«Для чего это делается? Это контрпродуктивно»: сегодня первый День памяти защитников Казани 

«Для чего это делается? Это контрпродуктивно»: сегодня первый День памяти защитников Казани
Фото: Реальное время
Хәтер көне теряет свою актуальность, а ворошить прошлое — неблагодарное занятие
Сегодня ровно 468 лет с даты взятия . Интерпретация тех исторических событий 1552 года, когда войска вошли в город, через современные политические лекала с соответствующими лозунгами — дело непродуктивное и опасное, считают эксперты. По их мнению, эта дата становится предметом различных спекуляций. Жители каждый год продолжают отмечать Хәтер көне — День памяти по погибших защитникам Казани от войск Ивана Грозного в середине XVI века. Правда, ряды отмечающих эту дату митингами и шествиями заметно сокращаются. Теперь «холивары» переместились в интернет-пространстве. Почему «уличная активность» отмечающих Хәтер көне сходит на нет, разбирался корреспондент «Реального времени».
Равнение на соцсети
Сегодня, 15 октября, отмечается День памяти, больше известный под татарским названием Хәтер көне, — в честь павших защитников Казани от войск Ивана Грозного в 1552 году. Проводить массовые шествия, приуроченные к трагическим событиям XVI века, начали в 1989 году. В первые годы такие митинги собирали тысячи людей, на них появлялись крупные политики, религиозные деятели, представители национальной интеллигенции. Постепенно ряды митингующих стали сокращаться.
В 2019 году в сквер им. Тинчурина на собрание, организованное Всетатарским общественным центром, пришли порядка 200 человек. Большинство из собравшихся были люди старшего возраста. По итогам прошлогоднего митинга обнаружила признаки экстремизма в словах выступающих, его устроителям выписали штрафы. А в этом году мэрия Казани и вовсе не согласовала ВТОЦ аналогичное мероприятие, запланированное на 18 октября.
Кроме того, некоторые предлагают проводить митинги, обсуждения другими способами. Так, одной из площадок для обмена мнениями и донесения своей точки зрения председатель Всемирного форума татарской молодежи Ленария Муслюмова видит интернет.
— Сейчас есть все условия проводить акции, флешмобы и распространение информации в социальных сетях, — говорит общественница.
Эксперты отмечают, что сегодня День памяти слишком политизирован, становясь предметом идеологических манипуляций политтехнологами через «профессиональных татар», «профессиональных русских». И зачастую весьма эмоционально выступают люди, которые слабо представляют ситуацию, которая была в 1552 году.
О взятии Казани, последствиях и последующих событиях, на страницах «Реального времени» ранее рассказывали историки-колумнисты Булат Хамидуллин, Марк Шишкин, , , Хамидуллин, Булат Рахимзянов, Ярослав Пилипчук и другие исследователи. Также интернет-газета устраивала на эту тему голосование. Как показывает реакция наших читателей, вопрос действительно болезненный и порой взрывоопасный.
Сиюминутное желание интерпретировать исторические события
Депутат решение городских властей запретить митинг считает оправданным.
— Люди, которые считают необходимым проводить такой митинг, может быть, не до конца осознают, что те исторические ценности, которые они разделяют, иногда могут выходить за рамки того гражданского мира, который сейчас есть, — комментирует Милонов «Реальному времени». — История России сложная, непростая, были разные времена в нашей жизни. И любое историческое событие можно трактовать под углом в 180 градусов. Для чего это делается? Для того, чтобы найти какое-то болезненное состояние? Чтобы вспомнить о событиях давно минувших лет? Это контрпродуктивно.
Даже День Победы (9 мая), по его мнению, отмечается как праздник победы над фашизмом, а не немецкой нацией. И спекуляции на национальной теме, с какой бы датой они ни были связаны, всегда опасны.
— Хотят ли эти люди, которые выходят на митинги, чтобы их дети, дети их соседей разных национальностей жили бы в республике, где люди друг друга уважают, где царит мир, согласие и безопасность? Или они хотят ради сиюминутного политического момента выйти и повторить некоторые печальные опыты, которые есть в странах бывшего Советского Союза и за пределами бывшего СССР? Безопасность наших детей — татарских, башкирских, русских, украинских — гораздо важнее, чем наше сиюминутное желание интерпретировать исторические события, которые были так давно, что вспоминать о них в каком-то политическом ключе просто неприлично, — резюмирует парламентарий.
Зачем ворошить прошлое?
— Те события, которые вносят разлад в общество, вообще лучше лишний раз не трогать, — говорит старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Булат Рахимзянов. — Да, это печальное событие — люди погибли при взятии Казани. Но зачем еще раз это ворошить? Делать из этого какие-то массовые акции — лишнее.
По его словам, исторические события лучше обсуждать на различных форумах, круглых столах. Однако вместо спокойной дискуссии по тем или иным явлениям прошлого и настоящего, зачастую нагнетается истерия.
— Все, что было связано с национальным сознанием, знаковыми событиями для татарского народа, было актуально для элит Татарстана 20—30 лет назад, это давало определенные бонусы. Сейчас такими вещами козырять нецелесообразно, поскольку и федеральный центр неодобрительно посмотрит и может принять меры. Поэтому празднование Хәтер көне спустили на тормозах. Сейчас его больше отмечают люди, которые официально позиционируются как татарские националисты, — добавляет казанский историк.
Он уверен, что усиление психоза вокруг давних событий, которые невозможно нынче изменить, выгодно лишь небольшой группе людей, но не обществу в целом.
Закономерное событие
Как отмечает и. о. директора Института истории им. Ш. Марджани , 1552 год — очень сложный и противоречивый период в отечественной истории. А взятие Казани стало значимым этапом борьбы за наследие Золотой Орды. Кроме того, некорректно с точки зрения исторической науки воспринимать это событие как противостояние татар и русских или ислама и христианства.
— Ослабление Казанского ханства начинается с конца XV — начала XVI века, — объясняет он «Реальному времени». — По мере укрепления Московского княжества Казань теряла свое влияние. Задолго до падения Казани местные власти зависели от воли великих князей в Москве. Казанские ханы уже перестали быть самостоятельными фигурами, они ставились на трон после согласования с московским князем.
Более того, «московской партии» в Казани противодействовали крымские и ногайские элиты. Все это создавало большой клубок противоречий в молодом государстве. Вектор местной власти постоянно менялся: ориентируясь то на Москву, то на Крым, то на Ногайскую Орду. Иногда Казань обращалась за помощью и к турецким правителям. В ханстве не было четкой внутренней и внешней политики. И государство больше подтачивали не бесконечные войны, а отсутствие единства в казанской элите.
— Это была борьба за золотоордынское наследие, — подчеркивает Салихов. — 1552 год логически вытек из этой сложной жизни. Этот результат был закономерен. Иван IV воспринимал себя как собиратель земель бывшей Золотой Орды. И он хотел скорей покончить с этими островками независимости, которые противостояли ему идеологически. Казань и Астрахань мешали ему расширять границы.
В ходе войны огромные людские потери понесли обе стороны. Пострадало и мирное население.
— Конечно, это было катастрофическое событие для Казанского ханства, было пролито много крови, — продолжает историк. — Завоеватели были жестоки при штурме города — все это осталось в сказаниях, фольклоре, народной памяти. На этом прекратилось существование государственности татарского народа, проживавшего в Среднем Поволжье и в Приуралье.
Но народ не перестал существовать. Татары продолжали жить и развиваться в составе Русского государства. По словам Радика Салихова, уже в России татары сформировались как буржуазная нация, представители которой обладали капиталами, создавали свои образовательные учреждения, СМИ, культурно-просветительные и благотворительные организации. Татары внесли большой вклад в развитие общей Родины и продолжают играть важную роль во многих областях деятельности в современной жизни страны.