Ещё

«Путин остановил распад России и ее разворовывание иностранцами и местными олигархами. 

Фото: © РИА Новости, Кирилл Брага
Бывший дипломат и "архитектор" чешского вступления в НАТО Яромир Новотны отвечает на вопросы издания Kupředu do minulosti (Чехия) по теме взаимоотношений России и Запада. И высказывает нестандартные для западного мейнстрима "крамольные" мысли. Россия всегда интересовала Запад из-за ее огромных природных богатств, говорит Новотны. И сейчас, когда Путин остановил развал страны, и она уже не поддается на западные уловки, Россия стала врагом.
В этом, а также в предыдущих интервью мы беседовали об изменениях в Североатлантическом альянсе, в который мы вступали, надеясь на надежные гарантии безопасности. Мы рассмотрели с разных (не только с позиции мэйнстрима) углов зрения войну в Сирии, Ливии и других регионах. Мы несколько раз затронули тему взаимоотношений Запада и России. Именно об этом мы поговорим теперь чуть подробнее. Нашим собеседником опять стал эксперт в области безопасности Яромир Новотны (Jaromír Novotný), бывший дипломат и архитектор нашего вступления в Североатлантический альянс.
Kupředu do minulosti: В начале 90-х годов Россия практически рухнула. Пострадали почти все сферы: экономика, армия, безопасность. Перестала функционировать государственная власть, но отношения с Западом тогда были хорошими.
Яромир Новотны: Конечно, ведь Запад был заинтересован в том, чтобы Россия распалась.
— Значит ли это, что Россия, которая сегодня стала сильнее и не испытывает внутренних проблем, опасна для Запада? Это логичное рассуждение.
— О чем говорит история? Российские природные богатства всегда вызывали интерес. Россия — огромная страна, с огромными запасами полезных ископаемых. Еще царская Россия считалась врагом из-за ее огромных природных ресурсов. И ничего не изменилось. Запад хотел уничтожить и расчленить царскую Россию. Не получилось, и появился Советский Союз. Кто финансировал Ленина? Его туда отправили немецкие спецслужбы, чтобы в стране воцарился хаос. Россия почти распалась, но выжила, и появился Советский Союз, пришел коммунизм.
Сталин был настоящим злодеем. Миллионы людей оказались в лагерях и прочее. Но в начале 90-х годов к власти пришел Ельцин, и Россия опять оказалась на грани развала. Этому процессу аплодировали. Уже чеканились монеты Сибирской Республики, Уральской Республики и других. Вот насколько далеко все зашло. Ельцин передал власть Путину, по всей видимости, в обмен на обещание, что его семью никто не тронет. Так и произошло: в тюрьму не попал никто.
Путин, как офицер спецслужбы, который привык действовать, взял Россию под контроль и остановил ее развал. А это уже никому не понравилось. Россия уже не друг. Она уже не покупается на все уловки, которые удавались раньше. Потом Россию начали разворовывать уже собственные олигархи. Путин приструнил и их, посадив Ходорковского на десять лет. Остальные бежали на Запад. Теперь вопрос в том, не слишком ли прижал их Путин и не попытаются ли они его свергнуть. Думаю, что у Путина есть голова на плечах, и пока он справляется.
— По-Вашему, что-то свидетельствует о подобных попытках?
— Я удивился бы, если бы таких попыток не предпринималось, так как Путин сказал, что даст им амнистию, если они вернут украденные миллионы из-за границы домой. А что сделал Запад? Он вынудил их вернуть эти инвестиции в Россию, так как у них не было уверенности, что Запад не отберет эти деньги. Таким образом, Запад помог Путину.
— Но произошли события в Крыму. Россию упрекают, прежде всего, в его аннексии, и восприятие тех событий, пожалуй, разделило мир. Вы так же смотрите на это?
— Нет.
— Почему?
— Начну издалека. В 1989 году начал разрушаться международный европейский порядок, которым руководствовались прежде. После объединения Германии и распада Советского Союза в прошлое ушел Ялтинский договор. После распада Югославии и раздела Чехословакии канули в Лету остатки Версальского договора, который определил устройство Европы. Единственным действующим документом оставался Хельсинский акт 1978 года, в котором десять пунктов. Согласно одному из них, правом на самостоятельность при разделе государства обладает только федеративная республика. На основании этого разделился Советский Союз. Союзные республики обрели самостоятельность, и никто не протестовал. Даже обошлось без войны.
При распаде Югославии началась война, но все равно раздел произошел в соответствии с Хельсинским актом. Словения была федеральной республикой, как и Хорватия, Босния, Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория. А вот Косово было автономным краем. Поскольку Запад признал независимость Косово, перестал действовать и Хельсинский акт. Таким образом, в Европе не осталось никаких правил. Можно все. Тогда россияне предупреждали: «Если вы признаете Косово независимым государством, то почему бы не стать независимой Южной Осетии или Абхазии?» Почему независимым не может быть Приднестровье, Нагорный Карабах и так далее? Так и получилось. Однако Косово признали не все страны Европейского Союза. Скажем, Словакия, Румыния и Испания этого не сделали.
— Зато мы были одни из первых.
— А почему? Потому что если бы румыны признали Косово, им пришлось бы признать независимость румынских венгров в Трансильвании. Если бы словаки признали Косово, то им пришлось бы признать автономию словацких венгров на юге Словакии. Если бы испанцы признали Косово, то вынуждены были бы признать Каталонию, Баскские земли и так далее. Итак, тогда рухнул последний правовой оплот в Европе, и теперь действует право сильнейшего.
А что касается Крыма, то я уже говорил об этом на телевидении, и тогда это вызвало большой резонанс. У Крыма по украинской конституции была собственная конституция. Существовала Республика Крым с собственным президентом и собственной конституцией. И в ней был параграф о том, что в рамках действующей украинской конституции у них есть конституционное право на провозглашение независимости. Но для этого нужно провести референдум. Тогда они организовали референдум, на котором 98% населения проголосовало за независимость. Они провозгласили самостоятельность, а уже на следующий день обратились к России с просьбой о присоединении. На третий день российская Дума приняла положительное решение, и так Крым стал российским. Все произошло в соответствии с украинской конституцией.
— На Западе об этом никто не знает?
— Разумеется, знают. Я еще продолжу. Но было заявлено: «Там же присутствовали российские военные». Да, по договору между Украиной и Россией у россиян было право на размещение в Крыму — не помню точной цифры — около 30 тысяч военнослужащих. Их там было меньше: порядка 20 тысяч. То есть в Крыму они находились законно. В Севастополе есть военная база российского Черноморского флота. Так в чем проблема?
— Я не знакома с украинской конституцией и не знаю, был ли там этот пункт, так что верю Вам на слово. Но теперь хочу спросить, как Вы объясняете тот факт, что никто об этом не говорит? Почему на события в Крыму смотрят как на насилие, незаконную агрессию?
— Об этом заявил Крымский парламент. В рамках Украины у республики был свой президент, правительство и парламент.
— А что Вы думаете о войне на Украине?
— Первое правительство после Майдана объявило, что единственным официальным языком является украинский, и запретило использовать русский язык, чем чрезвычайно испугало русское меньшинство. Испугались и жители Крыма. На востоке, где проживают преимущественно русские, люди поняли, что Киев не хочет иметь с ними ничего общего. В Крыму поступили так, как поступили, потому что для этого у них была конституция и собственная республика. В других регионах ничего подобного не было (это были края или области). Если украинцы продолжат вести себя так, как ведут сейчас, русские не захотят с ними жить, ведь не станете же вы жить в государстве, где вам запрещают ваш язык.
Украина так же ведет себя и по отношению к румынам в Подкарпатской Руси, которая на протяжении 20 лет входила в состав Чехословакии. На каждой чехословацкой банкноте была надпись по-чешски, по-словацки, по-польски, по-венгерски и по-немецки. Когда-то, будучи Чехословакией, мы признавали русинов народом. Во времена социалистической Чехословакии на востоке Словакии, в Прешове, существовал русинский театр, а также работали русинские и украинские школы. Русины, а это один миллион двести тысяч человек, являются самым малым славянским народом, если не считать лужицких сербов, которых осталось, наверное, всего 50 — 100 тысяч. Украина не признает русинов народом.
А теперь давайте посмотрим, как Украина ведет себя по отношению к венграм, румынам и полякам. Она отменила обучение на их языках тоже и приняла закон об обязательном образовании на украинском языке. В ответ венгры блокируют переговоры Украины с НАТО. Они заявили, что пока Украина не изменит этот закон, никаких переговоров не будет. А ведь согласие всех стран-членов НАТО необходимо, поэтому уже второй год никаких переговоров Украины с НАТО не ведется. Просто Венгрия каждый раз их блокирует. И если венгры передумают, то переговоры заблокирует Польша. А виноваты во всем только украинские политики. Согласно некоторым источникам, со времен Майдана Украина лишилась десяти миллионов граждан. Половина из них уехала в Россию, а другая половина — в Европу. Только в Польше работает миллион украинцев. У нас их не менее 150 тысяч. Не лучшие результаты украинского правительства и украинской демократии.
— Думаю, что за такое мнение наше общество станет кропить Вас святой водой. А мне достанется пара капель только потому, что я Вас слушаю и позволяю высказываться. В этой связи я хочу спросить, почему сейчас у нас невозможно свободно и открыто дискутировать об этих геополитических и международных вопросах? Почему нельзя высказывать собственное мнение и выслушать контраргументы?
— Я высказал это мнение на телеканале ČT24.
— Но Вы на пенсии.
— Такую обстановку создали общественное мнение и СМИ.
— Но зачем? Кто-то вертит собакой? Кто и зачем?
— Да. Всегда найдутся те, кто станет упорно повторять то, что, по их мнению, «нужно» говорить, понимая, что за это их похвалит власть.
— В ноябре генерал Петр Павел заявил, что самой серьезной угрозой для западного мира является не терроризм, а Россия.
— Я с ним в этом не согласен.
— Но еще несколько месяцев назад он был вторым по влиятельности человеком в НАТО. Он то уж точно знает, как обстоят дела в мире.
— Господин генерал Павел, конечно, знает, откуда исходит напряженность. Речь о Южно-Китайском море. Китайцы построили на Парасельских островах взлетно-посадочные полосы и жилье, чтобы контролировать трассы нефтяных танкеров в Южно-Китайском море. Китайцы, например, построили базу в Джибути в Северной Африке. В экономическом плане Китай — вторая самая развитая страна в мире, которая отстаивает свои интересы и поэтому превратила Южно-Китайское море в свой пруд. Когда я работал послом в Японии, инциденты с участием японских и китайских кораблей происходили ежедневно. На архипелаг Сенкаку приехали представители китайских «неправительственных организаций» и вывесили там китайский флаг. А потом японские «неправительственные организации» сорвали этот флаг и вывесили японский. Может произойти случайный конфликт, если японская подводная лодка заденет китайский корабль или наоборот. Теперь после переговоров с Северной Кореей Китай вступил в переговоры с Японией. Посмотрим, к чему это приведет.
— Правильно ли я понимаю, что Вы больше боитесь Китая, чем России?
— Да. Китай — растущая держава, которая будет бороться за свой кусок мирового пирога. Ему необходимо обеспечить себя сырьем, и новый проект (новый Шелковый путь) усилит влияние Китая в Средней Азии, а возможно, и в Европе. Например, китайцы скупили греческие порты. Несколько западных правительств уже пришли к выводу, что с них довольно, и, сославшись на национальную безопасность, запретили некоторые инвестиции, когда китайцы хотели купить что-то в IT-сфере и телекоммуникациях. У китайцев есть очень успешный международный телеканал «Чайна интернешинал телевижн корпорейшн» (China International Television Corporation), который вещает на английском языке, и поймать его можно почти везде. У них есть студия в Вашингтоне, в Пекине, в Найроби, и в любом отеле мира найдется этот телеканал.
— Да, их обучали многие репортеры «Си-эн-эн» (CNN).
— Да. Одна только цифра в 228 миллиардов долларов на вооружение по сравнению с 67 миллиардами оборонного бюджета России говорит сама за себя. Кто больше вооружается?
— То есть мы настолько плохо понимаем, кто наш потенциальный враг? Альянс ошибается?
— Модно делать из России врага, потому что он у границ. Про это есть одна шутка, которую мне рассказывал один американский генерал. Два американских генерала стоят перед картой Европы, на которой обозначены границы России и европейских государств. Один говорит: «Гляди, где была Россия в 2000 году — как далеко от НАТО. И видишь, где она теперь? Это агрессия». Но кто к кому приближался? Это американская шутка.

Дело Скрипалей — провальная PR-акция британцев

— По-Вашему, мы неправильно оцениваем ситуацию. России часто приписывают целый ряд поступков еще до того, как вообще возможно собрать хоть какие-то доказательства. Как в этой связи Вы прокомментируете дело Скрипалей?
— Это провальная PR-акция британцев. У нас по телевидению тоже показывали кадры, на которых британцы запечатлели двух русских, приехавших в Солсбери. Показывали, как они сходят с самолета в Лондоне и направляются к коридору к таможенникам. И эти двое русских идут по двум коридорам почти одновременно с разницей в десятую долю секунды. Вы знаете, сколько лет им пришлось бы тренироваться, чтобы суметь исполнить такое.
Второе. Русские якобы отравили Скрипаля и его дочь. Но после пресс-конференции дочери их никто не видел. Оба чудесным образом исцелились. Поскольку я военный, я знаю, что если бы кто-то отравился «Новичком», он умер бы за полминуты. А эти двое якобы были отравлены «Новичком», но их отвезли в больницу, дали им противоядие и спасли их. Еще одна нелепость.
Третья глупость в том, что эти мнимые русские натерли ручки дверей в доме Скрипалей. Но когда потом британцы обнародовали информацию о передвижениях этих русских, стало понятно, что они просто не могли добраться до этих ручек, поскольку находились в совершенно другом месте. А Скрипали были еще где-то, и с ними встретилась какая-то женщина. Британцы сами говорили, что у них есть видеозаписи об этом. Скрипалям стало плохо где-то на лавке в парке, а британцам тут же стало понятно, что это «Новичок», и Скрипалям немедленно ввели противоядие. Русские проживали в отеле, где якобы готовили «Новичок» к применению. В отеле не нашли никаких следов.
А эти двое бездомных, которые отравились «Новичком» несколькими месяцами позже. Нас хотят убедить, что в Британии не убирают с улиц мусор, и «Новичок» оставался в контейнере три месяца? Все это выдумки, в которые отказываешься верить.
— Вы называете эту историю «провальной PR-акцией британцев». Но когда Вы рассказываете об этом, то все выглядит настолько провальным, что даже не верится.
— Да, это полный провал. Сказочный.
— В 2014 году в одном интервью, комментируя предложение Михаила Горбачева, Вы сказали, что за одним столом следовало бы встретиться представителям Соединенных Штатов, России и Европейского Союза и поговорить, как жить дальше. Это нужно потому, что (цитирую) «эскалация напряженности может привести к случайному масштабному конфликту». Видите ли Вы по прошествии лет волю к этому?
— Я вижу, как ситуация постоянно ухудшается, и меня это очень расстраивает. Я вижу, что политики не хотят ее урегулировать. Американцы агитируют против русских, вводят санкции и так далее. Но тут то же, что с ракетами в Сирии: все делается с оглядкой на внутриполитическую арену. Европа уже с радостью ограничила бы санкции. Для Германии торговля есть торговля, а Италия уже во всеуслышание заявляет, что не будет соблюдать никаких санкций. Как видите, европейцы перессорились.
Меркель заявила об уходе, и Бог знает, кто после нее будет руководить Европой, держать ее в ежовых рукавицах. Макрон хотел бы взять на себя эту роль, но он пустозвон. Его рейтинг сейчас самый низкий с момента избрания, так что лидером Европы ему не бывать. Кто же еще? Не знаю. Германия будет заниматься своими внутренними проблемами и пытаться сохранить свой экономический уровень. А значит, немецкие компании будут добиваться восстановления торговли с Россией. Немецкие компании прекрасно продолжают там работать. Недавно в Санкт-Петербурге прошел экономический форум. Там было представлено множество немецких компаний. Герхард Шредер, бывший канцлер, входит в руководство Газпрома. О чем это говорит?
— О чем?
— О том, что Германия не откажется от российского газа, поскольку американский газ дороже. Я говорю о газе, который американцы хотят экспортировать в сжиженном виде и поэтому заставляют Европейский Союз строить терминалы для него. Германия заявила весьма откровенно, что не откажется от российского газа. Так что Европа отнюдь не едина. Нет у нее единой позиции и в отношении Китая. У нас упрекают президента Земана в том, что он ездит в Китай и поддерживает торговлю с ним. Но пошел ли кто-то протестовать перед французским посольством, когда в Китай отправился Макрон или Меркель в сопровождении четырех самолетов с бизнесменами? Кто-то возражал? Почему западные государственные лидеры могут ездить в Китай, при этом, разумеется, не поднимая вопроса о правах человека, а наш президент нет? Они могут заключать сделки, а мы нет? Они могут торговать с Россией и Китаем, а нам нельзя? Нам что, наоборот, надо оставить российский рынок, чтобы туда могли прийти немцы, французы и итальянцы? Мне этого никто не объяснил. Ведь если мы суверенное государство, то должны быть заинтересованы в том, чтобы у нас была диверсифицированная торговля и чтобы мы не зависели только от одного региона.
— Вы сказали: «Эскалация напряженности может привести к случайному масштабному конфликту». Меня очень беспокоит слово «случайный» в одном предложении с «масштабным конфликтом». Что Вы имели в виду? Какой масштабный конфликт может разгореться случайно, если США, Россия и ЕС не сядут за стол переговоров?
— Где-нибудь в воздушном пространстве над Балтийским морем могут столкнуться российский и американский самолеты. Недавно во время учений над Эстонией или Латвией испанский самолет по ошибке пустил ракету, которая, к счастью, упала на латвийской или эстонской территории. А что было бы, если бы она попала на территорию России? Сочли бы россияне это нападением?
— Скорее всего, да.
— Они сочли бы это мелкой атакой и сказали бы: «Бу-бу-бу, что вы наделали?» К счастью, все еще существуют линии экстренной связи между Москвой и Вашингтоном. Они по-прежнему работают. Но если не будет и их, проблем не избежать.
— Каким, по Вашему мнению, должно быть новое мировое устройство? Новый баланс сил?
— Державам придется договориться.
— Америке, Китаю, России и Европе?
— Европа — крупный игрок с точки зрения экономики, но не армии. Я не раз говорил это на разных конференциях и выслушал немало критики в свой адрес. Ну да ладно. В ЕС входят 28 стран, и насчитывается полтора миллиона военнослужащих. Это много. Но сколько из них можно немедленно применить в случае кризиса? 44 тысячи.
— Это со всей Европы?
— Да. По первому сигналу немедленно пойти в бой могут 45 тысяч человек. Но поскольку я занимался военнослужащими в бывшей Югославии, мне известно, что все воевать разом пойти не могут. Треть может воевать, треть — проходить подготовку, а треть должна находиться в отпуске. То есть в итоге моментально в распоряжении будет 15 тысяч военнослужащих. Да, Путин от такого содрогнется! Поэтому мы по-прежнему полагаемся на американцев, надеясь на их помощь в случае чего. Но что если американцам не захочется?
— Нашим союзникам, когда речь идет о нас, никогда ничего не хочется.
— На мероприятии «Молитва о родине» я сказал, что нас предал и Запад, и Восток. С востока пришли наши союзники и оккупировали нас. С запада на нас наплевали, вступив в Мюнхенский сговор, потому что им нужно было натравить Германию на Советский Союз. А нас просто принесли в жертву. В 1968 году они договорились, что СССР не пересечет границы ФРГ, и на всякий случай разместили в 50 километрах от границ американские части, чтобы, появись там танки, не произошло случайного конфликта.
А что сделал Запад потом? Целый год границы были открыты. И это все, что Запад для нас сделал. Год границы были открыты, и кому не нравилось, что здесь происходило, мог покинуть Чехословакию. Всех, кто уехал, там приняли.
— После войны Уинстона Черчилля якобы спросили, жалеет ли он о чем-то, что ему не удалось. А он ответил, что ему вовремя не удалось испугать побольше людей. Тогда их больше выжило бы. По-Вашему, нам стоит больше бояться? Или хуже смерть от испуга, и нам, напротив, стоит сохранять спокойствие и глубоко дышать?
— Думаю, что нам нужно сохранять спокойствие, глубоко дышать, взяться за ум и руководствоваться здравым смыслом, так как не все, что пишут в газетах и говорят по телевизору, соответствует реальности. Не так страшен чёрт, как его малюют. Главное выждать. Иногда раздувается истерия. И совершенно напрасно. Для чего? Для того чтобы люди больше боялись или были послушнее? Не знаю. Или чтобы ими было проще управлять? Все это начинает напоминать «1984» Оруэлла.
Комментарии15
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео