RT на русском 6 мая 2019

Foreign Policy: Сирия станет для России золотой жилой, если к её восстановлению удастся привлечь Запад

Фото: Reuters
Достигнув всех своих целей в Сирии, Москва переключила своё внимание на вопрос восстановления страны, который сулит ей огромные прибыли в виде строительных контрактов, пишет Foreign Policy. Тем не менее, как отмечает журнал, для этого необходимо, чтобы Сирии начали оказывать помощь зарубежные инвесторы, которые не хотят вкладываться в экономику этой страны, как по политическим мотивам, так и по причине «упрямства» Башара Асада, не горящего желанием принимать обратно беженцев.
Когда Россия вмешалась в сирийский конфликт в сентябре 2015 года на стороне президента Башара Асада, у неё на то было несколько причин. Кремль опасался потерять военно-морскую базу в Тартусе — самый ценный ресурс Москвы на Ближнем Востоке — в случае если бы «режим» оказался свергнут прозападными повстанцами. В более широком смысле Россия надеялась, что, если она покажет себя надёжным союзником Асада, авторитарные региональные лидеры начнут с ней больше считаться, пишет Foreign Policy.
Спустя почти четыре года повстанцы, потеряв львиную долю территории, практически отказались от намерения сменить «режим». Россия же фактически достигла всех своих кратко— и среднесрочных целей в Сирии. Многое теперь указывает на то, что Москва переключила своё внимание на другую цель: Кремль хочет, чтобы Сирия стала для него золотой жилой.
По словам нескольких ливанских политиков, деньги превратились в ключевой фактор, влияющий на действия России в Сирии. Прежде всего, Москва рассчитывает получить большой кусок от $350 млрд, необходимых для восстановления Сирии, которое позволит ей диверсифицировать сырьевую экономику и обеспечит её контрактами на строительство электростанций и прочей инфраструктуры.
«России нужны наши деньги на восстановление Сирии, чтобы российские компании смогли получить контракты», — отметил по этому поводу один высокопоставленный европейский дипломат.
Однако эти планы до сих пор не воплотились в жизнь, даже несмотря на то, что война практически закончилась. До международных усилий по восстановлению пока что далеко — в основном по той причине, что Сирия не желает идти на сотрудничество.
Учитывая влияние России на Сирию, у неё будут сильные позиции при распределении контрактов. Проблема, однако, в том, что у Сирии мало денег. Президент России Владимир Путин пытался использовать сирийских беженцев как предмет торга на переговорах, предложив поспособствовать их возвращению в Сирию в обмен на финансовую помощь Дамаску со стороны Запада.
Ранее Путин попросил США и ЕС заплатить за восстановление Сирии — если они хотят, чтобы беженцы, попавшие в Европу, вернулись домой. По словам российского лидера, в ближайшем будущем в Сирию могут вернуться, по крайней мере, 1,7 млн беженцев.
Тем не менее, как отмечает Foreign Policy, беженцы практически не возвращаются на родину. Если вкратце, план Москвы на получение денег в результате репатриации беженцев и последующего восстановления страны с большой долей вероятности потерпел неудачу. Более того, дипломаты, политики и российские аналитики считают, что главной причиной этого провала стало упрямство тех людей, которых спасала Москва.
Посторонние наблюдатели — как на Западе, так и на Ближнем Востоке — всё больше склоняются к мысли, что Асад не хочет, чтобы скептически настроенные к его «режиму» беженцы возвращались домой. Хотя официальных данных на этот счёт нет, многие считают, что значительная доля от 6 млн сирийских беженцев, покинувших страну, выступают против Асада.
В пример здесь можно привести 1,5 млн сирийцев, которые хотят вернуться на родину из Ливана — страны более дружественно настроенной к Асаду по сравнению с Турцией или Европой. Даже когда речь заходит об этой стране, правительство Асада зачастую отказывает беженцам во въезде, обычно не давая никаких официальных объяснений. Ливанское Управление общей безопасности готовит списки сирийцев, желающих вернуться в страну, и отправляет его коллегам из сирийской разведки. При этом на возвращение имеют право только те, кто получил одобрение «режима».
По словам госминистра по делам беженцев Ливана Муина Мерхеби, подобный список говорит о нежелании Асада принимать беженцев. «Чиновники из Общей безопасности рассказывали мне, что при отправке списка из пяти тысяч сирийцев, зелёный свет в среднем получали только около 60—070 человек», — отметил он.
Приблизительно об этом же журналу рассказали ещё четыре западных дипломата. Россия правильно поняла, что масса беженцев, прибывшая в ЕС за последние пять лет, создала напряжённую политическую атмосферу и привела к росту популярности крайне правых партий. Путин, судя по всему, считает, что сможет добиться взаимовыгодной сделки: смягчение санкционного режима и помощь в восстановлении страны в обмен на то, что Сирия станет более привлекательным местом для беженцев.
Однако если Асад позволит вернуться лишь небольшой доле сирийцев, ЕС будет тяжело мотивировать снятие санкций — и это не говоря про восстановление страны, на которое пойдут деньги налогоплательщиков. Более того, два собеседника издания уверены в том, что львиная доля этих денег окажется в кармане у России.
В любом случае в ЕС на этот счёт бытуют противоположные мнения, однако все стороны — во всяком случае публично — признают, что Россия должна «выбить» гарантии безопасности для беженцев и хотя бы обещание политических реформ. Москве тем не менее удалось убедить Асада пойти только на незначительные уступки, в частности, выдать свидетельства о смерти семьям нескольких сот заключённых.
Специалист по России Макс Суков считает, что Москва в плане политического урегулирования сможет добиться не слишком многого.
«Россия не слишком оптимистично оценивает перспективы политического урегулирования, которое удовлетворит всех сирийских игроков, — отметил он. — Мне кажется, что Россия смирилась с тем, что Сирия останется централизованным государством, однако по этой причине убедить ЕС оплатить восстановление страны будет определённо весьма сложно».
Представитель ливанского МИД в российско-ливанском комитете по репатриации Амаль Абу Зейд заявил, что Западу следует умерить ожидания. Победу в войне, по его словам, одержал Асад, а не оппозиция.
«Асад вернул более 80 процентов территории Сирии, что означает: то, что было приемлемо в прошлом году, может быть неприемлемо для правительства сейчас», — напомнил он.
Хотя Абу Зейд признал, что российская инициатива не взлетела, винит он в этом, прежде всего, упрямство США, которые придерживаются жёсткой антиасадовской политики. Тем не менее политик намекнул, что Москва выступила с идеей сотрудничества между российскими и американскими фирмами в деле поиска выгодных проектов в Сирии.
«В конце концов, русские присутствуют в Сирии на земле, и американцы понимают, что это значит, — отметил он. — Эти две страны могут договориться. Я не исключаю, что они разделят контракты».
США и ЕС ставят условием своего участия в деле политические преобразования в стране, однако Абу Зейд оптимистично заявил, что если Запад окажется не готов инвестировать в сирийскую экономику, Россия убедит пойти на это арабские государства.
«Пока что ни Запад, ни арабы не клюнули на российскую приманку из общих проектов и доли военных трофеев. С другой стороны, дипломатический источник, который часто бывает в Сирии, сообщил, что режим Асада, очевидно, не собирается идти на уступки, а любые политические преобразования будут иметь косметический характер. Следовательно, Россия по-прежнему ждёт золотого дождя, который может так никогда и не начаться», — подводит итог Foreign Policy.
Комментарии
7
Политика , Ближний Восток , Статьи , война, Сирия , Башар Асад , Владимир Путин , МИД , ЕС , Foreign Policy , Дамаск , Москва , Сирия
Читайте также
Песков рассказал о системной борьбе с коррупцией
4
Песков ответил на вопрос о встрече Путина с Зеленским
1
Последние новости
Песков: Путин поздравит Зеленского в случае успехов по Донбассу
Песков назвал процент выполняемых поручений Путина
В Кремле оценили третье место России на Евровидении