Деловая газета «Взгляд» 8 февраля 2018

Никто не хотел побеждать

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
В ходе нашей избирательной кампании есть один удивительный и увлекательный момент: никто из оппонентов Владимира Путина не стремится зацепиться всерьез хотя бы за потенциальную возможность побороться за пост главы государства.
Казалось бы, политик идет на выборы, чтобы победить. Но разве эти цели ставят перед собой «конкуренты» действующего президента?
Взять, для примера, Павла Грудинина. Его штаб, да и он сам уже наделали классических ошибок на две-три избирательных кампании. Начиная с пассивной реакции на разного рода компромат на кандидата и заканчивая агрессивным буллингом в отношении журналистов.
Не хочется сильно критиковать советников кандидата от КПРФ, но все же, самое первое, что они должны были сделать, это проанализировать сильные и слабые стороны своего кандидата. То есть выяснить — откуда ему грозит опасность и как эффективно отыграть эти опасности.
Со своим окружением кандидат обычно откровеннее, чем с рядовым избирателем, потому поверить в неведение штабистов относительно странных историй со счетами Грудинина и специфическими схемами перевода социалистической собственности в собственность персональную — категорически невозможно.
Что с этим можно было сделать? Да миллион вариантов. Превратить поражения в успехи может почти любой толковый политтехнолог.
Вместо этого мы наблюдаем довольно робкие попытки оправдываться и опровергать. «Оправдывается — значит, нет дыма без огня», — говорит избиратель, и рейтинг Грудинина ползет не вверх, а вниз. А вот антирейтинг ведет себя с точностью до наоборот.
И вроде бы в остальном этот кандидат поступает правильно — ездит по городам и весям нашей обширной страны, встречается с рабочими промышленных предприятий, проводит пресс-конференции…
Но на фоне скелетов, стройными рядами вышагивающими из пыльных грудининских шкафов, выглядит это не вполне убедительно. Как будто кандидат уже смирился с поражением, будто никакого политического будущего ни для себя, ни для выдвинувшей его партии, не видит.
Резво стартовав, он стремительно превращается в нишевого кандидата ностальгирующих по СССР граждан старшего возраста. Ниша немаленькая, но для победы недостаточная. Впрочем, создается впечатление, что Грудинин никогда и не хотел побеждать.
Или вот Ксения Анатольевна Собчак, которая сама себя загнала в ловушку. Сказала «Крым не наш», и всем понятно, что она потеряла, как минимум, голоса Крыма и Севастополя, а в реальности — 86% голосов избирателей.
Получается, что кандидат сам себе устраивает самострел: уничтожает вероятность голосования за себя, любимую. Может, Ксения решила, что такая позиция понравится столичной интеллигенции? Возможно, но, опять же, для победы этого будет явно недостаточно.
После таких заявлений даже ежедневные встречи с избирателями в регионах мало что дадут. Любопытные, конечно, придут — как же, посмотреть на живую Собчак. Тем дело и ограничится.
Сергей Бабурин и вовсе не скрывает, что он кандидат исключительно тех, кто проиграл в 1993 году борьбу за власть. Их немало — поддержавших Верховный Советпротив Ельцина. Только вот Ельцина нет уже больше 10 лет. А Верховного Совета — 25 лет. И никто его восстанавливать не собирается.
Мы живем в другой стране, с другими текущими задачами и проблемами. И та ниша, в которой работает Бабурин, вряд ли способна дать ему больше миллиона сторонников.
Примерно так же ведут себя и остальные участники гонки.
Григорию Явлинскому, скажем, неплохо было бы набрать хотя бы три процента голосов, чтобы получить финансирование для партии «Яблоко» из госбюджета. Неплохо бы, но справляется ли он со своей задачей? Представляется, едва ли.
«Яблоко» даже учитывая довольно яркую кампанию в 2016-м году еле-еле наскребло два процента голосов. Лидер партии — Явлинский сейчас ведет себя куда более тоскливым образом. Если ему удастся выстоять в жесточайшей конкуренции за свои два процента с Ксенией Собчак и Борисом Титовым — будет крайне удивительно. Особенно, когда «друзья» по оппозиции в лице Алексея Навального призывают всех своих сторонников на выборы просто не ходить, а самого Явлинского обвиняют в подделке минимум 50% подписей.
Кстати, левый фланг оппозиции выглядит не сильно лучше правого.
Максим Сурайкин из «Коммунистов России», может, и был бы перспективным политиком, но кажется, что все силы он отдает на то, чтобы оттянуть на себя какую-то часть зюгановского электората.
Сурайкин рассчитывает на эдаких убежденных сталинистов и членов КПСС, которые до сих пор хранят партбилет в комоде. Сколько их? Точное количество неизвестно, но их явно не хватает не только на президентский пост, но и для прохождения «Коммунистов России» в Госдуму.
Может быть, Владимир Жириновский что-то такое выдает?
Вольфыч (спасибо за напоминание мебельной фабрике из Набережных Челнов) бесспорно, мастер публичного высказывания, но говорит сегодня он все больше о том, почему Грудинин не настоящий коммунист, и почему настоящие коммунисты — плохие. То есть, ведет бескомпромиссную борьбу за второе место.
Ну, по крайней мере, не как Бабурин, который бьется за второе место с конца.
Павел Данилин, политолог
Комментарии
6
Читайте также
Владимир Путин посетит форум «Машук-2018»
Патрушев проведет переговоры с Болтоном
1
Британию обвинили в насильственной изоляции Скрипалей
Разведка узнала о реакции в Кремле на саммит с Трампом
2