Ещё

Максим Сурайкин: наш лозунг — это «Президент бедных против богатых» 

Фото: ТАСС
Лидер "Коммунистов России" Максим Сурайкин участвует в выборах президента РФ под лозунгами возвращения социализма и СССР. О том, кого он видит своим основным конкурентом, к какому электорату обращается и какую программу готов предложить избирателю, кандидат рассказал в интервью ТАСС.
— На выборах в Госдуму ваша партия заняла пятое место, то есть по сути стала главной непарламентской партией в России. Повлияло ли это на решение об участии "Коммунистов России" в президентской кампании?
— С момента создания наша партия говорила, что она единственная партия в стране, которая ставит на первом этапе своей борьбы вопрос о власти.
Потому что мы понимаем, что мы можем вести и ведем каждый день деятельность по защите прав трудящихся, но глобально мы можем изменить ситуацию только путем изменения социально-экономической формации: от капитализма надо вернуться к обновленному социализму, социалистической системе, обеспечивающей бесплатное здравоохранение, бесплатное образование, действительно подлинно защищающей права трудящихся.
Поэтому вопрос об участии в выборах любого уровня для нас принципиально решен раз и навсегда: мы во всех выборах участвуем и будем добиваться победы. В позапрошлом году мы активно участвовали в выборной кампании в Государственную думу. Мы получили серьезный результат: мы первая среди непарламентских партий, хотя корректно называть "среди партий, не входящих в Госдуму". Потому что у нас около 150 депутатов по всей стране, практически в половине регионов России, и с этой точки зрения мы парламентская партия.
Кроме того, мы считаем, что на думских выборах результат наш был сильно занижен. Опыт показал, что там, где мы закрывали участки наблюдателями, мы получали от 8 до 12%, а там, где наблюдателей не было, странным образом был 0. В Санкт-Петербурге вообще была вопиющая ситуация: там одновременно проходили выборы в городской парламент, по иску КПРФ там сняли наш список, и комиссии были вынуждены вручную из бюллетеней для выборов в городской парламент вычеркивать нашу партию, а они начали вычеркивать из всех бюллетеней. Мы, к сожалению, тогда смогли ситуацию поймать только к середине дня.
Мы глубоко уверены, что результат, полученный на думских выборах, хороший, но мы могли бы добиться большего. В следующий раз мы учтем ошибки.
После выборов в Госдуму вопрос о выдвижении кандидата в президенты был фактически предрешен. В прошлом году на майском пленуме мы рассматривали вопрос об участии партии в выборах, какая кандидатура будет выдвинута, и предварительно было принято решение об участии и выдвижении моей кандидатуры кандидатом в президенты Российской Федерации.
— Но, насколько мне известно, в партии были разные мнения на этот счет: кто-то предлагал выдвинуть вас, кто-то — отказаться от участия в выборах, а кто-то — поддержать Владимира Путина. Как в итоге было принято решение?
— Действительно, у нас есть члены партии, стоящие на более радикальных позициях. Они считали, что надо бойкотировать выборы, поскольку шансов победить у нас нет. Кто-то предлагал другие кандидатуры, не мою.
Но мы стараемся достичь оптимальной внутренней консолидации в партии. Поэтому в итоге майский пленум единогласно принял решение об участии в выборной кампании и выдвижении моей кандидатуры, поскольку мы всегда внимательно подходим к технологии и возможности победы.
Естественно, у нас много хороших коммунистов, которые могли бы достойно выступить. Но в современном обществе очень важна узнаваемость, важно уметь выдерживать нагрузку в президентской гонке, и объективно пленум решил поручить эту тяжелую миссию мне. И я сейчас ее активно выполняю.
— Каковы основные пункты вашей программы, с которой вы идете на выборы, в экономической, социальной, внутриполитической сферах? Какими вам видятся основные внешнеполитические задачи и пути их решения?
— Наша президентская программа — фактически это продолжение развития нашей программы на выборах в Госдуму "Десять сталинских ударов по капитализму и американскому империализму". Это комплекс мер возвращения России на социалистический путь развития.
Первая мера — это, безусловно, широкомасштабная национализация предприятий, которые были украдены в 90-е, возвращение их в собственность государства и направление всей прибыли, которую они получают, в бюджет РФ. По предварительным подсчетам, прибыль этих компаний в недродобывающей промышленности, топливной, металлургической примерно сопоставима с бюджетом Российской Федерации, а возможно, даже и больше.
После их национализации мы уже в первый год сможем удвоить бюджет РФ и резко повысить социальные выплаты, зарплаты бюджетникам, пенсии пенсионерам, обеспечить многодетным семьям повышение социальных выплат, начать широкомасштабную программу строительства бесплатного жилья, остановить медицинскую реформу. Этот комплекс мер ставит своей задачей возврат на социалистический путь, путь обновленного социализма.
В первый год нашего правления будет принято решение о подготовке проекта новой советской конституции и проведении референдума. Конституция будет готовиться на базе советских Конституций 1936 и 1977 годов.
Что касается внешней политики, то первой задачей является возрождение Советского Союза, консолидация всех стран на постсоветской территории, создание советского государства, новой сверхдержавы.
— Вы считаете возрождение Советского Союза реальным?
— Мы видим, что это вполне реально, потому что во всех странах простым народом полностью поддерживается идея возрождения Советского Союза. Все помнят, как хорошо жили простые люди в советский период.
Поэтому нам всего лишь необходимо развернуть нашу внешнюю политику в направлении поддержки там (в бывших республиках СССР — прим. ТАСС) патриотических лидеров, социалистических, коммунистических, которые сориентированы на дружбу с Россией, на восстановление Советского государства. Надо помочь им прийти к власти в этих республиках. А дальше, я думаю, процесс воссоздания пойдет автоматически.
— И каким образом вы собираетесь это делать?
— Оказывать прежде всего материальную, военную помощь, когда это необходимо, использовать пропаганду. Я могу сказать, что штат российских посольств в любой стране, даже, скажем, в странах бывших республик СССР, кроме Белоруссии, значительно уступает штату американских посольств. Например, в Грузии 40 газет издаются посольством США на английском языке, а где наши контрмеры?
Наша партия имеет тесные взаимоотношения с левыми партиями из постсоветских стран. Это и Закавказье, это и Средняя Азия, это и Европа, если говорить о Молдавии. Есть партнеры, есть те, кто готов с нами работать, но они говорят совершенно однозначно, что им нужна поддержка.
Конечно, не нужно думать, что воссоздание СССР произойдет сразу. Это постепенно произойдет. Ведь сколько лет создание союзного государства заняло у Ленина? Пока все оформили, пока создали сначала коалиционные силы, потом установили советскую власть, потом вели переговоры о подписании союзного договора.
Начинать надо с тех, кто уже сейчас готов войти в состав союзных республик России, их несложно перечислить — это Донецкая и Луганская народная республики, это Южная Осетия и Абхазия, Приднестровье. Ну а дальше нужно смотреть на ситуацию в обществе этих стран.
Конечно, это не будут процессы единовременные. Но в дистанцировании от России никто из этих стран выгоды не имеет, население их, как правило, влачит жалкое существование, и они понимают это.
— В этих выборах участвуют два кандидата, представляющих коммунистические силы. Вы не боитесь, что избиратель просто запутается в вас? Чем ваша программа кардинально отличается от программы кандидата КПРФ Павла Грудинина, чтобы избиратель мог идентифицировать вас как своего кандидата? Есть ли какая-то стратегия по, скажем так, размежеванию с кампанией КПРФ?
— Начнем с того, что коммунист в бюллетене только один. Павел Николаевич Грудинин никогда не заявлял, что он коммунист, никогда не был членом КПРФ и сейчас не является, поэтому он просто кандидат от второй партии, которая почему-то все еще называет себя Коммунистической, хотя упорно выдвигает олигархов, богатых людей. И фактически программа Павла Николаевича — это программа просто рихтования, легкого улучшения существующей капиталистической системы.
Моя программа радикально отличается от его программы. Мы единственная партия и я единственный кандидат, которые говорят, что надо вернуться к социализму, что бесполезно латать гнилую, дырявую капиталистическую баржу, что надо возрождать советские принципы экономики, которые у нас были, чтобы полностью обеспечить достойный социальный уровень каждому гражданину, а главное — решить вопросы с базисными вещами: бесплатным жильем, бесплатной медициной, бесплатным образованием.
Поэтому, мне кажется, любой разумный избиратель, который просто сравнит наши программы, наши выступления, поймет, что коммунист в бюллетене только один. Поэтому даже размежевываться с ним нет никакой необходимости, он сам отлично эту программу размежевания выполняет. Поэтому флаг ему в руки. А я глубоко убежден, что люди, поддерживающие идеи социализма и возрождения СССР, поддержат нашу программу.
— Но вы готовы сотрудничать по каким-либо вопросам с представителями КПРФ, других левых сил?
— Безусловно, мы всегда поддерживаем широкомасштабные взаимоотношения с разными левопатриотическими организациями и в вопросе защиты прав трудящихся, и в вопросе социальных проблем.
С КПРФ на уровне руководства федерального нам трудно взаимодействовать, потому что команда Геннадия Андреевича [Зюганова] давно взяла курс на коммерциализацию, решение своих экономических вопросов, они ушли далеко от идеалов социализма и борьбы за них.
Но на уровне рядовых членов первичных организаций, районных комитетов наши структуры постоянно взаимодействуют и часто проводят совместные акции, митинги, пикеты, вместе пишут обращения в защиту прав граждан. Эта работа ведется постоянно, потому что одна из наших стратегических задач — консолидировать всех подлинных коммунистов и все подлинно левое движение в борьбе за права и интересы людей труда.
— Каким вы видите своего избирателя, кто он? На кого ориентирована ваша кампания?
— Наша программа, наша кампания ориентированы прежде всего на людей труда, которые хотели бы возрождения Советского Союза и хотели бы жить при обновленном социализме. Мне кажется, это подавляющее число избирателей.
Если в идею возрождения Советского Союза, в возрождение советской социалистической системы поверят, то ее поддержат не 70, а, может быть, 90% граждан. Не поддержат только те, кто имеет сейчас крупную собственность, у них нет необходимости работать, они в этой системе себя прекрасно чувствуют, имея крупную собственность, эксплуатируют труд других людей. А у людей наемного труда нет возможности решить вопросы с жильем, а если человек заболел, то это может закончиться смертью, потому что у него нет денег оплатить медицинское обеспечение. Поэтому простые граждане в массе своей должны поддержать.
Другое дело, что правила информационной войны таковы, что усиленные информационные буржуазные пушки трудятся над затуманиванием мозгов, дискредитацией идей социальной справедливости. Но мне кажется, что разумные люди должны выбирать социализм.
Мой избиратель — это простые люди наемного труда, которые хотят справедливости, нормального общества.
— Вы постоянно подчеркиваете приверженность идеям сталинизма. Даже ваша программа называется "Десять сталинских ударов". Сталин — ваш кумир? А как вы относитесь к тому историческому негативу, который связан с его именем? Учитывая, что в российском обществе к Сталину, скажем так, неоднозначное отношение, вы не опасаетесь, что педалирование его имени может негативно сказаться на вашем рейтинге?
— Когда мы участвовали в думской избирательной кампании, образ Сталина использовался визуально нами, и результат известен. И сейчас он тоже активно используется в нашей избирательной кампании.
Наши опросы показывают, что почти все наши респонденты дают положительные оценки Сталину. Но мы считаем очень важным не вырывать стратегию из контекста, из традиции. Сталин оказался в схожей ситуации с той, что у нас сейчас, — в условиях внешней угрозы, поскольку точно так же была обложена страна внешними противниками. Была коррупция, и она была им подавлена, пятая колонна тоже была, он с ней справился. Ему пришлось совершить серьезный рывок в сфере развития экономики, развития производства, промышленности, науки. Население было бедным, очень бедным, благодаря Сталину произошло существенное улучшение этого положения. Его правительство защитило страну.
Сейчас в России то же самое. Конечно, уже многое сделано, и это плюс действующей власти, но действующая власть все, что могла дать народу, уже дала, а надо двигаться дальше.
Мы предлагаем вернуться к Сталину, выступаем за сталинизм в значении контроля, активизации работы правоохранительных органов, готовности принимать очень серьезные меры против коррупционеров, олигархов. Напомню, что один из наших предвыборных лозунгов — это "Президент бедных против богатых".
— Некоторые кандидаты признаются, что идут на выборы не за победой, а для презентации своей программы, чтобы получить политическую узнаваемость в преддверии следующего электорального цикла. Зачем вы идете на выборы?
— Мы всегда привыкли бороться за победу до конца. И мой принцип: если что-то не потеряно, то ничего не потеряно. Мы убеждены, что если избиратель будет выбирать не конкретного кандидата, а будущее страны, выбирать между капитализмом и социализмом, подавляющее большинство должно поддержать социалистическую систему, а кандидат с такой программой один — это я.
Поэтому мы будем бороться до конца и надеемся победить.
— Но ВЦИОМ на основании данных опросов оценивает ваш рейтинг в 0,3%. А как вы оцениваете свои шансы?
— В знаменитой поговорке говорится, что есть ложь, есть абсолютная ложь, а есть статистика. В отношении нас статистика почему-то регулярно ошибается, причем очень сильно.
Когда мы участвовали в выборах в Госдуму, нам ВЦИОМ постоянно давал 0,2%, 0,3%, а получилось почти 3%. То есть в 10 раз больше. А на участках, где мы отстаивали результат, где имели сильных наблюдателей, у нас было до 12%. Значит, ВЦИОМ местами ошибся в 120 раз.
Поэтому я совершенно не переживаю, потому что выбор будет делать избиратель. Да и просто из элементарной логики: в России до 30% левого электората, коммунистических избирателей, а в бюллетене коммунист один.
— Кого вы видите основным конкурентом на выборах?
— Конкурент у меня один — действующий президент Владимир Владимирович Путин.
Мы ставим задачу победить на этих выборах, добиться поддержки избирателей больше, чем у действующего президента.
— Для регистрации кандидатом вы должны были представить в ЦИК не менее 100 тыс. подписей. Однако некоторые эксперты обратили внимание, что сбор подписей обошелся вам в небольшую сумму. Чем вы это можете объяснить? Сложно ли в целом проходила работа по сбору подписей?
— Мы партия живая, которая постоянно проводит работу, участвует в выборных кампаниях. Поэтому тем экспертам, которые наблюдают только выборы президента или в Госдуму, совершенно непонятно, как развивалась наша партия, ее региональная структура.
У нас сейчас 72 региональных отделения, мы прошли более 400 выборных кампаний, и каждый год собираем от 100 до 200 тыс. подписей на выборах разного уровня. Можно посмотреть статистику. Нам, конечно, часто отказывают в регистрации, потому что в некоторых регионах КПРФ срослась с властью, и основное условие взаимодействия — это отказ в регистрации наших списков.
Мы за последние годы собрали, наверное, в совокупности около миллиона подписей. И постоянно собираем их в основном на базе наших региональных комитетов партии, региональных структур. И преимущественно наши активисты их собирают бесплатно, как члены партии, выполняющие партийное поручение. Поэтому мы накопили огромный опыт качественного сбора подписей.
Другое дело, что собрать вот так быстро, буквально за три недели 100 тыс. подписей — это не так легко. Потому что в летних выборных кампаниях у нас разброс полтора — два месяца практически на сбор подписей, и их надо собирать в меньшем количестве субъектов. Здесь надо было собрать более чем в половине регионов, мы в итоге собрали в 64 субъектах РФ.
Кроме того, мы изначально ставили планку собрать в два раза больше подписей, в итоге было собрано 230 тыс. Потому что мы знали, что все равно бывают ошибки, помарки. Около полутысячи сборщиков трудились.
У нас сейчас около 50 тыс. активистов и сторонников партии. И если каждый собрал бы по 10 подписей, что можно сделать буквально за час, мы спокойненько могли бы собрать за один день полмиллиона подписей в поддержку нашего кандидата. Но, к сожалению, закон определяет необходимость нотариально регистрировать каждого сборщика, а нотариальные услуги стоят дорого, кроме того, человек должен пойти, отстоять в очереди [к нотариусу], потратить целый день. Поэтому, если бы мы заверяли 50 тыс. человек, это потребовало бы очень много средств, которых у нас нет, и много времени.
Поэтому мы, зная уже хорошо технологию сбора подписей, организовали 64 региональных штаба, организовали около полутысячи сборщиков. Какие-то сборщики были очень опытными, они сразу собирали хорошо, какие-то совершали ошибки, в каких-то регионах у нас не хватало опытных сборщиков, там мы действительно нанимали их из числа сторонников, людей, которые работали за небольшие деньги, за деньги и за идею.
Мы единственная партия, которая имеет самый большой опыт сбора подписей и крепкую региональную структуру.
А эксперты, о которых вы говорите, некомпетентные, они пытаются дискредитировать выборную кампанию просто.
— Расходы вашего избирательного фонда относительно невелики по сравнению с расходами других кандидатов. Чем вы объясните такую незатратную избирательную кампанию, какие ресурсы вы привлекли к ее проведению?
— Мы, к сожалению, большими ресурсами действительно не обладаем. Наш главный ресурс — наши коммунисты, наши сторонники, которые готовы идти агитировать на общественных началах, искренне, из своих убеждений.
Поэтому мы традиционно на всех выборных кампаниях стараемся основной упор сделать на использование агитации, которая не требует затрат: это бесплатные телерадиоэфиры, которые по закону обязаны предоставлять государственные телерадиокомпании, это бесплатные печатные площади, широкомасштабное общение с журналистами.
Поэтому мы, как правило, минимизируем выпуск за свой счет агитационной продукции. Просто потому, что денег нет.
Мы планируем несколько миллионов рублей потратить на всю президентскую избирательную кампанию, и основные траты — это физические и организационные, когда мы участвуем в мероприятиях, встречаемся с избирателями.
Кстати, на тех же выборах в Госдуму нам кампания в сотни, тысячи раз дешевле обошлась, чем буржуазным партиям, а результат оказался несравнимо выше.
— Но при этом ваша партия, как и "Российский общенародный союз", отказалась от бесплатного эфира на президентской кампании…
— Мы действительно отказались от части эфирного времени, которое было отведено для партийных представителей.
На этот счет был большой спор в партии. С одной стороны, любое эфирное время очень полезно, но с другой, мы трезво оцениваем ситуацию, что пока наша, партии и кандидата, узнаваемость невелика. И если от партии бы выступали разные люди, мы просто могли бы запутать избирателей, кто же является кандидатом в президенты. Поэтому было принято решение, чтобы не вводить в заблуждение избирателей, от той части эфира, на которую должны выходить не кандидаты, а представители от партии, отказаться.
В дебатах я как кандидат, естественно, принимаю участие.
— По итогам первых дебатов некоторые ваши оппоненты уже пишут петиции в ЦИК и на телеканалы с просьбой перенести время этих мероприятий и изменить их формат. Вы разделяете их возмущение?
Дебатами это особо назвать нельзя. Там каждому предоставляется по 3–4 минуты, самый большой объем на Первом канале — 6 минут. За 6 минут ничего обсудить нельзя, можно представить только какую-то концепцию, программу. Поэтому это фактически не дебаты, это возможность кандидатам тезисно рассказать о своих программных установках.
Если бы это были реальные дебаты, когда можно полчаса поговорить, привести аргументы, поспорить, доказать свою правоту, то единственный, с кем бы хотелось дебатировать, — это Владимир Владимирович Путин. Потому что нам есть что ему сказать.
Но в целом имеющийся формат нас устраивает, мы можем донести свою позицию до избирателя.
— Допустим, вы выиграете выборы. Каким будет первое решение, которое вы примете?
— Широкомасштабная национализация, пересмотр залоговых акукционов, которые прошли в 90-е, подготовка новой конституции и формирование нового бюджета Российской Федерации, исходя из того, что вся прибыль вот этих предприятий пойдет в бюджет и мы сможем его удвоить.
У нас есть программа первых 100 дней сталинского президента-коммуниста. Ее можно почитать на сайте. Там подробно расписаны первые шаги по возврату к социализму.
Комментарии11
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео