Ещё
Власти США вновь нашли повод обвинить Россию
Власти США вновь нашли повод обвинить Россию
В мире
Макрона срочно эвакуировали
Макрона срочно эвакуировали
В мире
Захарова подловила США
Захарова подловила США
Политика
Как окунуться в прорубь на Крещение и не заболеть
Как окунуться в прорубь на Крещение и не заболеть
Общество

Российско-украинские переговоры в Париже: взгляд из Берлина (Atlantic Council, США) 

Российско-украинские переговоры в Париже: взгляд из Берлина (Atlantic Council, США)
Фото: ИноСМИ
В понедельник во французской столице состоялся саммит в нормандском формате, на котором канцлер , президент , и  попытались найти выход из многолетнего тупика и положить конец необъявленной войне между и  в Донбассе. Это была первая встреча лицом к лицу между Зеленским и Путиным, но канцлеру Меркель такие переговоры не в новинку. С 2014 года Германия играет центральную роль в дипломатических усилиях по разблокированию кризиса, возникшего на восточной границе Европы. Какое впечатление долгожданный парижский саммит произвел в Берлине?
Мириам Космель (Miriam Kosmehl), старший эксперт программы «Восточная Европа и европейское добрососедство», Фонд Бертельсманна:
Итоговая декларация довольно скромная. Разведение войск на трех участках фронта расширили еще на три участка. Хороший коридор безопасности был бы лучше. Если план сорвется из-за того, что одна сторона воспользуется отступлением другой, обвинения в подрыве безопасности украинцев дорого обойдутся президенту Зеленскому. А вот диктатору Путину не придется бояться внутренних протестов из-за гибели людей. Вот почему украинская инициатива является смелой попыткой проверить серьезность намерений . В декларации по итогам встречи есть ссылка на мандат и на неограниченный доступ миссии наблюдателей на украинскую территорию, что дает возможность призвать Москву к ответу. Не чинить препятствий наблюдателям и не создавать угрозу их безопасности — это серьезный вызов. Германия и Франция по-прежнему несут большую ответственность. Отчасти в обмане виновны те, кто не говорит ясно и прямо, чем Россия занимается на местах в Донбассе. Требование России к  вести переговоры напрямую с «сепаратистами» опасно. Без Кремля эти «сепаратисты» недееспособны и не в состоянии принимать решения. У них диктаторская организация, и они несут ответственность за серьезные нарушения прав человека. Их усилению надо помешать любыми средствами. Оно не служит делу мира и стабильности.
Штеффен Халлинг (Steffen Halling), приглашенный научный сотрудник Германского института международных проблем и безопасности, программа «Восточная Европа и Евразия»:
Было понятно, что саммит нормандской четверки в Париже не приведет к прорыву в мирных переговорах. Тем не менее, этот первый за три с лишним года саммит с участием государственных руководителей важен. Он в очередной раз привлек внимание к войне и страданиям людей в Донбассе. Стороны договорились о дальнейшем разведении войск, о масштабном обмене пленными и о создании новых пунктов перехода вдоль линии разграничения, что увеличивает шансы на ослабление боевых действий и на улучшение гуманитарной ситуации. Зеленский считает эту встречу успешной. Он убедительно продемонстрировал свое стремление к миру, но в то же время подтвердил, что у Украины существуют определенные красные линии. Однако ситуацией по-прежнему управляет Россия. Кремль как и прежде заинтересован в сохранении контролируемого конфликта в Донбассе. Россия хочет реинтегрировать подконтрольные ей сепаратистские территории в состав Украины и стремится узаконить положение лидеров сепаратистов посредством проведения выборов. Если она не добьется в этом успеха, ситуация останется такой же неустойчивой, как и сейчас. Для Украины не подходит ни один из этих вариантов.
(Rebecca Harms), бывший депутат от Партии зеленых:
«Надежда» — это то слово, которое я чаще всего слышала и читала утром после нормандского саммита. Пленные, которых должны обменять согласно договоренности, и их семьи могут теперь надеяться на встречу дома до православного Рождества, отмечаемого в январе. Но люди в зоне военных действий уже не в первый раз встречают новогодние праздники с надеждой на новое прекращение огня и улучшение ситуации в целом. Это будет их шестое Рождество в условиях войны, которую Путин ведет против Украины. Чтобы появившиеся после парижской встречи надежды стали реальностью, серьезные намерения Германии и Франции не должны закончиться за столом переговоров. Нужны более последовательные усилия по отслеживанию и проверке всех согласованных шагов. Если соглашения будут нарушаться, необходима соответствующая реакция. Крайне важно подчеркнуть, что путинская агрессия создает угрозу для всего континента, а не только для Украины. Остается без ответа вопрос о том, как Путин будет выполнять обязательства, принятые им в Париже. Продолжающийся спор о контроле Украины над украинской территорией, в том числе, над границей с Россией, демонстрирует, что реальных уступок пока нет.
Профессор Гвендолин Зассе (Gwendolyn Sasse), Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS):
Саммит нормандской четверки наконец-то снова привлек внимание к войне в Донбассе. У тех, кого разочаровали его результаты, были завышенные ожидания. А те, кто боялся «капитуляции» со стороны украинского президента Владимира Зеленского, могут вздохнуть с облегчением. Важность нормандского саммита прежде всего состоит в том, что возобновились попытки гарантировать прекращение огня. А от этого полностью зависит судьба мирного процесса. Запланированный обширный обмен пленными, выборочный отвод войск, разминирование и новые пункты пропуска вдоль линии соприкосновения — все это важные меры для страдающего от войны населения. Тем не менее, самые спорные вопросы остаются открытыми. «Формула Штайнмайера», в которой изложена последовательность местных выборов и предоставления особого статуса части Донбасса, будет включена в украинское законодательство. Однако в этой формуле ничего не говорится об условиях, необходимых для проведения выборов в соответствии с украинским законодательством, как это прописано в Минских соглашениях. Для этого нужен конкретный план демилитаризации, в котором возврат Украине контроля над российско-украинской границей не будет отложен до конца этого процесса.
Ульрих Шпек (Ulrich Speck), редактор Germany's World:
Саммит нормандской четверки в Париже закончился без прорывных достижений. Он подтвердил статус-кво. После встречи в Париже российская оккупация восточной Украины вступает в новую фазу стабилизации и нормализации. Не только Крым, но и Донбасс останется под властью Москвы, причем наверняка на длительное время. Ситуация в Донбассе начинает напоминать молдавское Приднестровье, а также грузинскую Южную Осетию и Абхазию, где действуют подконтрольные Москве марионеточные правительства. Такая реальность просматривается все яснее, и в этих условиях нормандский формат может превратиться в нечто похожее на «восточную политику» Германии 1970-х годов. Вместо того, чтобы пытаться изменить общую картину, будут предприниматься усилия по облегчению жизни людей на местах. В любом случае, Путин не получил от парижских переговоров того, чего хотел, а именно, международной легитимизации российской оккупации с последующей отменой санкций и полной нормализацией отношений с Западом. Украинский президент вместе с Меркель и Макроном отказался послушно поддержать путинское толкование Минских соглашений, где главной составляющей является проведение выборов на востоке Украины под дулами российских пушек. Вместо этого Зеленский заявил, что свободные выборы в Донбассе могут пройти только после вывода российских войск и восстановления контроля Украины над границей. Меркель и Макрон в Париже стояли на своем и не предали Украину, хотя такие опасения перед саммитом были.
Нильс Шмид (Nils Schmid) — депутат , спикер по вопросам внешней политики фракции Социал-демократической партии Германии:
Нормандский саммит в Париже дал надежду. С начала конфликта прошло почти шесть лет, и он унес уже более 13 тысяч жизней. С момента последней встречи в таком формате с участием глав государств Германии, Франции, Украины и России минуло три года. Мирный процесс возобновился благодаря настойчивости президента Макрона. Поэтому я всячески приветствую то обстоятельство, что Франция снова проявляет активность. Вместе мы можем многого добиться. Саммит стал успехом еще и потому, что это была первая личная встреча президента Путина и президента Зеленского. С избранием Зеленского кажется возможным, что Россия и Украина станут все чаще проводить двусторонние переговоры. Это создает новую динамику. Новый украинский президент сделал большой шаг навстречу России, сильно рискнув своим политическим будущим. Теперь крайне важно сделать так, чтобы достигнутые в Париже договоренности об обмене пленными по принципу «все на всех» и о полном прекращении огня к концу года были реализованы. Народ Украины страдает слишком долго.
Рената Альт (Renata Alt), депутат бундестага от Свободной демократической партии:
Как и ожидалось, больших прорывов в Париже не было. Тем не менее, результаты впечатляют. После трехлетнего застоя появились ясные, практически осуществимые соглашения с конкретными сроками. Это может стать мерилом стремления сторон к миру. На мой взгляд, самая большая проблема заключается в соблюдении условий прекращения огня и в отводе боевой техники во всем регионе. Ключ к этому в руках у Путина, поскольку только он может оказывать влияние на так называемые народные республики. Но этого не произойдет, если он решит и дальше дестабилизировать Украину. Я считаю, долг Германии и Франции в том, чтобы следить за выполнением договоренностей и наказывать за отсутствие прогресса. На мой взгляд, работы еще непочатый край. Но установить контроль над границей и провести выборы можно будет только в том случае, если законное восстановит контроль над всей территорией страны, а боевики будут полностью выведены. Чтобы это произошло, нам нужна миссия ОБСЕ и голубые каски с соответствующими полномочиями.
Мануэль Саррацин (Manuel Sarrazin), депутат бундестага, спикер фракции Партии зеленых по Восточной Европе:
Президент Зеленский сумел добиться солидарности от сомневающихся европейских партнеров Украины. Мощное стремление к миру позволило ему добиться небольших успехов технического характера. В первую очередь это важно для людей, живущих на линии соприкосновения. Довольно скромные результаты саммита дают им какую-то надежду на улучшения в их повседневной жизни. Однако этой оценкой невозможно скрыть тот факт, что возобновленный нормандский процесс в конечном итоге повысит роль Кремля и президента Путина на переговорах. Зеленский как политик совершенно очевидно зависит от успехов в процессе мирного урегулирования, а роль Франции в формировании политики ЕС-Россия вызывает немало вопросов. В этих условиях Москва, не идя ни на какие уступки, может создавать впечатление, что она конструктивно участвует в мирном процессе на востоке Украины. Россия в Париже ни на миллиметр не отступила по таким важным вопросам как контроль над российско-украинской границей и свободные выборы под контролем Украины на оккупированном востоке. Путин в Париже сыграл роль разумного политика, но обстрелы на линии соприкосновения усиливаются, а на оккупированных территориях находят новые мины. В то же время, Кремль усиливает свою власть над так называемыми народными республиками. Следовательно, этот саммит был также успешным и для Путина. После нескольких лет внешнеполитической изоляции он возвращается на мировую арену в качестве равноправного партнера по переговорам и необходимого организатора сделки по Украине.
Маттиа Неллес — редактор немецкоязычного вебсайта Ukraine verstehen.
Видео дня. Дошутился: Урганта требуют наказать за глумление над Иисусом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео