Уже пять лет, с самого начала боевых действий, он не скрывает своих целей. Российский лидер отказывается признавать Украину полностью независимым государством, а его предпосылки для мира несовместимы с суверенитетом Украины. Это не внушает особых надежд на прекращение конфликта в 2020 году. Наоборот, существующим положением Путин вполне удовлетворен и с нетерпением ждет дальнейших благоприятных перемен в геополитическом ландшафте. Он считает, что время на его стороне: Европа устала от войны, а лидеры хотят, чтобы она вообще исчезла с международной арены. Вместо мира наступающий год скорее всего принесет новые боевые действия и новые жертвы. После короткого затишья с приходом к власти президента Зеленского на всех основных российских медиаплатформах появились признаки нового информационного наступления. Хотя фиксация на Украине для российских СМИ не новость, сейчас мы наблюдаем возрождение доктрины о „несостоявшемся государстве", — она выставляет Украину страной со слабой президентской властью, где заправляют ультраправые. Приобретает второе дыхание и посыл о религиозно-языковом расколе на Украине. Эта волна враждебных публикаций предвещает беду, потому что она — лишь часть более широкой стратегии. Другими словами, пока Украина застряла на бесполезных переговорах о недостижимом мире, Россия готовит почву для новой эскалации. С учетом этого Украина в 2020 году должна быть снова готова защищаться, — только на сей раз международная поддержка ослабла, а внешнее давление в пользу капитуляции усилилось».

Петр Залмаев, директор Евразийской демократической инициативы:

«Украина вступает в первый полный календарный год при новом президенте, и наихудшие опасения патриотической части украинцев о полной капитуляции перед Россией не оправдались. После парижской встречи Путин якобы пришел в ярость из-за бессмысленной поездки, — не добившись ни одной из уступок, к которым стремился. Зная методы работы Путина, было бы разумно предположить, что это оскорбление он не проглотит. Он может решить, что новая эскалация на востоке Украины укрепит его позиции в преддверии следующего раунда переговоров — когда бы они ни состоялись, весной 2020 года, как запланировано, или в конце года. Сам российский лидер не спешит. Несмотря на регулярные прогнозы скорого краха его режима, Путин знает, что карты у него гораздо сильнее, чем у неопытного украинского коллеги. Может, Зеленский и сосредоточил в своих руках беспрецедентный контроль над всеми ветвями власти, но ему приходится мириться с шумной оппозицией, народными протестами и требованиями могущественных украинских олигархов. Путинский же контроль над российской вертикалью власти не ослабевает. Между тем внутри ЕС усиливается давление, чтобы положить конец конфронтации. Эти факторы подталкивают Путина к выжидающей позиции. Подход Кремля к Украине можно описать русской поговоркой — „капля камень точит". Это объясняет упорство Москвы даже перед лицом международных санкций. Если Путину не представиться возможность вернуть оккупированный кусок Донбасса Украине в виде троянского коня, который преградит Киеву путь в Европу, у него нет ни единого стимула давать слабину. И потому наиболее вероятным прогнозом для восточной Украины в 2020 году выглядит продолжение кровопролитной нерешимости [проблемы]».