Ещё

Jutarnji list (Хорватия): Прошло два десятилетия правления Путина, и мир задается вопросом: «Что будет дальше?» 

Jutarnji list (Хорватия): Прошло два десятилетия правления Путина, и мир задается вопросом: «Что будет дальше?»
Фото: ИноСМИ
Когда летом 1999 года назначал почти никому неизвестного новым российским премьером, никто и поверить не мог, что через 20 лет этот безликий аппаратчик из силовых структур превратится в неприкасаемого лидера .
Пока на прошлой неделе все ведущие мировые СМИ анализировали «феномен Путина», он вел себя так, как будто его это не интересует. Придерживаясь своего «мачо-стиля», Путин отправился на международное байкерское шоу, которое прошло в , за рулем мотоцикла «Урал». На манифестацию, которую вот уже 11-й раз в  организует известное сообщество , Путин привез руководителя Крыма и исполняющего обязанности губернатора Севастополя , которые разместились за президентом и в коляске его мотоцикла. В сопровождении лидера «Ночных волков» , известного под прозвищем Хирург, Владимир Путин на мотоцикле подъехал к самой сцене, с которой потом обратился к участникам мероприятия.
Но многое происходит за кулисами. До конца мандата российскому президенту остается еще пять лет (его президентский срок завершится в 2024 году), но Кремль уже сейчас готовится к этому моменту, и целые команды советников ищут способ, как оставить Путина у власти по истечении его последнего мандата. По доступной информации, рассматриваются следующие варианты: Путин либо станет председателем , либо снова займет премьерское кресло, о чем недавно написал американский «Блумберг».
Опросы свидетельствуют о спаде популярности Путина. Всего за десять месяцев (с марта по декабрь) 2018 года популярность и доверие к самому Владимиру Путину сократились с 89% (март) до 60% (в июле) и дошли до 40% в декабре. Таковы данные престижного московского социологического института .
Интересно, что о будущем Путина думают двое главных хорватских экспертов по России Бранко Царатан и Божо Ковачевич.
Бранко Царатан — профессор в Высшей школе международных отношений и дипломатии Дага Хаммаршельда и бывший посол в , и . Он является одним из ведущих экспертов по странам бывшего Советского Союза и современной России в Хорватии.
Царатан утверждает, что современную Россию можно оценивать, только сравнивая ее с периодом правления Бориса Ельцина и предыдущим советским режимом. Нет никаких сомнений в том, что путинская Россия усвоила рыночную экономику, регулярно проводит выборы, а на внешнеполитической арене отказалась от распространения в других странах некой собственной модели общества. Также ясно, что российская экономика и политика не могут сравниться с экономическими и демократическими стандартами Запада. В общем, оценивать Россию по западным критериям нельзя.
Сильная центральная власть
«Путину удалось стабилизировать страну. Олигархов лишили экономической и политической власти. Россия живет под сильной центральной властью Кремля. Экономика восстанавливается. Уровень жизни вырос. На мировой арене Россия позиционирует себя как мощную державу. Она вернула себе влияние в так называемом ближнем зарубежье, то есть на большей части бывшего Советского Союза.
Всему этому, безусловно, способствовали изменения на рынке нефти и газа. Путинская Россия в значительной степени полагается на свою энергетическую мощь, которая прежде, во времена Ельцина, была практически незаметной. Россия больше не является сверхдержавой, как когда-то Советский Союз, но, несомненно, она снова стала сильной страной, которая располагает огромным энергетическим и военным потенциалом, что влечет за собой и политические последствия», — полагает Царатан.
Когда в 2003 году Божо Ковачевич, бывший посол Республики Хорватии в России, приехал в , он стал свидетелем российского экономического подъема и возвращения к россиянам национального самоуважения. Внутри страны ситуация стабилизировалась, и постепенно стало возвращаться прежнее внешнеполитическое влияние. Поэтому, как считает Ковачевич, оценивать правление Путина нужно взвешенно.
«Все двадцать лет Путина у власти нельзя оценивать однобоко. Во время первого мандата он занимался консолидацией российского государства и экономики, и в целом добился в этом успехов, прежде всего, благодаря высоким ценам на газ и нефть на мировых рынках. Также Путину удалось разобраться с олигархами, которые в 90-х пользовались в России огромным влиянием. А вот его второй мандат ознаменовался подавлением демократических прав и свобод, пересмотром федерального характера российского государства. В последнее же время заметно желание Путина удержать власть любой ценой.
Некоторые западные политологи характеризуют путинскую политику как популистскую, но на самом деле он принимает непопулярные решения, такие как, например, повышение пенсионного возраста. Его популярность значительно снизилась, и когда власти узнали об этом, они изменили методы исследования общественного мнения. Теперь статистически популярность Путина кажется большей, чем она есть на самом деле», — полагает бывший посол в России.
Российская экономика
Экономические показатели больше не благоприятны для Владимира Путина. Как недавно сообщил «Эурактив», финансовый кризис обнажил все структурные проблемы России. Путин, вероятно, пришел к выводу, что не стоит проводить реформы, ведь они могут поставить под угрозу его власть. И нынешнее состояние российской экономики — это последствие данного решения.
ВВП России чуть превышает испанский. На каждом шагу заметны демографические проблемы. Они проявляются в высокой смертности и эмиграции. Инфраструктура запущена, и повсюду царит коррупция. Хороший пример в данном случае — зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году, на которые было потрачено около 50 миллиардов долларов, а также мировое первенство по футболу в 2018 году, которое обошлось России в 11 миллиардов долларов. По оценкам, около трети, а может и больше, этих денег осели на чьих-то личных счетах.
В подобных условиях встает вопрос, является ли Россия все же региональной, а не мировой державой, как о том уже как-то сказал американский президент ? Божо Ковачевич считает Россию все-таки чем-то большим, чем просто региональная держава, что, по его мнению, подтвердили действия России в Сирии, где ей удалось предотвратить американскую интервенцию. В конце концов, президент консультируется по важным вопросам с Путиным, когда речь идет о кризисе на Ближнем Востоке или в Венесуэле. Хотя, как добавляет Ковачевич, «факт в том, что современная Россия больше не является мировой сверхдержавой, в отличие от СССР».
Бранко Царатан отмечает, что состояние России часто рассматривается однобоко и что игнорируется тот факт, что за последние два десятилетия там значительно вырос уровень жизни. По мнению Царатана, нужно вспомнить 90-е годы, когда эта страна оказалась на грани распада. Отделиться тогда готовы были не только регионы, где проживают этнические меньшинства, но и исключительно русские области. Владимиру Путину удалось снова сплотить Россию и сохранить стабильную власть на огромном пространстве, а также вернуть влияние российской политики на европейской и мировой арене. В России сейчас живется лучше, чем в советские или ельциновские времена. Поэтому в сравнении с советским периодом и периодом Ельцина о правлении Путина нужно говорить как о прогрессе, что, однако, не означает, что в российской экономике и политике нет многочисленных проблем.
«Вопрос в том, кто придет после Путина. Россия — сложная страна, которую еще  описал как «загадку, упакованную в тайну». Поэтому мы можем только предполагать, как изменится Россия, когда в Кремле появится новый лидер. Трудно себе представить, что в России могут провести стремительную реконструкцию демократии по образцу Западной Европы. Для России традиционно характерна твердая и централизованная власть, которая предотвращает губительные внутренние конфликты. Сначала нужно узнать, кто станет наследником Путина, и только потом можно будет выдвигать предположения о направлении, в котором будет двигаться российская политика. Кстати, выбор Путина Ельциным тоже был сюрпризом. Сейчас наиболее вероятно, что наследник скрывается где-то в рядах кремлевской элиты или среди лидеров оппозиции», — полагает Царатан.
Президент России Владимир Путин в кабине стратегического бомбардировщика Ту-160 «Павел Таран»В действительности никто и не рассчитывает на демократизацию России, по крайней мере в обозримом будущем. Несмотря на давление, Путин отвергает возможность либерализации России. В недавнем интервью, которое он дал изданию «Файненшэл Таймс», Путин возмутил Запад тезисом о том, что либеральная идеи изжила себя и вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения. «Эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй — тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. (…) Либеральная идея прекращает свое существование», — сказал российский лидер.
Кстати, в середине прошлого года кремлевский идеолог тоже заявил, что «Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима» и что Россия — сама себе лучшая союзница«.
Что касается будущего России, Божо Ковачевич настроен не очень оптимистично. По его мнению, трудно что-либо прогнозировать, поскольку слишком много неизвестных, и главный вопрос, который беспокоит российское общество и местную элиту, звучит так: что будет после Путина?
Принятие политических решений
«Путин сделал все, чтобы в России не укрепилась демократия, и он продолжает делать все, чтобы сделать невозможным появление какого-либо серьезного кандидата на роль президента, не оглядываясь на поддержку населения. Таким образом, политическая элита хочет присвоить себе право исключительно самостоятельно решать, кто в будущем будет управлять Россией. Политические тенденции в России говорят о том, что количество тех, кто принимает участие в принятии политических решений, уменьшается. Значит, в долгосрочной перспективе политические силы, которым не позволяют подняться и участвовать в политической борьбе, устроят революцию. К сожалению, в истории России такое уже случалось», — утверждает Ковачевич.
Представляет ли Россия в таком случае опасность для Европы и Запада?
Царатан на этот вопрос ответил «нет». По его мнению, преувеличением было бы утверждать, что современная Россия представляет собой такую же опасность, как СССР до падения Берлинской стены и краха коммунизма. Путин осознает тот факт, что из-за огромных арсеналов оружия даже конвенциональные войны будут невероятно разрушительными. Тем не менее для некоторых стран Россия действительно опасна, но, прежде всего, как экономический конкурент, и российская политика в основном поддерживает экономическую экспансию за рубеж. Выяснилось, что экономическая угроза другим странам со стороны России возникает только тогда, когда в них складывается кризисная ситуация. Это подтверждают примеры Грузии и Украины.
Именно Украина является яблоком раздора между Россией и Западом. Что касается развязки этого конфликта, Царатан высказался пессимистично. «Украинская политическая ситуация уже давно остается исключительно сложной. И если говорить о последнем кризисе, то нужно сказать, что в нем участвовала не только Россия, но и другие государства, прежде всего Соединенные Штаты Америки. Для решения украинского вопроса у Москвы не так много вариантов. В восточных регионах Украины всегда проживали преимущественно русские, и эта часть страны вряд ли вернется под полный контроль Киева. Также маловероятно, что Россия аннексирует этот регион. Возможно, решением стала бы некая федерализация с предоставлением автономии, предусмотренная минскими договоренностями. Но и на это украинцы вряд ли согласятся. Русские на Восточной Украине не хотят возвращаться под полный контроль Киева. Все это приводит к замороженному конфликту, конец которого — в необозримом будущем», — подытоживает Бранко Царатан.
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео