Ещё

Грудинин уничтожит КПРФ 

Фото: ТАСС
За месяц до выборов окончательно определилась их главная интрига — она заключается в том, сколько голосов наберет кандидат от КПРФ Павел Грудинин. И это не праздный интерес — от его результата зависит в том числе и будущее Коммунистической партии. Пока что это будущее представляется безрадостным, и вот почему.
В среду ВЦИОМ огласил данные своего последнего предвыборного исследования. Заметных изменений в настроениях избирателей не произошло — да и не могло быть. Победитель известен, с окончательными участниками тоже все определилось, предвыборные дебаты на телевидении еще не начались. Но самым интересным из того, о чем рассказывал глава ВЦИОМ Валерий Федоров, оказалось исследование электората главного кандидата от оппозиции — выдвинутого КПРФ директора подмосковного предприятия Павла Грудинина.
Сейчас он идет вторым с рейтингом в 7,3. Этот рейтинг немного вырос за последнюю неделю, вернувшись к показателям конца января, а вот у идущего следом Жириновского цифры стабильно падают. У лидера ЛДПР всего 5,5 процентов, то есть его отставание от Грудинина увеличивается.
Но дело не в том, как борются Жириновский с Грудининым. Есть другая проблема, которая выяснилась в ходе этой кампании. И которую зафиксировал ВЦИОМ — электорат КПРФ раскололся в своем отношении к Грудинину. Из тех, кто проголосовал бы сейчас за КПРФ (а таких 9,6 процента от избирателей), только 47 процентов готовы голосовать за Грудинина.
«Грудинин не выглядит как человек, который действительно способен реализовать левую повестку. Он выглядит как предприниматель, который решает какие-то свои личные вопросы за счет КПРФ. Поэтому очень большое недоверие к нему», — так глава ВЦИОМ Валерий Федоров прокомментировал газете ВЗГЛЯД эти цифры. По словам, Федорова, Грудинин должен был бы пройти «по лезвию бритвы» ­— «не оттолкнуть избирателей КПРФ, которые хотят социальной справедливости, возращения Советского государства и так далее, но и привлечь новых, некоммунистических избирателей».
Но проблема сложнее. Да, слабый результат Грудинина (а им будет объявлено все, что будет меньше 13 процентов, то есть цифры, которую набрал в 2004 году кандидат от КПРФ Харитонов) плохо скажется на положении как КПРФ в целом, так и ее бессменного главы Геннадия Зюганова. Но и  хороший результат Грудинина решает только часть проблем КПРФ, одновременно порождая новые, гораздо более серьезные.
Если Грудинин получит 15 или даже 20 процентов, важно будет, кто именно за него проголосует. Если сохранится нынешняя ситуация, и половина электората КПРФ не станет голосовать за беспартийного миллионера, это станет сильнейшим ударом по партии Зюганова. Каким образом?
С одной стороны, сработает задумка по расширению электоральной базы КПРФ — удастся привлечь некрасных патриотов, государственников, левых. Но с другой — за это КПРФ придется заплатить потерей голосов жестко коммунистического электората. Тех, кто выступает за национализацию промышленности как таковой, реформирование всей структуры власти, люстрацию элиты и возвращению к попыткам построения социализма. Пусть этот электорат в своей численности окажется даже меньше, чем привлеченный Грудининым, но это был базовый, ядерный электорат КПРФ. И потеря половины традиционной базы — не просто кризис партии. Это ее конец, а точнее, ее раскол.
Четверть века Зюганов пытался склеить красную и патриотическую идеи, создать социал-патриотическую коалицию, но рано или поздно недовольство ортодоксальных коммунистов должно было прорваться наружу. За эти годы КПРФ переживала несколько мелких расколов — из нее уходили в том числе и радикально настроенные коммунисты. Они организовывали и свои партии — но ни у одной из них не получилось стать местом сборки «последовательных марксистов-ленинцев».
До нынешних выборов авторитет фигуры Зюганова предохранял КПРФ от раскола, но выдвижение Грудинина изменило ситуацию. Если за него в самом деле не проголосует половина избирателей КПРФ, разногласия внутри партии уже не удастся удержать под контролем. И недовольные «буржуазным уклоном» будут группироваться между собой и рассматривать варианты реванша.
Кто станет центром сборки, не принципиально. Главное, что «процесс пойдет» — то есть левое, красное крыло КПРФ попробует взять под свой контроль всю партию (уже готовящуюся к уходу Зюганова). А в случае неудачи пойдет на раскол и оформится в отдельную партию.
Почему этот вариант практически неизбежен? Потому что именно на этих выборах заканчивается целая эпоха постсовестской партийной системы России. Это последняя гастроль КПРФ и ЛДПР с их нынешними лидерами — а учитывая, что обе партии на самом деле лидерские (просто ЛДПР на 100 процентов, а КПРФ на 50), то и самих партий.
И самое главное — в России назревает рост популярности радикально левых идей.
Спрос на партию, выражающую подобные взгляды, несомненно, вызовет предложения — или со стороны обновленной КПРФ, или же со стороны тех сил в ней, которые не хотят остаться за бортом битвы за будущее.
Этот радикально левый электорат не будет слишком большим. Но разве 10 процентов избирателей — мало для настоящей партии? Это не будут европейские левые с их феминизмом, гомосексуализмом и культом толерантности и мультикультаризма. Это будут новые русские большевики, с программой радикального переустройства общества на принципах социальной справедливости. В идеологическом смысле — своеобразные нацболы (партия, созданная Эдуардом Лимоновым в 90-е годы) 2020-х годов.
Удержать такую силу в рамках нынешней КПРФ, конечно же, не удастся. Так что всё самое интересное на левом фланге только начинается.
Комментарии417
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео