Далее:

Амбиции через край

Амбиции через край
Фото:
Как в Пермском крае меняется региональная власть
«Ъ» начинает серию репортажей из регионов, где 10 сентября намечены губернаторские выборы. Впервые они проходят под кураторством нового руководителя внутриполитического блока Кремля Сергея Кириенко. Фаворит на выборах в Пермском крае — врио губернатора, экс-глава департамента экономического развития правительства Москвы Максим Решетников. Он занял пост после отставки «варяга» Виктора Басаргина, конфликтовавшего с соратниками экс-губернаторов Юрия Трутнева и Олега Чиркунова. Господин Решетников их пока устраивает.
«Кто эти люди?»
Максим Решетников был назначен врио губернатора 6 февраля. Он говорит, что благодаря избирательной кампании «прошел часть пути от технократа до политика». Серьезных противников ему в крае не нашлось: кто-то из сильных политиков баллотироваться не стал, кто-то не прошел муниципальный фильтр. Помимо Максима Решетникова зарегистрировано еще четыре кандидата: от КПРФ — юрист из Москвы Ирина Филатова, которая в 2016 году выдвигалась в крае в Госдуму, депутат заксобрания Олег Постников (ЛДПР), пенсионер Владимир Аликин («Справедливая Россия»), Андрей Степанов («Патриоты России»).
«Конкуренцию я не вижу — в бюллетене, кроме временно исполняющего, еще четыре кандидата, а где их агитация? Кто эти люди? Зато агитация Максима Решетникова везде. А он ведь не богатый бизнесмен, а чиновник, вряд ли его доходов хватает на такую рекламу», — рассуждает экс-губернатор Геннадий Игумнов. «Постников хотя бы депутат, фамилии остальных до выдвижения я вообще не слышала, хотя как чиновник должна была бы, по идее», — признается «Ъ» муниципальный служащий. Господин Игумнов отметил, что кандидат КПРФ «к краю отношения не имеет, если бы пришла к власти, регион бы оказался там, где никогда не бывал».
Ни Олег Постников, ни Ирина Филатова не считают себя политическими зубрами. «Я в политике полтора года (в 2016 году кандидат ЛДПР в заксобрание избрался по списку. — „Ъ“), до этого не баллотировался», — рассказывает господин Постников. Ирина Филатова пояснила, что выдвинуться ее попросил крайком КПРФ. «Люди говорят о местном (кандидате. — „Ъ“), но, когда требуется профессионал, часто происходит кадровая миграция, мэр Москвы ведь не москвич», — рассуждает она. То, что агитации мало, кандидат КПРФ объясняет тем, что «свободные рекламные площади были уже разобраны». Экс-журналист Олег Постников, напротив, утверждает, что с билбордами летом проблем нет: «Коммерческая реклама на спаде, а агитация для рекламщиков спасение».
Несмотря на низкую известность и нежелание ее повышать, эти кандидаты прошли муниципальный фильтр. Олег Постников признает, что у ЛДПР в крае только 20 муниципальных депутатов, поэтому «работать приходилось с самовыдвиженцами, их много, и единороссами». «Фильтр из-за возможных двойных подписей — это лотерея, повезет — не повезет. У нас пять подписей были сдвоенными с Олегом Хараськиным (бывший министр сельского хозяйства края, выдвинулся от „Партии Великое Отечество“. — „Ъ“), но автографов хватило. Хараськину не повезло», — говорит господин Постников. Подписи господина Хараськина признали сдвоенными с «патриотом» Андреем Степановым. Экс-министр подал жалобу в Центризбирком, обвинив администрацию края в «тотальном сборе» подписей за Максима Решетникова и технических кандидатов.
Че Гевара из Перми
Фильтр не прошел один из известных местных оппозиционеров, лидер движения «Выбор» Константин Окунев (выдвинулся от партии «Города России»). Он избирался депутатом пермской гордумы, несколько раз — заксобрания, однако в 2011 и 2016 годах был снят с выборов в краевой парламент. «Когда я понял, что будет баллотироваться Решетников, увидел, что есть шансы. Начал готовиться к прохождению фильтра. Надо было получить поддержку депутатов второго уровня — районных и городских, таких набралось 70 человек. Без них сбор сельских подписей смысла бы не имел. Когда стали реально собирать, увидели, что депутаты под давлением уже подписались за других, сдвоенные подписи брать не стали. Это даже не фильтр, это обратный осмос!» — возмущается оппозиционер, который записал видеообращение к президенту и подал жалобу в ЦИК. Господин Окунев уверен, что мог бы победить врио губернатора в первом туре.
«Узнаваемость Окунева примерно 70%, такой нет ни у кого, включая врио», — рассказывает один из политтехнологов, сотрудничающих с единороссами. Политтехнолог Александр Белоусов сомневается, что оппозиционер мог бы пройти во второй тур: «Узнаваемость у него очень большая, а вот рейтинг нет». «Это не Евгений Ройзман (мэр Екатеринбурга, также не прошедший фильтр на выборах главы Свердловской области. — «Ъ»), тот умеет конвертировать трудности в рейтинг, Окунев — наоборот», — считает господин Белоусов. Политтехнолог Петр Быстров также называет пермского оппозиционера «плохим Ройзманом». «Я выходец из честного бизнеса, а Ройзман совсем из другой среды», — говорит господин Окунев.
«Окунева я не очень уважаю, размещал на выборах странные билборды с Че Геварой, постоянно все критикует, но даже его не пустили, а мне на выборах противостояли настоящие волки», — говорит Геннадий Игумнов.
Сомнений по поводу исхода выборов в крае после такой фильтрации ни у кого нет. Весь край завешан баннерами Максима Решетникова с лозунгом «Развитие края в интересах людей» и баннерами избиркома с напоминанием о том, что 10 сентября пройдут выборы. Сам врио активно ездит по региону, визиты освещают местные СМИ, и даже отобранным кандидатам эта ситуация не нравится. «В СМИ публикуют рейтинги медийной активности, понятно, кто на первом месте. А люди читают и верят — кто активен, а кто нет. Мы находимся в неравных условиях», — сетует Ирина Филатова.
Должен быть свой
В конце 2016 года намеки на возможное продление полномочий в качестве главы Пермского края делал Виктор Басаргин, представитель команды мэра Москвы Сергея Собянина. Он был назначен врио главы Пермского края в 2012 году после отставки с поста главы Минрегиона. В случае его выдвижения на новый срок против него местные могли выставить своего кандидата. «Основная проблема Басаргина — ассоциация с царскими временами, когда воевод отправляли на кормление. Надо уважать местный менталитет и традиции, но, когда приходит команда, которая этого не учитывает, начинается отторжение», — заявил «Ъ» депутат Госдумы Дмитрий Скриванов, который считался одним из основных оппонентов господина Басаргина.
Накануне кампании 2016 года, когда были совмещены выборы в Госдуму, заксобрание и гордуму Перми, Дмитрий Скриванов получил контроль над отделениями «Справедливой России» и ЛДПР. Взять контрольный пакет в заксобрании ему могли помочь кандидаты, которые должны были пройти через праймериз «Единой России», но региональная администрация отсекла партийцев из пула господина Скриванова. «Проект фактически не удался, хотя в нем участвовал не только Скриванов, вкладывались и Трутнев, и Чиркунов, и Кузяев (Андрей Кузяев — экс-топ менеджер ЛУКОЙЛа. — «Ъ»)», — считает экс-депутат заксобрания экс-единоросс Андрей Агишев. Смена губернатора-варяга пресекла противостояние.
«При Басаргине в повестке было одно — «варяги» грабят край. В Кремле это понимали, поэтому, например, врио не стал главный федеральный инспектор Игорь Цветков (источники говорят, что его кандидатуру лоббировал полпред президента в Приволжском округе Михаил Бабич. — «Ъ»), руководствовались тем, что должен быть свой», — говорит господин Агишев. Господин Решетников, с одной стороны, представитель той же собянинской команды, с другой — работал с губернаторами Юрием Трутневым (2000–2004 годы) и Олегом Чиркуновым (2005–2012 годы). Дмитрий Скриванов сказал «Ъ», что даже предпринимательство ему сейчас «было бы интереснее губернаторства». Он отметил, что «идеологических разногласий» с Максимом Решетниковым у него нет «и конкурировать с ним было бы просто неверно».
Закат правления господина Басаргина начался с назначением премьером бывшего замминистра регионального развития Юрия Панова, считает Андрей Агишев. «Его кандидатуру протащили через заксобрание, а через два месяца увезли в Москву в наручниках», — вспоминает экс-депутат. После этого аресты чиновников регионального правительства продолжились.
Дмитрий Скриванов считает критичными кадровые ошибки экс-губернатора. Виктор Басаргин, к примеру, уволил с поста главы администрации Григория Куранова — человека из команды Юрия Трутнева. «Он держал политическое поле, многие депутаты были обязаны ему избранием», — отметил господин Скриванов. Геннадий Игумнов охарактеризовал господина Басаргина так: «Неплохой он человек, но часто не делал того, что обещал, не контролировал обещания, а для политика это главное».
«Зачем круто разворачивать огромный регион?» — кажется, главная претензия Дмитрия Скриванова. Виктор Басаргин отказался от проекта Олега Чиркунова, обещавшего превратить Пермь в культурную столицу Европы, упразднил пермский «Автодор», начинавший работу еще при Юрии Трутневе.
Мэр Перми Дмитрий Самойлов говорит, что «люди воспринимали губернатора неплохо, критика в его адрес носит политический окрас, действовал фактор — не наш, не свой». В заслугу ушедшему губернатору он ставит развитие социальной сферы. «Басаргина сожрали наши местные элиты, он был коммуникабелен, не самодур, нормальный губернатор», — считает управляющий директор и генконструктор ОДК «Авиадвигатель» Александр Иноземцев. Он признается, что именно господин Басаргин «совратил» его возглавить список «Единой России» на выборах в гордуму Перми в 2016 году, — «Авиадвигатель» — одно из градообразующих предприятий Перми и символ успешной промышленности.
Присмотр сверху
При Викторе Басаргине свое влияние в регионе через соратников сохраняли бывшие главы — Юрий Трутнев (сейчас полпред президента в Дальневосточном федеральном округе) и Олег Чиркунов. «Политиков в регионе можно разделить на четыре группы — трутневские, чиркуновские, непримиримые оппозиционеры и те, кто держится за кресло», — сказал «Ъ» источник в депутатском корпусе края. К представителям команды господина Чиркунова относят Дмитрия Скриванова, Юрий Трутнев после ухода на пост главы Минприроды влиял на ситуацию через Григория Куранова (был депутатом Госдумы, участвовал в работе регионального ОНФ). Господин Скриванов сказал «Ъ»: «Не думаю, что у Олега Чиркунова есть в крае такие серьезные интересы (экс-губернатор владеет сетью магазинов „Семья“. — „Ъ“)».
Юрий Трутнев и Олег Чиркунов начинали работать вместе в фирме «ЭКС-лимитед». «Я называю это ОПГ — объединенная пермская группировка», — усмехается экс-депутат заксобрания Константин Окунев. Дмитрий Самойлов рассказывает, как в начале 90-х в пермскую политику начали приходить молодые бизнесмены: «В заксобрание избрались Юрий Трутнев, Андрей Кузяев и я, мы увидели, что на политические процессы можно влиять».
Господин Игумнов отметил, что в 2000 году «Пермская область была на шестом месте в России по качеству жизни, эксперты прогнозировали, что если развитие продолжится, то заняла бы четвертое. Сейчас мы на пятидесятых строчках». Следующих глав региона господин Игумнов называет «комсомольцами», которые «пороха не нюхали, а губернатор должен пройти производственную школу». В экономическом отставании региона он видит вину не только преемников: «Раньше в центр уходило около 30% налогов, остальное оставалось в регионе, сейчас наоборот, мы были самодостаточным регионом, сейчас денег не хватает». «Игумнов был сильным губернатором, авторитетным в Москве, — считает Александр Иноземцев. — Максим Решетников — хороший парень, мы его поддерживаем, он пахарь. У него хорошие связи в Москве, а для губернатора это великое качество».
Стремление вверх
Юрий Трутнев проработал губернатором немного — всего два года. По словам Андрея Агишева, имидж ему был создан правильный, причем делалось это не столько для пермяков, сколько для Владимира Путина: «Хороший хозяин, мощный мужик, решал проблемы. Задачей был уход наверх». При господине Трутневе был запущен первый в истории РФ процесс объединения двух субъектов — Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа. В результате «он ушел на подъеме», уверен господин Агишев.
Руководителем региона стал давний соратник Юрия Трутнева Олег Чиркунов. «В какой-то момент Олег стал посылать Трутнева, он счел, что может сам все решать», — говорит Андрей Агишев. У нового губернатора появился свой проект — культурный. В регион стали приезжать современные художники, музыканты, начали проводиться выставки и фестивали. Курировал проект политтехнолог и галерист Марат Гельман. «На этих фестивалях люди тратили деньги, край не зарабатывал. Олег мне приводил в пример Германию, но там развитые сети скоростных дорог, человек может приехать на концерт из одного региона в другой и отправиться домой, Европа живет другими законами», — уверен господин Игумнов. По мнению Дмитрия Скриванова, ошибкой стало то, что «о традиционной культуре забыли».
«Чиркунов стремился выделиться, сделать так, чтобы Пермь зазвучала, а вместе с ней и его фамилия. В основном все было в показушном варианте — сделать что-то разовое, чтобы похвалили, так было с облегчением налогового режима. Но культурный проект сработал как нужно. Молодежь в целом устраивало, была движуха», — вспоминает «пермскую культурную революцию» Андрей Агишев. По его словам, у экс-губернаторов была цель — получить назначение в федеральном центре. Несмотря на имидж либерала (в 2006 году на выборах в заксобрание края СПС набрал 16,3%, партию возглавил бывший заместитель господина Чиркунова Никита Белых), губернатор был жестким руководителем. При нем в крае были отменены выборы мэров. «Это неверный шаг — все недовольство стало перекидываться наверх», — говорит Геннадий Игумнов.
Недовольство подогревали и соратники Юрия Трутнева, который продолжал следить за ситуацией в регионе и хотел влиять на нее. «”Поджигали” при Чиркунове, потом соратники старых губернаторов стали «поджигать» при Басаргине», — говорит один из местных политиков. Константин Окунев в конфликт между прежними соратниками не верит: «Слишком много их связывает». В 2011 году на выборы в Госдуму единороссов вел Юрий Трутнев (будучи главой Минприроды), в заксобрание — Олег Чиркунов. Оба списка получили более чем скромные результаты: думский набрал 36,3%, краевой — 34,6% при федеральных 49,3%.
«У чиновников ведь не пожизненный наем»
Максима Решетникова называют компромиссной фигурой. «Каждый видит свой профит, но кто реальный бенефициар назначения — это большой вопрос. Он не политик, не тот человек, который готовил себя к посту губернатора», — полагает Андрей Агишев. Врио главы налаживает контакты с местными, но держит всех на расстоянии. «Все делается под протокол, при свидетелях. Он отлично говорит, но не на публике», — считает экс-депутат.
Врио губернатора называет свою кампанию «классной штукой» и опровергает свою принадлежность к той или иной группе. «Мне предложил президент, после этого вопросы „чей?“ отпадают», — подчеркнул Максим Решетников.
Пермские политики гадают, что он будет делать после выборов. Андрей Агишев ждет кадровых перестановок: «Задача облегчилась тем, что басаргинские сами побежали». Врио губернатора анонсирует перемены в администрации, уточняя, что ему нравится московский пример: «В основе действующие кадры, но приходят и новые люди, у чиновников ведь не пожизненный наем».
«Нужно усилить приоритеты, которые были при предыдущих главах, из этой мозаики собрать образ будущего, — говорит врио главы. — В Пермском крае каждый должен себя найти. Стратегии, мегапроекты работают только тогда, когда у людей есть определенный уровень жизни. Давайте сейчас школы, поликлиники, дороги построим, а потом будем говорить о стратегии». Определение «молодые технократы» господин Решетников трактует так: «Невозможно быть технократом в чистом виде, управляя таким крупным регионом. Технократический или, вернее, технологический подход — это абсолютно правильные, верные решения, но это не совсем то, чем приходится заниматься губернатору. Идеальных решений здесь нет, надо учитывать баланс интересов, искать компромисс». По его словам, выборная кампания «исправляет технократическую позицию».
В регионах, где назначены молодые врио, их противники, а зачастую и сторонники думают, что региональная карьера «технократов» будет недолгой. «Максим Решетников может продолжить ряд временщиков», — считает Андрей Агишев. По словам Александра Иноземцева, в части стабильности руководства «Пермский край будто черной точкой помечен». «Надеюсь, Максим Решетников долго поработает, но ведь будет работать хорошо, и его в федеральный центр заберут, кадры там нужны», — опасается он.
Сам господин Решетников говорит, что его программа — «пятилетняя», хотя «многие пункты за пятилетку выходят»: «Семь-восемь лет нужно, чтобы что-то задумать, реализовать, а потом исправить ошибки. Есть губернаторы, которые по 15 лет пашут и как пашут! Главное — самому не потерять драйв».
Андрей Перцев
Единая Россия Госдума Минприроды Авиадвигатель Еще 7 тегов
Александр Иноземцев Ирина Филатова Петр Быстров Геннадий Игумнов Еще 24 тега
Оставить комментарий