TheQuestion.ru 29 ноября 2017

Зачем Аденауэр назначил нациста Оберлендера на должность министра?

Фото: TheQuestion.ru
Бывшие члены НСДАП и активисты смежных организаций составляли не менее трети всего взрослого населения послевоенной Германии. Если же посчитать всех, кто был записан в какой-либо нацистский союз для галочки, то число составит от 90% и выше. Франц Йозеф Штраус в своих мемуарах не без юмора вспоминает как долго уклонялся от членства, но в конце концов был вынужден вступить в «Национал-социалистский союз водителей и мотоциклистов». Эту организацию он выбрал потому что о ней члены НСДАП говорили: это пьяницы, а не борцы.
Вот собственно и ответ. Ни в ГДР, ни в ФРГ не было чисто физически возможности исключить всех бывших нацистов из системы управления.
Другое дело, что в ГДР отделяли преступников от формально записанных, и только вторая категория могла рассчитывать на участие в управлении. Для лучшего контроля таких чиновников загнали в особую партию — НДПГ (типа партия правильных националистов, отказавшихся от гитлеризма и поверивших в марксистский путь к национальному социализму). Исключения бывали, но они подтверждали правило.
В ФРГ, наоборот, многие нацистские преступники не только уцелели, но и занимали высокие посты в государственной иерархии. Так, например, сохранили свои посты многие судьи и прокуроры, участвовавшие в уничтожении оппозиции. Так что Оберлендер просто верхушка айсберга, а под водой остались еще многие сотни хорошо устроившихся нацистских преступников. Кстати, журналистов и правозащитников, пытавшихся их разоблачить, часто самих преследовали.
Комментарии
Читайте также
Банкомат взорвался на улице в Кургане
Россельхозбанк не может обойтись без господдержки
PwC: риск киберугроз в банковском секторе стал намного серьезнее
В Ставрополье вынесен приговор по делу о мошенничестве на 3 млн рублей
Последние новости
Унизительную позу главы Польши на фотографии с Трампом сочли оскорблением нации
"Не коллеги и не друзья": Захарова оценила отношения с Белоруссией
Глава МИД Франции заявил, что Париж не хочет изоляции РФ, а рассчитывает на сотрудничество