Ещё

К каким политическим последствиям приведет оборонная часть послания Путина 

Фото: «Россия-24»/YouTube.com
Послание президента России Владимира Путина Федеральному собранию, где он перечислил новые виды российского вооружения, уже называют началом новой «холодной войны». Однако воспринятое на ура ультрапатриотической аудиторией послание может быть и понуждением к миру, точнее, к переговорам о стратегической стабильности. Правда, их успех вряд ли гарантирован, учитывая, что адресатом является Белый дом Дональда Трампа.
Демонстрируя аудитории образцы новых ракет, президент России Владимир Путин вновь напомнил о попытках России вернуть США к переговорам по ядерной тематике.
«Мы все эти годы, все 15 лет после выхода США из Договора по ПРО, настойчиво пытались вернуть американцев к серьезному обсуждению, достижению договоренностей в сфере стратегической стабильности», — говорил Путин.
>> "Невеста Сатаны": Великобритания о новом оружии РФ
Выход США из договора по противоракетной обороне 1972 года — это тема, которая поднимается во многих речах Путина. Договор, заключенный в период «разрядки» между прагматичным президентом США Ричардом Никсоном и еще моложавым советским лидером Леонидом Брежневым, действительно способствовал укреплению стабильности.
Подписав договор, обе стороны согласились иметь лишь по два района закрытых ПРО, а после и вовсе остановились на одной в каждом государстве: в Советском Союзе это была Москва, а в Штатах — база Гранд-Фокс в штате Северная Дакота. Кроме того, СССР и США брали на себя добровольные ограничения по созданию систем ПРО.
В 2002 году договор был расторгнут администрацией президента США Джорджа Буша-младшего. Тот, несмотря на почти приятельские отношения с российским лидером, сказал, что Вашингтон будет развивать национальную ПРО для защиты от баллистических ракет КНДР и Ирана.
Элементы противоракетной обороны начали разворачиваться на территории Польши и Чехии, что РФ восприняла как «прямую и явную угрозу». Несмотря на уверения американской стороны, что ПРО в Европе никак не угрожает России, Москва в это не поверила. После того как в ПРО была включена и Румыния, в России заявили, что противоракетные установки Aegis Ashore, которые установлены на территории этой страны, вполне могут использовать наступательные ракеты.
В частности, об этом говорил и сам Путин. Верно ли это утверждение, проверить нельзя, так как никаких инспекций российских специалистов не предусмотрено.
Правда, даже учитывая достаточно жесткую тональность своей речи, Путин все же вспомнил о том, как Россия и США смогли договориться о сокращении ядерных арсеналов. Речь шла о Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-3, который был подписан с США его предшественником Дмитрием Медведевым. Это был последний договор, подписанный между Москвой и Вашингтоном на эту тему.
Стоит отметить, что экс-президент США Барак Обама, который сделал сокращение ядерного оружия одной из главных тем своего президентства, был готов договариваться и дальше и даже решать проблему ПРО.
Об этом, в частности, он сообщил Медведеву приватно во время саммита по ядерной безопасности в марте 2012 года. Беседа президентов случайно стала достоянием СМИ из-за не выключенного микрофона. «Я передам это Владимиру», — пообещал Обаме Медведев.

ПРО без передачи

Однако передать не получилось — США продолжили строительство системы ПРО. Москва уже тогда обещала дать на ПРО свой ответ и недавно приняла решение разместить ракетные комплексы «Искандер» на территории Калининградской области — российского экслава в ЕС.
Кроме ПРО, проблемой Вашингтона и Москвы стал и договор о Ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), подписанный между президентом СССР Михаилом Горбачевым и президентом США Рональдом Рейганом.
Договор ликвидировал ракеты средней и меньшей дальности в Европе. Теперь обе стороны активно обвиняют друг друга в том, что соглашение нарушается, но обсуждать судьбу краеугольного договора не хотят.
Возможно, выступая, на первый взгляд, с жесткой милитаристской риторикой и демонстрируя ракеты, Путин таким образом хочет привести американскую сторону к переговорному столу. В шахматах этот прием называется «сицилианская защита», при которой используется принцип быстрого нападения.
При этом риторика Путина напоминает отчасти риторику Рейгана, который смог, нажав на СССР, привести его руководство к переговорам. Комментируя послание российского лидера парламенту, об американском президенте напомнила британская The Guardian: «Это был Рональд Рейган со „Звездными войнами в PowerPoint“.
По иронии судьбы, в марте 1983 года Рейган точно так же, как Путин 1 марта этого года, успокоил американцев, заявив, что в США создается система, которая сможет осуществлять перехват советских баллистических ракет.
Она получила название Стратегическая оборонная инициатива (СОИ) или „Звездные войны“, так как подразумевала размещение части элементов в космосе. Президент США уверял американцев, что она „проложит путь к мерам ядерного контроля, которые помогут избавиться от ядерного оружия“.
Угроза СОИ в то время заставила советское руководство пойти на переговоры с США. Несмотря на то, что идея рассматривалась советским руководством и ранее, решение сесть за стол принял уже советский лидер Михаил Горбачев. Правда, кроме снятия напряжения „гонки вооружений“., Горбачев преследовал и практические цели — ВПК стоил стране слишком дорого, и это отражалось на остальных секторах советской плановой экономики.
Заместитель председателя Оргкомитета Международного Люксембургского форума, заведующий сектором ИМЭМО РАН имени Е. М. Примакова Сергей Ознобищев отмечает, что в речи Путина действительно присутствуют отголоски речи Рейгана и цель российского президента похожа на цель американского — „вовлечь в переговоры“.
При этом эксперт подчеркивает, что желание вести переговоры о стратегической стабильности и сокращении ядерных сил у обеих стран в последние годы не совпадало — когда переговоры предлагала администрация Обамы, их не желала администрация Путина.
Правда, потом последовало достаточно экзотичное предложение от только что избранного президента Дональда Трампа пойти на сокращение ядерных арсеналов в обмен на снятие санкций. Такое предложение понимания не вызвало.

Европа посадит за стол

Сейчас, когда переговоры окончательно зашли в тупик, Путин призывает к тому, чтобы позицию России выслушали, хотя бы потому, что у нее есть ракеты, которым „перспективные системы ПРО не помеха“.
Такой „последний довод королей“ может быть переговорной позицией, соглашается политолог-американист Сергей Станкевич.
Однако, как отмечает эксперт, для этого нужна „какая-то значимая инициатива“
»Например, провести конференцию по безопасности в Европе в стиле «Хельсинки-2». Чтобы сесть за стол, на столе должен лежать какой-либо документ, но его в настоящий момент нет», — говорит эксперт.
Со Станкевичем согласен и один из бывших высокопоставленных российских дипломатов, который также считает, что для серьезных переговоров «надо готовить почву и делать конкретные предложения».
«Американцы получили сигнал, и теперь им нужно будет это переварить», — утверждает дипломат, напоминая, что США будут проводить масштабную модернизацию своего ядерного потенциала.
США еще в конце второго срока Обамы заявили, что вложат в программу модернизации своих ядерных сил $1,2 трлн в течении 30 лет.
Американская экономика выдержит такие цифры, однако Россия, сама того не желая, действительно может начать новую гонку вооружений, что отразится на экономике: «Гонка вооружений загоняет в тупик, и Россия должного здесь действовать осторожно, надо смотреть на экономику, так как вторая часть послания может войти в противоречие с первой», — говорит Ознобищев из ИМЭМО.
При этом остановить гонку вооружений приложением политических усилий могут страны Европы, понимая, что в случае разрушения оставшихся ядерных договоров окажутся в опасном положении.
Кроме того, европейские страны вполне могут стать ареной для ядерного конфликта, пускай и ограниченного.
Все эти опасения серьезно волнуют ЕС, и свидетельство тому — разговор канцлера Германии Ангелы Меркель с Дональдом Трампом, который произошел сразу после послания Путина.
В 1980-е годы опасения европейцев, среди которых были и союзники США, сыграли свою роль в начале переговоров по разоружению, помогли и антивоенные демонстрации против американских ракет в Европе, и, хотя их активно показывали по советскому телевидению, они не были результатом пропаганды.

Учителя поучат друг друга

Эксперты не исключают, что за этой риторикой о ракетах, которые все преодолеют, могут последовать переговоры, которые хотя и не станут новым Рейкьявиком как во времена Горбачева и Рейгана, но будут шагом в этом направлении. Обстановка в те времена была похожей на сегодняшнюю. «В наших территориальных водах появились американские военные корабли. США провели испытания нового ядерного боезаряда большой мощности. Напряженность усугублялась недружественной риторикой, „шпионскими скандалами“, — вспоминал об атмосфере перед советско-американской встречей Горбачев.
Вопреки сложившемуся мнению, переговорный процесс с США в то время не был чередой уступок со стороны СССР, наоборот, стремление США давить вызывало раздражение. „Я не ученик, господин президент, а вы не учитель, за нами огромные страны“, — говорил Горбачев Рейгану.
Кстати, сближение позиций сторон привело впоследствии к подписанию договора РСМД, судьба которого на данный момент находится в руках Путина и Трампа.
Сегодня разговор с позиции силы будет не из легких, предупреждает Ознобищев из ИМЭМО: „Давление на тех, кто считает себя сверхдержавой, часто имеет обратный эффект. Кроме Трампа, есть конгресс, который может противодействовать, если Трамп пойдет на переговоры“.
К тому же для ведения переговоров высокого уровня нужен высокий класс специалистов и дипломатов. В то время их было в избытке с обеих сторон, сегодня гораздо меньше. Госдепартамент времен администрации Трампа представляет собой бледную тень этого ведомства времен Рейгана.
Помощник экс-президента Горбачева Павел Палажченко, который как переводчик присутствовал на всех переговорах высокого уровня, признается, что пока ему трудно понять, смогут ли США и Россия договориться о переговорном процессе в области стратегической стабильности: „Надо посмотреть, как российская дипломатия будет интерпретировать послание Путина. Но в любом случае возобновление диалога затрудняется несколькими труднопреодолимыми факторами, главные из которых — почти полный коллапс доверия к России и политический хаос в США“.
Комментарии100
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео