Ещё

Последний рыцарь гор. Зачем приют туристам? 

Фото: АиФ Кузбасс

Любой, кто хотя бы раз побывал на Поднебесных Зубьях, знаком с именем Михаила Шевалье. Этот удивительный человек только на своём энтузиазме и вере в любимое дело построил настоящую империю детского туризма. Чудак — так многие говорят о нём! Порой импульсивный, иногда эксцентричный, но до мозга костей правдолюб и бесконечно преданный своему любимому делу. О том, как он развивал туризм, настоящий рыцарь гор рассказал корреспонденту «АиФ — Кузбасс».

Зачем туристу крыша над головой?

Инна Меняйлова, «АиФ — Кузбасс»: Михаил Михайлович, Поднебесные Зубья — это просто самое любимое место у наших туристов. Сюда ежегодно приезжают тысячи людей. В чём же привлекательность этого района?

Михаил Шевалье

Михаил Шевалье: В туризме очень важны подъезды и подходы. В Поднебесных Зубьях уникальная транспортная составляющая: активная часть туристического маршрута начинается буквально сразу же после выхода с электрички на станции Лужба, а через сутки ты уже в горах. Помню, когда мы только начинали ходить в горы, чтобы приехать на Алтай, тратили несколько суток. Неделями сидели в аэропорту, чтобы попасть в Саяны. А чтобы в Читинскую область попасть на туристический маршрут, дали взятку подполковнику авиации, и тот нас загрузил в бомболюк. Так и летели в горы на военном бомбардировщике. И, конечно же, Поднебесные Зубья — одно из самых красивых мест мира: красивейшие горы, чистейший воздух, потрясающая природа… И разнообразные по категории туристические маршруты здесь есть — от самых лёгких, по которым с удовольствием ходят даже самые маленькие дети, до сложных, что под силу только опытным туристам.

— Как у вас родилась идея создания уникального комплекса сети детских приютов?

— Первый раз я пошёл в поход, когда мне было восемь лет. Взял меня с собой старший брат. Тогда не было у нас ни палаток, ни спальников. Ночевали мы в старом лагерном пункте для заключённых, со второго этажа которого я случайно упал. Именно тогда в мою детскую голову пришла мысль: когда вырасту, буду строить тёплые уютные домики для туристов, без мух и комаров, чтобы им после длительного перехода было где ночевать! Так родилась детская мечта, которая потом прочно вошла в мою жизнь. До сих пор я всегда говорил и говорю: каждому человеку раз в жизни даётся уникальный шанс, спускается озарение, за которое нужно цепляться.

Это потом уже появляется опыт и интуиция. На сегодняшний день это уникальный реализованный проект, аналогов которому до сих пор пока нет в России. Причём интересен он разным детям: как тем, у кого на дорогой отдых не хватает денег, так и тем, кто в жизни повидал уже многое.

— Турист — человек закалённый: палатка, спальник, котелок. Зачем ему тёплый дом, крыша над головой, баня и всё то, что предоставляют ваши приюты?

— Приют — это деревянный двухэтажный домик. На первом этаже находится кухня: стол, мойка, шкафы, скамейки, печь, на втором — место для отдыха, где дети спят в спальниках. На территории есть туалеты, веранды, котелки, дрова, баня. Здесь более или мене хоть какая-то цивилизация! Прежде всего, приюты я создавал для детей. Конечно, палатке можно поставить памятник, но это уже вчерашний день. Ребёнка после долгого перехода нужно привести в тепло и сухость, чтобы он отдохнул, восстановился и пошёл дальше. Наши приюты находятся в трёх-шести километрах друг от друга — как раз то расстояние, которое без труда дети способны преодолеть. На сегодняшний день у нас 28 домиков. Во-вторых, за счёт того, что дети ночуют в приютах, им не нужно носить с собой палатки, котелки и ещё какие-то тяжёлые вещи. А это значительно облегчает их переход. Я помню, таскал огромные неподъёмные рюкзаки! Зачем надрываться?

На голом энтузиазме

— Когда вы начали строить первый приют? Насколько сложно было начинать?

— Всё началось в 90-е годы. Тогда кроме энтузиазма у меня ничего не было — ни денег, ни материалов. Но был богатый опыт за плечами: работа в поисково-спасательной службе, с детьми и огромная любовь к туризму. Я понимал, что начинать нужно со строительства приюта у ручья Высокогорный — именно в этом месте собирается больше всего туристов. На свой страх и риск за помощью решил обратиться напрямую к начальнику департамента культуры и туризма администрации области Владимиру Бедину. Уж, не знаю, что сыграло роль: мой энтузиазм, уверенность в себе, любовь к делу, новизна проекта, но мне помогли — дали денег. Мы на вертолётах закинули материалы и приступили к строительству. За полгода первый приют «Высокогорный» был построен! Надо сказать, мои напористость и уверенность в собственных силах не раз помогали мне. Буквально за сутки мне удалось оформить документы на отвод земельных участков в бессрочное пользование на строительство ещё пяти приютов! Обычно на это уходят месяцы!

— На чьи деньги вы строите приюты? Кто вкладывает в строительство?

— В основном это деньги частных лиц. Первые годы в качестве спонсоров я привлекал шахты, разрезы, лесхозы. К примеру, шахты выкупали у меня недорогие путёвки, а я предоставлял детям хороший отдых!

Теперь я строю приюты либо на собственные средства, либо мне помогают мои друзья. В честь них я и их и называю, чтобы людям было приятно!

— Все свои приюты вы передали государству. Зачем?

— Я считаю, что так у них есть шанс дольше прожить. Вот умру я — сразу же появится куча наследников и начнут делить то, что я с таким трудом создал. А мне этого не хочется. Да и сил и энтузиазма у меня уже одного не хватает! К тому же сейчас у государства всё меньше и меньше денег на оздоровительные проекты для детей. Большая часть детских лагерей уничтожена. Когда в восстановление будут вкладывать деньги, неизвестно, а детей нужно вывозить за город, чтобы они набирались здоровья. Я считаю, в нынешних условиях для Кузбасса подобная система приютов просто палочка-выручалочка. Два десятка подобных комплексов по Кузбассу помогли бы полностью решить проблему бюджетного отдыха для детей! К тому же дети не только ходят по маршруту, но и учатся здесь жить самостоятельно, рубить дрова, топить печь, ухаживать за домашними животными, огородом.

Ради любимого дела

— Сколько детей у вас отдыхает? Круглогодично ли приезжают? И как к вам попасть? Есть ли федеральные программы?

— За несколько лет мы построили целую империю детского туризма. Помимо разбросанных по маршруту приютов мы построили настоящую детскую деревню! Она располагается на землях нашего бывшего садового участка. Эту деревню мы тоже передали государству! Ежегодно у нас отдыхает порядка 6000 детей. В этом году только за лето отдохнуло около 2500 детей. Приезжают со всех городов Кузбасса и в любое время года — и по федеральной программе (дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей), дети из всевозможных туристических секций, кружков и т. д. Пребывание у нас бесплатное! Для этого вам нужно подать заявку, которую рассматривает специальная комиссия. Скажу вам честно: желающих попасть к нам очень много. Думаю, даже новогодние каникулы уже полностью расписаны.

— Столь грандиозный проект наверняка вызывает зависть. Вокруг вас и приютов частенько вспыхивают скандалы. Как справляетесь с этим?

— Я всегда был правдолюб и боролся за справедливость до конца. В конце 90-х годов, когда страна разваливалась, невозможно было оформить документы на землю, чтобы строить приюты. Помню, приезжаю в лесхоз, а там, как только услышали, что нужно ходить по тропам и болотам в лесу, сразу отказали. В те годы на свой страх и риск я решился на строительство без оформления земельных отводов. А через несколько лет конкуренты обвинили меня в самовольном захвате земель. Был суд, вынесли постановление о сносе приютов! И, действительно, приехали приставы с бензопилами и спилили несколько домов! Вы представляете? Мы их с таким трудом строили! Тогда за нас вступился Аман Тулеев. И за год нужные документы были оформлены, а дома вновь отстроены. Я очень люблю своё дело, живу им. У меня много единомышленников и сторонников, таких же энтузиастов, как я, которые готовы помогать, вкладывать свои личные деньги. Это помогает жить и бороться. Хочу назвать и своих ангелов-хранителей: это Елена Пахомова, Елена Руднева, Ольга Лысых, Татьяна Борискина. Это люди, которые в самые трудные минуты меня поддерживают и не отказывают мне в помощи.

— Такие люди, как вы, энтузиасты, как правило, всю свою жизнь посвящают любимому делу. Пришлось ли вам от чего-то отказаться? Пожертвовать? Жалеете ли об этом?

— Конечно, пришлось нелегко. В своё время я встал перед сложным выбором: стать профессиональным туристом (меня приглашали на Северный полюс) либо заниматься детьми. Я выбрал второе. До меня ведь никто не занимался организацией детского отдыха, тем более для детей-сирот. А я очень люблю детей, и они ко мне тянутся. Вспоминаю случай, когда один мальчик со слезами на глазах просил меня усыновить его. Такое не забудешь!

Ни о чём не жалею. Но мой ресурс заканчивается. Теперь моя преемница — директор областного центра детского туризма Светлана Ертышова. Какой-то дальнейшей стратегии развития района и проекта нет. На одном энтузиазме уже далеко не уедешь. Нужны вложения средств. Но я ни о чём не жалею. И пусть не всегда всё получалось, пусть порой не складывалось так, как хотелось, но я очень счастливый человек! Потому что жил и живу всю жизнь в любви к своему делу!

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео