Город башенок и теремков, или Почему пленяют Кимры ветхой красотой

tvernews.ru 12 октября 2020
Фото: tvernews.ru
Городок старинных купеческих особняков. Сапожное царство. Столица русского деревянного модерна и разрухи. Город с величественным прошлым и гиблым настоящим. Это всё про Кимры. Корреспондент ТИА побывала у гостеприимных кимряков. Экскурсию для нас согласился провести десятиклассник Егор Косарев, который ведёт свой блог в Инстаграм, посвящённый Кимрам. Парень увлекается краеведением, участвует в акциях команды энтузиастов " Фест", которые занимаются восстановлением старинных домов и усадеб. Но главное — он влюблён в свои родные Кимры и искренне гордится историей села-города. Немного кимрских зарисовок В Кимры мы долетели от  за 1.5 часа. Договорились встретиться с Егором около памятника Ленину на театральной площади. Центр города представляет собой историческую застройку, местами хорошо сохранившуюся, а местами просто удручающую запустением, обвалившимися стенами, пожарищами, зияющими провалами и пустотами вместо окон, рухнувшими стенами. Почти каждый дом имеет свою историю или легенду. Вообще Кимры — это потрясающая смесь былого величия некогда богатого села-города, старины, советской истории с её культовыми памятниками и догмами, типовой безвкусицы хрущёвского и перестроечного периода, новоделов с претензией, а также красотой приволжского провинциального городка и непременным узнаваемым мостом-брендом. Есть здесь, как и в Твери, исторический центр, своё Заречье (у нас — Затверечье), улицы в честь революционеров Урицкого, Володарского и др. (правда, в региональной столице их уже переименовали), настенная пачкотня вперемежку с граффити-стритартом. Только Волга в Кимрах уже пошла вширь, набирая речную мощь и красоту простора. Итак, Театральная площадь (бывшая Соборная). Здесь находится здание Кимрского драмтеатра, построенное на месте взорванных и разобранных на кирпичи в 1936-38гг. Покровского собора и Троицкой церкви. Первый храм был огромным — вмещал в себя до 5000 человек. Кстати, святые камни потом пошли на строительство школы в паре кварталов отсюда. Рядом с театром — руины бывших Торговых рядов и Гостиного двора (1914 г.). Восстановлению не подлежат. — Гостиный двор в Кимрах был и раньше, в середине 18 века. Потому что владельцы села Кимры видели в нём огромный потенциал для развития торговли, к тому же часть прибыли кимряки отдавали хозяевам. Здание под соломенной крышей не раз горело, поэтому в центре села решили построить новый величественный Гостиный двор. К сожалению, имя архитектора не известно. Но после открытия он чем-то напоминал уменьшенную копию московского ГУМа — были и две башенки, и огромная парадная арка по центру, и крыша в виде бело-зелёных шашечек. Кстати, здесь же в подвале располагалась электростанция с английским двигателем мощностью в 40 лошадиных сил. И в случаях с перебоями электроэнергии станция Гостиного двора питала весь центр города, — рассказывает Егор. В центре площади — памятник вождю мирового пролетариата с указующим жестом «верной дорогой идёте, товарищи». Он был установлен в 1934 году, а до его появления на том же месте стоял памятник царю Александру II. За памятником Ленину устремляется вверх обелиском Мемориал памяти павших в Великую Отечественную, тут же ряды скамеек, клумба и стая вездесущих прожорливых голубей. А дальше — водное пространство, струнные пролёты самого длинного в  моста и тихоходные баржи. Рука Владимира Ильича указывает на дом-развалюху, когда-то особняк купцов Собцовых (1810-х годов постройки) — одно и самых старых зданий в Кимрах. С ним связна легенда о царе Александре II. В 1839 году император приезжал в село, оно ему весьма приглянулось, да так, что после пожара 1859 года, который практически уничтожил Кимры, царь выделил из казны большую сумму денег на восстановление. До Октябрьской революции в селе проживало более 20 000 человек. Разумные кимрские купцы не стремились стать официально городскими жителями, поскольку сельчане меньше платили податей и налогов. Правда, и мост через Волгу в таком случае был не положен. Ну и ладно, паромом обойдёмся! Хотя по многим показателям Кимры всё-таки были городом. Поэтому большевики и присвоили поселению соответствующий статус. Что же касается легенды, то кимряки верят — Александр II гостил у Собцовых и даже подарил золотые часы. На набережной Фадеева стоит гостиница Черниговских, построенная ещё в середине 19 века. Ну как же торговому городу без гостиницы? Многочисленные трактиры и ресторации — это хорошо, но почётным именитым гостям не к лицу было ютиться в каморках да на постоялых дворах. Останавливались у Черниговских. Здание было двухэтажным, с башенкой. Кстати, кимряки очень любили всевозможные башенки. Сейчас благолепный декор не сохранился, вместо башенки — третий этаж, но здание по-прежнему работает гостиницей. Рядом — пустырь, где когда-то стоял дом купцов Лениных. Здесь вели археологические раскопки перед возведением очередной «Пятёрочки», откопали какой-то ценный фундамент, на этом активность на пустыре закончилась на радость буйной сорной растительности. А рядом — дом судовладельцев Шквариных, которые занимались перевозкой грузов по реке, заключив договор с пароходным товариществом «Самолетъ». Была на Волге и пристань, как в Твери. На первом этаже располагались мастерские, прачечная, кухня и другие бытовые помещения. На втором этаже — парадном — с балкончиками и арочными окнами располагалась бальная зала, комнаты для приёма гостей. Ну, а третий этаж был жилым. От украшений особняка ничего не осталось. Внутри — коммуналка. Дом владельца кожевенной артели Крюкова (конец 19 века), нетипичный для кимрской застройки, потому как дом с большим мезонином. Больше подобных в городе, пожалуй, и нет. Возможно, что из-за балкона местные жители называют его в шутку «Дом Джульетты». Кимрские купцы были не только богатыми, но людьми творческими, с фантазией. В стремлении к независимости они с жителями даже смогли выкупить село из крепостного права. История преинтереснейшая: последней владелицей села Кимры была графиня  — муза художника , именно её черты мы видим на знаменитых полотнах мастера (скажем, «Последний день Помпеи»). Так вот, графиня уехала в Италию, где случился бурный роман с тенором Пери. Юлия Павловна решает выйти замуж, распродать всё имущество и активы в России. Кимряки сами пришли к ней с предложением выкупить село. Сумма вышла ошеломляющая, а с банковскими процентами так и вообще фантастическая — около 1 миллиона рублей. Но все свои долговые обязательства жители исполнили. Конечно, у большинства кимрских купцов дела крутились около производства обуви, чем Кимры славились на всю Россию. Купцы — люди основательные — возводили свои дома на века, зачастую по несколько домов для династии и продолжения рода. Строили из камня, но славятся Кимры именно своими деревянными усадьбами-теремками. На набережной встречаем первый из них — дом купца , построенный в 1913 году в силе деревянного модерна — ассиметричный, с огромным окном-иллюминатором, пагодообразной крышей-башенкой, верандой. Рыбкины — известная в Кимрах купеческая династия, выходцы из крестьян, сколотившие состояние на производстве обуви. В городе несколько рыбкинских домов. В Кимрах было два кинотеатра, принадлежавших Николаю Тупицыну. Первый из них — «Аквариум» — открыли в доме Чернёва. Кимрякам синематограф пришёлся по вкусу, заведения пользовались популярностью. А второй расположился в доме Никулина рядом с купеческим клубом, с такими же башенками-зефирками. В доме помимо клуба был дорогой ресторан, буфет с винами, бильярд. В общем, умели купцы отдыхать. Дом Чернова От «зефирок» мало что осталось Грязновато-розовый особнячок — это бывший банк Мошкиных. В конце 19 века благосостояние Кимр росло, поэтому купцы задумались об открытии собственного банка. А так как своих средств не хватило, обратились к уроженцам Кимр — братьям Мошкиным, проживавшим в Москве. Они землякам не отказали, деньги дали с условием, что банк будет носить их имя. — Не надо идеализировать наших купцов. Среди них тоже всякие были. Слышали, наверное, как опозорил кимряков купец Тихомиров, который поставил в российскую армию сапоги с картонными подошвами в 1915 году? Когда армия стала отступать, практически босые солдаты простужались, болели пневмонией — много тогда людей умерло. Тихомирова должны были судить, но он скончался. — А сохранилось кладбище, где хоронили кимрских купцов? — Купцов и других именитых горожан хоронили на Скорбященском кладбище. Надгробия были богатыми и красивыми. Но в советские годы храм при кладбище уничтожили, сами могилы и памятники просто сравняли с землёй, и на костях построили городской парк. Мы, когда выкапывали там деревья для аллеи, копнули чуть глубже — а там кости и куски гранита. Таким же образом поступили с Покровским кладбищем. Землю отдали под театр и набережную. Деревянный дом Фёдора Онуфриевича Потапеко на улице Кирова (бывшей Конной) был построен примерно в 1903 году в стиле раннего модерна с ещё непластичными строгими формами — трапециевидные окна, скромная резьба на наличниках. — Раньше дом был в разы красивее. В советское время с него сняли весь декор и обшили вагонкой. Дом изуродовали. В башне располагался кабинет Потапенко. Долгое время дом ветшал, пока в 2018 году его не отреставрировали волонтёры «Том Сойер Фест». Отец Фёдора — Онуфрий Васильевич Потапенко, купец 1 гильдии, — был из донских казаков, занимался производством и продажей обуви. Он перебирается в Кимры, отстраивает особняк, а в селе Абрамово открывает завод по выделке кожи по гамбургской технологии, более дешёвой и практичной. Рецепт держался в строгом секрете, но предприимчивые кимряки его разузнали и открыли с два десятка подобных мастерских по выделке конской кожи. Купец терпел убытки, каменный дом пришлось продать, в нём потом открыли трактир и гостиницу. А сейчас от былого великолепия не осталось и следа — усадьба безжалостно разрушается и даже выставлена на продажу за 18 млн рублей. Но желающих приобрести не нашлось. А вот, пожалуй, один из самых знаменитых кимрских теремков — дом хлеботорговца Алексея Сергеевича Лужина, построенный в 1910 году. История дома началась с покупки участка земли у богатой вдовы. Долгое время место пустовало — Лужин раздумывал, что бы построить эдакое-разэтакое, чтобы сразу было видно — живёт здесь состоятельный и уважаемый человек. Но потом он отказывается от идеи каменного особняка и строит свой, особенный теремок. Проект выбирал долго. И попалась как-то ему на глаза в журнале фотография имения «Песчанка» фон Крузе, вернее, купальня с огромным окном-иллюминатором. Далее тверской архитектор создаёт проект, что-то копирует, что-то придумывает своё, соединяя две части дома башенкой. Фасад компактный, но дом на самом деле вытянутый. Строение тоже катастрофически разрушалось, нашёлся инвестор, который теремок отреставрировал. Но пока здание пустует. Рядом Лужин строит второй уже каменный дом в стиле модерн для торговых помещений и ведения коммерции. Он ещё более вытянутый и получил в народе название «паровоз». Хотя архитектор видел в его плавных формах распускающийся цветок. Напротив — большой двухэтажный дом Серепьевых (1907 г.). Двери — аутентичные. Из фасада выдаётся башенка-эркер, который служил для освещения парадной лестницы и хранения продуктов в зимнее время. У очень многих кимрских деревянных домов есть эркеры. Открываем двери — сразу же чувствуется запах старого дома, его ни с чем не спутать — чуть сыроватый, впитавший в себя вековые накопления живших здесь нескольких поколений семей. Старая лестница — ровесница дома — скрипит и стонет под ногами, каждая ступень — на свой лад. Рядом расположен дом Рогова (1914 г.), уникален он тем, что для отделки фасада первого этажа использовали половую плитку иностранного производства фирмы Villeroy&Boch. Второй этаж — деревянный сруб, заштукатуренный и облицованный плиткой со смешным названием «кабанчик». На окнах — оригинальные массивные железные ставни. — Плитку привозили в брикетиках, с каждой стороны которого было по глазурованной плитке. Затем брикетик раскалывали, и от формы оставался как бы пятачок. Поэтому и прозвали «кабанчиком». К сожалению, сейчас на доме плитки остаётся всё меньше — и дело не во времени, а в туристах, которые отколупывают себе кусочки на сувениры. Один из самых богатых кимряков был купец 1 гильдии Василий Дмитриевич Собцов. Он построил свой двухэтажный особняк в 1895 году. Первый этаж хозяин сдавал под магазины, здесь же было страховое общество «Саламандра». Глубокая арка ведёт ко второй, скрытой части дома. На втором этаже жил уже владелец с семьёй. Помещения отличались богатством отделки — лепниной и росписями. До сих пор сохранились кованые перила парадной лестницы. Но мраморные ступени давно уже забетонировали и замазали бесконечными слоями краски. В доме есть две уникальные оригинальные картины, написанные прямо на штукатурке. Кто изображён на портретах — неизвестно. Но есть легенда, согласно которой хозяин особняка, эдакий затейник, изобразил на одном из них законную супругу, на втором — любовницу. Доходный дом Зайцева на улице Володарского славился большим рыбным магазином с аквариумом, в котором плавал живой товар. Остатки витража на доме Шокиных Далее мы перемещаемся на тихую улочку Московскую. Когда-то она была широкой и длинной улицей, теперь здесь осталось лишь несколько десятков НЭПовских домов. Но каждый из них по-своему прекрасен и уникален деталями. Так как Егор здесь частый гость, знает местных добрых котиков «в лицо», вернее, в морду. А вот ворчливый Тучка нас облаял, а так как «он и укусить может», говорит Егор со знанием дела, то старенького пёсика обходим стороной. Деревянные дома на Московской в начале 20-х годов прошлого века строили представители советской буржуазии — нэпманы. Здесь есть только один дореволюционный дом. Этим прикрылечным лавочкам уже около 100 лет На дверях — символы новой власти Советов (дом Лобановых) Дом Павла Ивановича Блинова, построенный в 1926 году, стал вторым объектом, который восстановили добровольцы «Том Сойер Феста». На нём красуется табличка, отреставрированная Егором, говорящая нам о том, что дом был застрахован от пожаров. На Московской почти все дома нэпманов имели подобные таблички. После сноса многочисленных домов в Кимрах у нашего экскурсовода накопилась уже коллекция страховых табличек. Напротив — двухэтажный особнячок Хамковой в стиле модерна с балкончиком, оригинальными дверями. У некоторых домов на Московской сохранились удивительной красоты водостоки Но больше всего меня поразил дом Смирновых, который ещё называют «дом-фавн» из-за элемента деревянного декора в виде закруглённых козлиных рожек мифического существа. Построен этот большой добротный дом был где-то в 1928 году. По одной из версий хозяева даже не успели его достроить, потому что их репрессировали. — Революция в Кимрах прошла относительно спокойно, без массовых кровавых жертв. Многие купцы остались жить в своих домах. Но в годы репрессий все владельцы поместий и усадеб на Московской не дожили до 40-х годов: их либо высылали в лагеря, либо расстреливали на собственных огородах. Жуткое было время на Кимр. Дом-фавн до сих пор имеет элементы деревянного декора — по фризу идёт узор из яблок, на одной из стен — чаша с фруктами, причём это не цельная резьба, а панно из отдельных деталей. Если присмотреться, то угадывается фигура женщины, уткнувшей руки в бока. С другой стороны дома вдруг открывается греческий орнамент-меандр на мезонине. Бродить по улочкам Кимр можно часами и выискивать необычные деревянные дома. К сожалению, большинство из них в плачевном состоянии. — В Кимрах сейчас живёт около 40 000 человек, половина жителей работает в Москве, ещё процентов 20 — в Дубне, после закрытия огромного Савёловского машиностроительного завода. Город постепенно вымирает. И гибнет его красота и уникальность. Мне бесконечно жалко, — сокрушается Егор. Время наше вышло, мы распрощались с нашим юном экскурсоводом и отправились домой в родную Тверь. По пути нам попался дом с огромной подковой. На удачу!
Комментарии
Другое , Налог на имущество , Пожар в Кирове , Пожар в Твери , Пожар во Владимире , Пожар в Октябрьском , Карл Брюллов , Юлия Самойлова , Том Сойер , Иван Рыбкин , Тверская Область , Тверь
Читайте также
Появилось видео с Навальным в кафе аэропорта
Лукашенко отреагировал на проблемы с водой в Минске
Последние новости
В Минздраве предупредили о росте заболеваемости COVID-19 среди детей
Учёные нашли средство для нейтрализации коронавируса
Александр Семчев рассказал на 1 канале, как похудел на 100 кг