Далее:

«Это экзамен не для Жвачкина, а для его команды»

«Это экзамен не для Жвачкина, а для его команды»
Фото:
— Игорь Геннадьевич, какое у вас общее ощущение от выборов губернатора Томской области?
— Давайте сначала посмотрим на картину шире, чем только на Томск. Будем говорить о регионах, где были назначены врио и губернаторские избирательные кампании. В принципе из всех регионов, уровень конкурентоспособности на выборах предсказывался в Свердловской области с участием Евгения Ройзмана и в Бурятии с Вячеславом Мархаевым. Общая картина по другим регионам не подразумевает конкурентной борьбы как таковой, а всего лишь показывает имитацию конкуренции. И на первый взгляд, выборы губернатора в Томской области выглядят абсолютно такими же. Но стоит обратить внимание на некоторые факторы, что не все так гладко. Например, в публичном пространстве все «и.о.» получили команды политтехнологов от федерального центра, за исключением Томской области. Может и работает латентно некая команда, но сомневаюсь, что такое могло бы быть.
— Какие еще характерные особенности избирательной кампании наблюдаются в Томской области?
— Возможны два сценария кампаний, и в каждом есть свои особенности. Первый — это «усушка», где оппозиционные кандидаты ведут декоративную борьбу, и не возникает вопросов по результатам. Второй связан с активизацией на этапе работы СМИ и последующего воздействия на электорат. Возьмем «Справедливую Россию», ее электоральная емкость минимальна, что дает возможность предположить истинную причину участия Александра Ростовцева. Он же из Северска, где мэр — Николай Диденко, отец кандидата из ЛДПР. Таким образом, Ростовцев будет оттягивать ядерные голоса у Диденко-младшего.
— Что можете рассказать по КПРФ, у кого они будут оттягивать голоса?
— Должен заметить, что на протяжении многих лет региональная партийная структура КПРФ в Томской области уступала по Сибири только Омску и Новосибирску. Но после ухода Алексея Пономарева и Егора Лигачева, организация деградировала и ее электоральная база вряд ли даст показатель больше 9%. Однако госпожа Барышникова, нынешний кандидат от КПРФ на губернаторские выборы, начала свою кампанию очень активно, как в интернете, так и в публичном пространстве. Допускаю, что за нее могут отдать до 15% пришедших избирателей. Теперь смотрим на Алексея Диденко, основного конкурента Жвачкина, который выиграл выборы в Государственную думу на одномандатном округе. Его задача, как мне видится, пойти связкой с Барышниковой и сделать ситуацию второго тура реальной, когда Наталья Барышникова свои 15-20%, Диденко — 28-30%. А второй тур подразумевает совершенно другие расклады и ситуации со спонсорами и заинтересованными лицами. И расклад в отношении Жвачкина может быть прямо противоположным.
— Получается, что Сергею Жвачкину надо все решать в первом туре?
— Да, и это непросто, потому что отсутствует четкий рисунок кампании губернатора, она идет инерционно, используя шаблонные каналы коммуникации. И совершенно не учитывает, что вся электоральная база — это 700 тысяч избирателей, где 400 тысяч проживает в Томске. Каждый восьмой томич — это студент и, как правило, приезжий. Так вот, по сути, получается, что итог первого тура будет зависеть от того, насколько массово проголосует студенчество и как оно. Да, можно говорить, что администрация области влияет на ректоров, те — на студентов, но если посмотрим анализ, как студенчество голосует на муниципальных и региональных выборах, то увидим, что 10-15% — за ЛДПР. А вот если 15% проголосует за Диденко, то возникает резонный вопрос, а хватит ли действующему губернатору голосов для победы в первом туре?
— Но разве в Администрации президента не понимают, что у Жвачкина может сложиться такая ситуация? Зачем им губернатор от ЛДПР?
— Москве абсолютно все равно кто победит. У АП и федерального центра будут договоренности с любым победителем. В ресурсном регионе по многим направлениям определяющую позицию делают газовики. Без их поддержки — тяжело. Без лояльности нефтяников и лесовиков еще можно прожить, но без «Газпрома» не обойтись. Поэтому могу предположить, что вся избирательная стратегия у Жвачкина построена на одном большом мероприятии, которое все должно затмить и, как манна небесная, спуститься на область. И такое мероприятие, по всей видимости, произойдет с участием самых первых лиц «Газпрома». Это будет финалом всей губернаторской кампании.
— Получается, что томский губернатор как британская королева: «царствует, но не правит»?
— А вы думаете, что наши губернаторы с учетом вертикальной системы управления, чем-то правят?
Тулеев правит.
— Аман Гумирович Тулеев — это последний из могикан, который остался. Сравнится с ним только губернатор Белгородской области Евгений Савченко. Поэтому сравнивать Тулеева с кем-то еще — некорректно. Тулеев — это политик федерального уровня, а не регионального.
— Насколько Сергей Жвачкин — удобный, нужный и полезный для администрации президента? Кремль его ценит как предыдущего губернатора?
— У Виктора Кресса — другой уровень опыта в политике. Я не хочу сказать, что администрация не ценит действующего губернатора, он не такой тяжеловес, но это объективно. Но станет ли он таким — зависит от него и его команды.
— Есть ли предпосылки, что Жвачкин будет политическим тяжеловесом?
— А это покажет избирательная кампания. Это даже не экзамен не для Жвачкина, а для его команды. Это для них самое главное испытание, потому что они главные игроки, а он кандидат, они обеспечивают прохождение и создание месседжа и повестки. И если это не пока не обозначено, то большой вопрос, нужна ли такая команда губернатору.
— Как думаете, у Кремля могли быть другие кандидаты вместо Жвачкина, как получилось в Бурятии?
— По стране существует кадровый голод, он характерен не только для исполнительной власти, но и для оппозиционных партий. Поиск трендового человека — это сложный процесс. У каждого потенциального претендента существует свой потолок. Возможно и кампания в Томской области, которая должна была пройти «на вороных» без сомнений и вопросов, сделана, чтобы посмотреть потолок у конкретных лиц.
— Что вы имеете в виду, говоря, что «кампания должна была пройти „на вороных“? Это как, с победой в одни ворота?
— Говорю о ключевом шаге «Единой России», ее широком жесте — преодолеть всем кандидатам муниципальный фильтр. Без этой помощи не зарегистрировались бы ни Барышникова, ни Ростовцева — только Диденко. И тогда выборы прошли бы в один тур. Набрал бы Алексей Диденко свои 25-27% и на этом все понятно и однозначно. Зачем администрация президента приняла такое решение — неизвестно.
— Может это сделано для конкуренции. Не имитации, а попытку показать нормальную конкуренцию?
— Да, это понятно, но это решение должно быть принято не таким образом, должны были сыграть другие факторы. Здесь, как я говорил, все осложняется отсутствием четкой повестки в кампании у Жвачкина. Нет конкретных предложений и четкого образа. Он, в данном случае, несколько размыт. Шаблонные шаги, не используется никаких новых каналов коммуникации, в этом есть определенная опасность для губернатора и для его команды. Она делает кондовые вещи в надежде, что это всегда работало и сработает. А если не сработает? Если оппоненты будут пользоваться другими каналами коммуникации, на сегодня это все возможно.
— Так понимаю, что избирательная кампания у Алексея Диденко отличается.
— Да, у него есть свой месседж, правда его сформировала действующая власть, которая на протяжении полутора месяцев устроила полномасштабную атаку во всех СМИ. Результат — очень плачевный, потому что вокруг Диденко объединился весь протестный электорат. Его нынешний образ — это единственного оппонент по отношению к действующей власти.
— Если говорим про Диденко, то логично спросить, что же нужно студентам как электорату? Ведь они, с ваших слов, будет определять, состоится второй тур или нет.
— Им нужна четкая сформированная повестка — что их ждет. Студенты, как и пенсионеры, хотят знать от власти, что она им предлагает через пять лет. Если предложения отсутствуют, то начинается протест — «все кто угодно, только не вы, если вы не можете предложить». Такой вариант возможен, но будет ли он — непонятно. Если никто ничего не станет делать в ближайшие тридцать дней, то ничего и не произойдет. Но если активизация оппонентов Жвачкина возрастет с 10 августа, когда начнут работать СМИ в соответствии с законодательством, то тогда ситуация может поменяться. И тогда можно задуматься, во сколько туров пройдет кампания в Томской области. Если не будет активизации, то однозначно — победа Жвачкина. Если же Барышникова и Диденко заключат негласный пакт о поддержке друг друга, то не уверен, что выборы пройдут в один тур.
Газпром Администрация Президента РФ КПРФ ЛДПР Еще 3 тега
Николай Диденко Наталья Барышникова Алексей Диденко Алексей Пономарев Еще 7 тегов
Оставить комментарий