Газета.Ru 29 октября 2018

Меркель покидает пост главы ХДС, но остается канцлером

Фото: REUTERS/Murad Sezer
Ангела Меркель «имела неосторожность» постоять рядом с Путиным и Эрдоганом, — какой ужас! На родине ей поставили это в вину. В современной международной дипломатии, похоже, и жесткие меры, и попытки договориться вызывают почти одинаковую реакцию в публичном пространстве. Одинаково негативную. Плохо все: и война, и мир.
27 октября в Стамбуле состоялась встреча глав России, Турции, Франции и Германии по урегулированию ситуации в Сирии. Эта встреча изначально не обещала каких-то прорывов и была устроена больше для прояснения позиций сторон. Россия и Турция, имея некоторые внутренние противоречия по сирийской проблеме (у Турции к тому же очень плохие отношения с главным, наряду с Россией, союзником режима Асада — Ираном) тем не менее являются главными действующими силами в сирийской войне.
А Германия и Франция, скорее, представляют точку зрения «проамериканской» коалиции по сирийскому урегулированию и заодно точку зрения ЕС, как главные внешнеполитические державы Старого Света. При этом Сирия — одна из немногих горячих точек на планете, где в последние два года удалось добиться прогресса в прекращении боевых действий. Длящаяся почти семь лет гражданская война в Сирии, отягощенная агрессией запрещенного в России «Исламского государства» (организация запрещена в России), подходит к концу.
Вроде бы, что тут такого? Обычная для мировой дипломатии встреча лидеров четырех стран по конкретной международной проблеме. Никто не отрицает, что война в Сирии и ситуация на Ближнем Востоке — проблема мирового масштаба.
Роль России, Турции, Франции и Германии в сирийском конфликте объективно велика, и этого никто не отрицает. Тем не менее едва ли не самым громким публичным комментарием к этой встрече стала статья журналиста германского издания Bild Джулиана Репке с красноречивым названием «Должна ли Меркель держаться за руки с Путиным и Эрдоганом
Автор критикует Меркель за фотографию, на которой она стоит между президентами России и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом. То есть, продолжая логику журналиста, единственно правильным положением Меркель на этой фотографии должно было бы место с краю и непременно возле президента Франции Эммануэля Макрона. Хотя нетрудно догадаться, что даже по правилам элементарного этикета, не говоря уже о дипломатическом, если встречаются четыре политика, трое из которых мужчины, единственная женщина не должна находиться с краю.
У журналиста Bild другая логика: по его мнению, Меркель не должна была проявлять «столь дружелюбное» отношение к «авторитарным» руководителям. В подтверждение этой позиции автор приводит слова германского политика Кансу Оздемир, которую «тошнит» от того, что Меркель пожимает «кровавую руку» Эрдогана и «выстилает перед ним красную дорожку».
Почему фотография рядом с любыми участниками четырехстороннего саммита является «дружелюбием к авторитарным руководителям», причем здесь «кровавая рука Эрдогана», решительно непонятно. Правда, понятно, что Меркель может больше не претендовать на пост председателя Христианско-демократического союза (ХДС) — и тут возникает вопрос внутриполитической конкуренции, где канцлера могут «пнуть» за что угодно.
С точки зрения международной политики, у Германии с Россией и Турцией — полноценные дипломатические отношения. Эти страны, разумеется, имеют разногласия во внешней политике. Но не находятся в состоянии военных конфликтов. У Меркель с Путиным давние нормальные личные отношения (хотя Путину, например, доставалось от немецких журналистов за то, что он подарил Меркель цветы во время одной из встреч в Сочи, а Меркель за то, что приняла эти цветы). Довольно странно приехать на саммит и отказаться фотографироваться с двумя из четырех его участников. Тем более что это абсолютно обычная для таких встреч протокольная фотография.
Опять же, Меркель встречалась с президентами России и Турции не по делам двусторонних отношений — это попытка решать имеющую важное значение для всего мира проблему. И ради ее решения ответственному политику мирового масштаба необходимо встречаться со всеми, кто может способствовать миру на сирийской земле.
Но проблема, которая вытекает из статьи Bild, гораздо шире.
В современном мире политикам, кажется, начинают отказывать в любых инструментах дипломатии. Попытки договариваться вызывают не менее резкую реакцию, чем санкции.
Вводишь санкции против какой-нибудь страны — они либо «незаконны», либо «неэффективны», либо слишком мягкие и недостаточные, в зависимости от взглядов критикующих. Начинаешь встречаться на высшем уровне с представителем страны, против которой введены санкции — значит «выстилаешь ковровую дорожку» и «пожимаешь кровавую руку диктатора». Но как тогда вообще вести международные дела?
Причем критика касается политиков любого толка. Тут нет разницы между Путиным, Меркель или Трампом. Вводит Трамп санкции против Ирана или России — плохо. Встречается с Путиным — плохо. Сразу начинается истерия в американских СМИ, что Трамп постоянно «проигрывает» в личных встречах российскому президенту. Хотя после каждой из двух таких встреч следовал новый виток санкционной войны, что, по логике критиков «мягкотелости» Трампа во время саммитов с Путиным, наоборот, хорошо.
Встречается Трамп с Ким Чен Ыном — американского президента тут же обвиняют в отсутствии политической брезгливости и встрече с кровавым диктатором. Спору нет, северокорейский лидер — не мать Тереза. Но даже если эти личные встречи просто являются личными контактами двух лидеров без политических последствий, разве ядерная война лучше?
А ведь перед личной встречей Трампа с Ким Чен Ыном те же СМИ, которые критиковали этот саммит, писали алармистские тексты как раз о неизбежности скорой ядерной войны между двумя державами.
Разумеется, сама возможность обсуждать и критиковать любые действия любых политиков не подвергается сомнению — по крайней мере в цивилизованном мире, где одной из важнейших гражданских свобод является свобода СМИ и высказываний. Но пусть у политиков все-таки будет шанс разговаривать и договариваться. Попытки диалога и предотвращения войны точно лучше ковровых бомбардировок или бесконечного придумывания новых санкций.
Не говоря уже о том, что политики любого ранга — такие же люди, как и обыватели, мы с вами. Они тоже могут ошибаться. Да, на них больше ответственности. Но смысл их работы и состоит в том, чтобы решать внутренние и международные проблемы так, чтобы люди становились богаче, жили дольше и по возможности были счастливы, а не убивали друг друга за абстрактные великие идеи, по приказу или просто из ненависти. А чтобы не было войны — надо встречаться, разговаривать и даже, о ужас, иногда фотографироваться.
Комментарии
2
Читайте также
В Крыму ответили на заявление ЕС об Азовском море
274
Путин рассказал о темпах перевооружения войск
10
Экс-глава Мособлизбиркома стала главой Красногорска
2
Путин включил Полину Гагарину в Совет по культуре
9
Последние новости
Завершено строительство морской части газопровода "Турецкий поток"
Отдать нельзя оставить: зачем России острова
ЕС пригрозил России "целевыми мерами" из-за ситуации в Азовском море