Ещё

Эхо катастрофы: куда привело Польшу расследование Смоленска (Європейська правда, Украина) 

9 лет тому назад, когда Качиньский вместе со своей женой, сотрудниками администрации и высшим военным руководством страны направлялись в Смоленск, чтобы принять участие в траурной церемонии по случаю 70-й годовщины Катынского расстрела, произошла авиационная катастрофа.
Данное событие, во-первых, являлось беспрецедентной трагедией для , породив вокруг себя огромное количество теорий заговора.
Как результат — тема этой катастрофы стала самостоятельным фактором, влияющим как на внутреннюю, так и на внешнюю политику Польши.

Расследование против «бывших»

В 2015 году, когда правительство «Права и справедливости» пришло к власти в Польше, , родной брат погибшего президента, активно апеллировал к электорату, заявляя, что их политика будет продолжением дела, начатого Лехом Качиньским.
Это означало укрепление независимости и суверенитета Польши на международной арене, усиление экономики и социальной защищенности населения, а также поддержка стран «Восточного партнерства» с подразумевающимся активным сотрудничеством с , которая на тот момент уже усиленно боролась с российской агрессией.
Апелляция к населению с эмоциональными речами Ярослава Качиньского относительно незаконченного дела его трагически погибшего брата воспринималась значительной частью населения с одобрением.
Осознавая тот факт, что тема гибели Леха Качиньского — это глубоко политическое явление, руководство «Права и справедливости», намеренно или нет, использовало ее в собственных целях, оправдывая волей погибшего экс-президента часть своих действий.
Ввиду того, что среди польского населения была широко распространена теория заговора, говорящая о том, что Леха Качиньского намеренно убили, правительство «Права и справедливости» решило «поддаться» общественной воле и начать собственное, независимое расс