Ещё

Эксперт: Астана не откажется от соглашений с Москвой и Пекином ради США 

Эксперт: Астана не откажется от соглашений с Москвой и Пекином ради США
Фото: Sputnik Казахстан
АСТАНА, 17 янв — Sputnik, . Встреча президента Казахстана с главой США  разобрана на детали и видеоролики: вот Трамп улыбается во время выступления гостя, а вот лидеры двух стран долго беседуют без камер и что-то с увлечением обсуждают…
Sputnik Казахстан задал интересующие вопросы ведущему эксперту Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Жумабеку Сарабекову.
Пытается ли США притянуть центральноазиатские страны на орбиту своих геополитических интересов, каким образом Казахстан может участвовать в урегулировании северокорейской ядерной проблемы и что мог иметь в виду Нурсултан Назарбаев, говоря о «новой эре» в отношениях двух стран — читайте в нашем интервью.
— «Назарбаев принят в Вашингтоне с подчеркнутой любезностью, и назван Трампом лидером, „пользующимся огромным уважением“ — это цитата из Twitter Токаева. Подчеркнутая любезность — это обычный протокольный этикет, либо действительно что-то примечательное?
— Мне кажется, нынешний визит показывает то, что Казахстан является для США ключевым партнером в Центральной Азии. И уровень приема казахстанского лидера свидетельствует о важности Казахстана в центральноазиатской политике США. Мне кажется, на этом вопросе можно не акцентировать слишком внимание. Всех президентов стран принимают с любезностью, и, мне кажется, это подобающая практика.
— Трамп назвал Казахстан партнером по денуклеаризации Корейского полуострова. Даже учитывая собственные заслуги нашей страны в этой области, каким образом Казахстан может участвовать в этом процессе?
— Важно исходить из того, что ресурсы Казахстана в данном направлении ограничены. Но, скорее всего, здесь имелось в виду то, что Казахстан является примером. Можно вспомнить сентябрьское заявление госсекретаря США , который заявил, что отказ нашей страны от ядерного оружия — это пример мудрого обмена отказа на экономический рост и инвестиции. Сама идея понятна, а как она будет реализована… Я на данном этапе конкретно не могу сказать, каким образом Казахстан собирается вовлекаться в вопрос решения северокорейской проблемы.
— Если потеоретизировать и довериться словам некоторых комментаторов визита о демонстрации какой-то особой лояльности Трампа к Назарбаеву, может ли она быть связана с зарождением нового формата „С5+1“?
— Казахстан заинтересован в том, чтобы этот формат развивался, но в институциональном плане он еще не реализовал свой потенциал. Безусловно, визит придаст новый импульс работе данной площадки. Но этот вопрос слишком умозрительный. Понятно, что США заинтересованы, чтобы „С5+1“ имел вес в Центральной Азии, Вашингтон тем самым хочет обеспечить свое присутствие в регионе. Потому что предыдущие инициативы вроде „Нового Шелкового пути“ (проект США, не путать с инициативой Китая — прим.) остаются нереализованными, поэтому администрация Трампа сохраняет преемственность в этом плане с . Но я бы не стал искать какие-то „подводные камни“. Есть только рабочий интерес сторон.
— Является ли формат „C5+1“ попыткой создания местного выхода на американскую геополитическую орбиту для стран ЦА, попыткой притяжения?
— Мне кажется, что в США понимают: центральноазиатским странам важно работать с Россией и Китаем. О доминирующем влиянии США в регионе, а тем более выходе стран Центральной Азии на орбиту внешней политики США… понятно, что это сложно представить. США — один из участников стратегического треугольника „Россия — Китай — США“ в Центральной Азии, и в качестве сверхдержавы Америка намерена обеспечить свое присутствие в регионе. Но я бы не стал переоценивать кардинальные последствия от работы в рамках „C5+1“, потому что, как я уже сказал, данный формат еще нуждается в усилении. Никто в Центральной Азии не собирается отказываться от соглашений с Россией и с Китаем, у нас очень много общих обязательств с Москвой и Пекином.
— Вообще, можно ли назвать этот формат „C5+1“ результатом провала внутренних попыток регионализации стран Центральной Азии, когда только с приходом внешнего игрока происходит какое-то сплочение вокруг предложенной идеи?
— Важно адекватно оценивать потенциал „C5+1“. Это не панацея для решения всех вопросов, лишь дополнительная площадка, а судьба центральноазиатской интеграции зависит, прежде всего, от самих стран региона. И важно понимать, что роль такой далекой географически страны, как США, которая, конечно, может способствовать интеграции, она не главная и не гарантия. Важно отметить, что этот формат не интеграционный механизм, а диалоговая площадка, она не предполагает создание какой-то наднациональной структуры. Говорить о том, что это попытка интегрировать Центральную Азию, мне кажется, это слишком громко.
— Лидеры договорились об укреплении сотрудничества по политическим вопросам и вопросам безопасности, против насильственного экстремизма и международного терроризма, в торговле и инвестициях и так далее. Примерно о том же Нурсултан Назарбаев договаривался с предыдущими американскими лидерами. Это такая традиция: сменяются президенты, и каждому приходится подтверждать свои намерения?
— Отчасти, основная цель визита связана с тем, что стороны подтвердили приверженность к достигнутым до этого договоренностям, выразили общие интересы в развитии сотрудничества по многим сферам. Конечно, для нас это важно, с точки зрения понимания того, какой будет центральноазиатская политика США. Администрация Трампа намерена и дальше работать в рамках „C5+1“, по Афганистану, дальнейшее сотрудничество в обеспечении региональной безопасности — все это говорит о том, что новая администрация остается приверженной курсу администрации Обамы, есть преемственность во внешней политике США относительно Центральной Азии. Это и подтверждение значимости сторон друг для друга, подтверждение того, что есть хорошая база, которую можно развивать и дальше в обоюдных интересах.
— Назарбаев сказал о „новой эре“ взаимоотношений Астаны и Вашингтона. Эта реплика о чем, по вашему мнению?
— Мне кажется, имелось в виду в целом углубление стратегического партнерства, то, что нам приходится учитывать международный контекст. Например, в ходе встречи были достигнуты договоренности в вопросах цифровой экономики. Несколько лет назад данное направление было не совсем актуально. И новая эра отношений — мне кажется, здесь имелось в виду удержание прогресса и выход на новый уровень. „Новая эра“, мне кажется, включает в себя изменение международной обстановки и предполагает выход на новое качество отношений.
Гей-пара сбежала в США, прихватив усыновленных детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео