В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Башкирский ящик Пандоры. Как экологическая катастрофа в Сибае вскрыла другие проблемы Зауралья

Город среди искусственных гор

Башкирский ящик Пандоры. Как экологическая катастрофа в Сибае вскрыла другие проблемы Зауралья
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"

Начало октября в Зауралье в этом году выдалось особенно красивым. Сухая и теплая погода делает поездку в приятной прогулкой: покрытые золотым осенним лесом горы Зилаирского района скоро сменяются степью, а на последнем 30-километровом отрезке пути между и Сибай петляешь по живописной дороге между выцветшими холмами.

Видео дня

Но, подъезжая вплотную к Сибаю, видишь сюрреалистический пейзаж – город в окружении черных гор правильной геометрической формы с почти отвесными голыми склонами.

Это отвалы Сибайского карьера, которые формировались десятилетиями. Главная зрительная доминанта города. Где бы вы не находились в Сибае – на горизонте маячат эти странные черные горы. Люди к ним привыкли.

Жить рядом с самым большим карьером в Европе местные тоже привыкли. Горожанам он не мешал. Напротив, давал работу – здесь выросли целые рабочие династии. Карьер обеспечивал какое-никакое экономическое благополучие города. До последнего времени город и карьер жили мирно. Но два года назад произошла катастрофа – карьер начал гореть.

В глубинах гигантской воронки стали окисляться горные породы. Из-за этого из карьера повалил дым, который накрыл город. Дым был ядовитым, и несколько месяцев люди дышали смесью воздуха с токсичными газами – диоксидом серы и другими. Они вызывали головные боли, резь в глазах, тошноту, недомогание. Врачи говорили о долговременных последствиях для здоровья. Как на самом деле смог из карьера повлиял на здоровье сибайцев – до сих пор неизвестно. Рост заболеваемости по тем или иным нозологиям в отдельно взятом городе за конкретный период республики не отслеживает. Возможно, в полной мере оценить последствия катастрофы в Сибае ученые смогут только спустя годы.

В 2019 году экологи и специалисты горного дела предложили возможное решение проблемы: затопить карьер. Но, чтобы заполнить гигантскую воронку в земле, потребуются миллионы тонн воды!

Затопление идет до сих пор. Воду подают с отстойников горнодобывающего предприятия и из подземных источников. По состоянию на 12 октября уровень воды поднялся уже на уровень 171 метр от горизонта 549 метров. В карьер вылили 8110 кубометров воды.

Власти города говорят, что ситуация с экологией в городе значительно улучшилась. Воздух стал чище – превышений ПДК по отдельным веществам не фиксируют уже несколько месяцев.

Жители с этим не согласны. 2 октября в администрации города с местными жителями встречался исполняющий обязанности руководителя Южно-уральского управления Росприроднадзора .

Пришедшие на личный прием граждане все как один говорят о карьере и связанных с ним проблемах.«Эта консервация будет идти восемь лет, как мне сказали. Разве можем мы дышать этим восемь лет? Там такое извержение вулкана идет! Там начало так гореть! У меня из окна видно, что там творится», - жалуется .

Представитель Росприроднадзора успокаивает горожан: пик кризиса пройден. Сейчас владелец карьера – Сибайский филиал Учалинского горно-обогатительного комбината (УГОК) продолжает работы по консервации опасного объекта.

«Эти восемь лет будет идти консервация, дабы избежать окисления в последующем. На сегодняшний день основные очаги локализованы. И консервация делается для того, чтобы чрезвычайную ситуацию привести к минимуму», - говорит Роман Болотов.

За последние два года многие горожане поневоле стали разбираться в тонкостях химических процессов, происходящих на дне карьера. А усиление смога они чувствуют лучше всяких приборов.

«Как жить в этом городе? Как дышать? Как растить детей? Почему мы должны доказывать, что черное – это черное? Почему мы должны ходить собирать документы, фотографии, когда все это очевидно? Ведь есть же экологи, которые должны этим заниматься. Когда мы обращаемся к ним с жалобами на то, что мы задыхаемся и глаза щиплет, нам говорят, это не наш вопрос, обращайтесь в . Звоним туда, они говорят, это не в нашей компетенции, у нас есть экологи», - жалуется Ирина Костина.

«Мы белого снега не видим»

История с Сибайским карьером открыла местный ящик Пандоры. Оказалось, что в городе и Зауралье накопился ворох других экологических проблем. В большей части из них местные жители винят крупные промышленные предприятия, в первую очередь Сибайский филиал УГОК.

На встречу в администрации приехал Павел Косарев, он живет в деревне Калинино, что в 6 километрах от Сибая. Деревня страдает от расположенных рядом хвостохранилищ горно-обогатительного комбината. И проблема обострилась в последние годы.

«У нас деревня, которую задушили со всех сторон. Раньше, когда фабрика работала, хвосты у нас были метра четыре высотой, и они были пустые. Потом, когда началась у них «производственная необходимость», хвосты поднялись – девятиэтажку поставь, как раз с девятиэтажку и будут. Зимой мы белого снега не видим. С хвостов дует пыль, высохшая щелочь, и все это летит на деревню. Деревня черная стоит. Белье даже вывесить нельзя. Как подняли хвосты, так и началось это. Раньше еще терпимо было, а вот в последние годы началось – загадили все, дышать нечем», - рассказал Косарев.

По словам местного жителя, страдает не только его деревня – пыль долетает даже до Челябинской области. Из-за хвостохранилищ загрязняется и речка Худолаз, что впадает в Урал. И это не только мнение жителей. Реку Худолаз экологи официально признали «чрезвычайно грязной».

Пенсионерка Марзия Кузибаева живет в центре Сибая. Когда город накрывал ядовитый смог, она и ее соседи придумали, как хоть отчасти отгородиться от дымного воздуха. «Мы выходим на балкон – чувствуем ядовитый запах. У нас уже глаза и нос стали как барометр. Нам и приборов не надо, чтобы понять – в воздухе опять превышение. Мы заклеиваем окна скотчем, включаем приборы [для очищения воздуха – прим. ред.] и сидим дома. У кого есть транспорт – они выезжают за Казанку, за Калинино, Хасаново – едут в лес, чтобы два часа воздухом подышать», - рассказывает женщина.

Марзия тоже пришла на встречу с руководителем Росприроднадзора. На личном приеме она не сдерживает эмоции.«Я председатель домкома на Ленина, 38. Мы могли весь дом поднять и привести сюда, но не стали. А то бы митинг случился... Мы добиваемся того, чтобы карьер рекультивировали. Мы уже устали – третий год добиваемся этого. Мы же этим дышим. В октябре опять начнутся сильные выбросы – и мы будем опять задыхаться. Мы же уже больные все. У нас дети и внуки сыпью покрываются. Неужели власти нас не слышат, депутаты? Пожалуйста, помогите!.. Если нас власти не услышат, мы будем подниматься и выходить, как на Куштау!», - говорит Кузибаева.

Она же подняла на встрече еще одну проблему, которая волнует горожан с прошлого года. В Сибай начали свозить клинкер из Владикавказа, накопившийся там в результате деятельности еще одного завода – , который, как и УГОК, входит в «» (УГМК) . Жители Сибая говорят, что разгрузка и хранение клинкера доставляют им проблемы: в городе снова появился химический запах, а жителям близлежащих кварталов не дает покоя грохот при разгрузке.

По словам Романа Болотова, Росприроднадзор проводит проверку по жалобам горожан. Если в работе с клинкером из Владикавказа будут обнаружены нарушения – будут приняты меры, заверил руководитель надзорного ведомства.

«Вопрос о строительном клинкере изучается специалистами Росприроднадзора. Взяты анализы сырья с промплощадки и вагонов. Вся документация по данному сырью будет подробно изучена. Информация по итогам проверки доведена до населения», - сообщили в пресс-службе Южно-Уральского управления Росприроднадзора.

Другая проблема, о которой говорят горожане, – старая городская свалка. Мусорный полигон разросся и периодически горит. По словам заместителя главы администрации Сибая Ильшата Кадырова, полигон попал в федеральную программу «Чистая страна» и в ближайшие год-два его должны рекультивировать. Сейчас региональный оператор свозит отходы на площадку временного хранения. Там тоже были обнаружены нарушения, которые регоператору предписано устранить.

«Здесь в Сибае присутствуют представители минэкологии республики. На все проблемы, которые возникают в Сибае, министерство обязано реагировать и подключать все возможные механизмы для решения этих насущных вопросов», - подытожил руководитель Росприроднадзора Роман Болотов.

Город особого режима

После встречи с чиновниками местные жители вызвались сопроводить нас, чтобы показать главные болевые точки Сибая – площадку, где разгружают владикавказский клинкер, и собственно знаменитый карьер. На окраине города недалеко от жилых кварталов мы подъезжаем к площадке, которая огорожена колючей проволокой. За ней – небольшие холмы серого цвета. Это и есть клинкер. Разгрузка продолжается. В воздухе стоит запах жженых спичек.

«Так пахнет всегда. Кому-то чуется запах спичек, кто-то говорит, что пахнет химикатами. Местные говорят, что видели, как клинкер время от времени дымит. Наверно, идут какие-то процессы. Нам не хватало карьера, а теперь еще это», - рассказывает житель села Старый Сибай Ринат Курбангалеев.

Следующая точка – карьер. Ехать туда недолго. По окраине города доезжаем до частного сектора. Минуем короткую улочку в три дома, которая упирается в пустырь, поперек которого проходит железнодорожная ветка. Едем вдоль нее метров двадцать и останавливаемся. Местные говорят что нужно еще пройти пешком, чтобы увидеть гигантскую воронку карьера. Но, как только мы выходим из машины, словно из-под земли появляется серая «Нива», из которой выскакивают мужчины в черной форме.

Окружив нас, охранники начинают задавать вопросы – кто мы и что здесь делаем. Заявляют, что находиться здесь, а тем более снимать – запрещено.

«Это секретный объект? У него особый статус?», - спрашивает корреспондент «».

«Да, это секретный, особо охраняемый объект. Здесь вам нельзя находиться, нельзя снимать и даже смотреть в ту сторону нельзя. Я должен составить внутренний акт и вызвать полицию», - заявил мужчина, представившийся Борисом Шумаковым, сотрудником ЧОП «Батыр».

«Но если мы здесь просто гуляли? Неужели и это запрещено? Мы ведь в десяти метрах от жилых домов», - попытался уточнить собкор «ФП».

Мужчина в черном не нашелся что ответить.

Когда мы согласились на вызов полиции, чтобы выяснить, действительно ли объект является «секретным», охранник замялся и предложил нам уехать. Серая «Нива» сопровождала машину корреспондента до самого выезда из города. Что на самом деле скрывали охранники и почему на окраине Сибая вблизи карьера запрещено гулять и фотографировать – нам выяснить так и не удалось.

«От комментариев воздерживаемся»

Через неделю после поездки в Сибай пришел ответ на запрос, отправленный на имя директора Сибайского филиала УГОК. На предприятии, которое ответственно за работы в карьере и выгрузку клинкера, сообщили, что у них никаких нарушений нет. На семь вопросов об экологической ситуации вокруг разгрузки клинкера, о последствиях работы предприятия для жителей города, об опасности клинкера, о минимизации экологического ущерба и разъяснительной работе компания ответила четырьмя строчками.

«Переработка привозного сырья, его разгрузка, а также хранение и размещение осуществляется Сибайским филиалом АО «Учалинский ГОК» в строгом соответствии с нормативно-правовой базой Российской Федерации и Республики Башкортостан. Данная работа является одним из основных направлений деятельности градообразующего предприятия», - говорится в ответе за подписью директора филиала Алексея Ишимова.

В штаб-квартире УГМК в Верхней Пышме вовсе отказались от комментариев.

«Мы решили, что воздерживаемся от комментариев», - сообщила пресс-секретарь компании .

Таким образом в компании сочли возможным проигнорировать важнейшие вопросы для благополучия жителей города, в котором расположено одно из крупных предприятий холдинга...

Такой красивой и теплой осени в Сибае не видели уже давно. Горожане в начале октября спешат насладиться погодой и воздухом, который в эти дни необычно чистый и почти без запаха. Они привыкли жить, как на пороховой бочке. И даже если сегодня все, кажется, хорошо, неизвестно что ждет город будущей зимой. Неизменными здесь кажутся только искусственные черные горы, которые видны из любой точки города.

Фото: ФедералПресс / Наиль Байназаров, sibay.bashkortostan