В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Выкачивание ресурсов земли пора заменить технологиями

Некоторые эксперты связывают учащение природных катаклизмов с потеплением климата, на которое влияет жизнедеятельность человека. Есть мнение, что природные процессы на нашей планете испытывают естественные колебания, а катаклизмы происходят в силу естественных причин (влияние человека ничтожно и может не учитываться) и это циклично. Но, похоже, истина, как всегда - более объемна. К тому же сложно отрицать (очевидное), что мы сейчас наблюдаем глубинные природные изменения, на которые человек все же влияет. Повсеместная деградация природной среды происходит «благодаря»: широкой урбанизации, возникающих из-за нее подземных «городов» (канализации, метро и.д.), чрезмерная добыча полезных ископаемых, из-за варварской вырубки лесов, стремительно развивающейся химической индустрии, объемных и массовых захоронений твердых бытовых, индустриальных, а главное - ядерных отходов. Вредит планете нерачительное промышленное и бытовое использование воды, загрязнения атмосферы (да что уж там, даже космос в мусоре). Отдельно стоит поговорить о вреде добычи ископаемых для окружающей среды и необходимость разработок новых технологий, которые позволят сохранять природные ресурсы. Значительное за последние несколько десятилетий потепление климата сопровождается деградацией биосферы, на состояние которой бесспорно влияет жизнедеятельность человека. Увеличение населения планеты лишь одна из причин. Главной из них является гигантский рост потребления невозобновляемых ресурсов. Мировая экономика медленно убивает планету, по сути, бизнес-сообщество рубит сук, на котором сидит все человечество. А заодно стяжатели прибыли копают яму и для себя. При ныне существующем темпе истощения природных ресурсов наша цивилизация к концу 21 века окажется на «голодном пайке».

Выкачивание ресурсов земли пора заменить технологиями
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели

На данный момент видны только два пути выхода из надвигающегося экзистенциального кризиса. В первом варианте — это значительное сокращение потребления, с переходом на эксплуатацию возобновляемых ресурсов. Во втором варианте – это создание принципиально новых индустриальных технологий в широком понимании данной проблемы. Кстати, даже, казалось бы, высокорентабельная атомная энергетика (АЭ) не является той технологической панацеей, о которой идет речь. Эта отрасль мало того, что потребляет невозобновляемое минеральное сырье – уран, ее отходы в значительной мере загрязняют окружающую среду и представляют собой объективную опасность для человека. К тому же надвигается еще одна серьезная проблема – нехватка чистой пресной воды. Интересный факт, с 1994-го по 2000-ный мировое производство бутилированной воды возросло с 58 до 144 млрд. л в год, а стоимость одного литра, этой, так сказать, бутилированной воды составляет в среднем 1 доллар США, что дороже стоимости литра нефти.

Видео дня

Напоминаем, что именно второй (в вышеуказанном списке из двух пунктов) способ бытия человечества назвал – ноосферой (сфера разума), мне кажется, именно это будет определять, выживет наша цивилизация или нет. Пока все смотрится довольно грустно, к такому выводу приходишь при подсчете природных запасов, и здесь цифры не в пользу людей. Допустим в производстве продуктов питания у человечества есть некоторая временная фора и технологические варианты. А вот в полезных ископаемых мы явно ограничены.

На этом, пожалуй, стоит перейти от общих проблем мировой цивилизации к частным проблемам . Чего греха таить, наша страна живет по-прежнему за счет своих природных ресурсов, выполняя роль сырьевого придатка других индустриально развитых держав. К примеру, в настоящее время российская промышленность использует менее 5% от текущей добычи никеля, а 95% идет на экспорт, ненамного лучше обстоят дела с большим списком других полезных ископаемых. Не надо забывать, что запасы всего этого добра не бесконечны. По данным РАН «подтвержденных запасов нефти в России хватит на 58 лет, газа -107 лет, меди – 139 лет, золота и никеля соответственно на 53 и 25 лет». В конце концов Россия рискует истощить свои недра под ноль и получить взамен экологическую катастрофу. Поскольку добыча полезных ископаемы – дело грязное и в прямом, и в переносном смыслах. Обеспокоенность за будущее страны не раз высказывал президент России . Более того, он своими указами поддержал множество программ направленных на развитие передовых технологий и защиту экологии в России. На пленарном заседании 70-й сессии 28 сентября 2015 г. в Нью-Йорке, Президент России Владимир Путин заявил: «Нам нужны качественно новые подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволяют восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба».

В общем, российский президент, бесспорно, прав. Размах его мысли, как всегда, объемен, стратегически широк и охватывает проблему в целом, в планетарных масштабах. Но, беда в том, что именно Россия нуждается в развитии новых природосберегающих технологий и в защите экологии, именно в нашем отечестве эта проблема как нигде огромна. Именно у нас растут как на дрожжах мусорные полигоны. Именно в России буквально уничтожаются важные научно-исследовательские институты и лаборатории, в том числе связанные с геологической наукой и защитой окружающей среды. Решения, принятые российским лидером Владимиром Путиным, к сожалению, вязнут в болоте российской действительности. Некоторые министерства, ведомства и власти на местах зачастую просто саботируют их. Нерадостную оценку деятельности даже не в развитии, а в сохранении фундаментальной науки дает академик . По его словам, в условиях рыночной экономики интерес к науке в нашей стране пропал, она оказалась «за кадром». В частности, Виктор Осипов пишет: «Финансирование отечественной науки сведено до беспрецедентного уровня не превышает 1% от ВВП страны, в то время как в США – 2.9%, в Японии –3.5%, Германии – 2.9%, во Франции – 2.2%, в Великобритании – 1.8%, Республике Корея – 3.5%, Китае – 1.6% ВВП. К этому следует добавить направленное разрушение Академии наук России. Если так пойдет дальше, то к приближающемуся 300-летнему юбилею Указа Петра I о создании Российской академии наук, РАН прекратит свое существование». В связи с этим уместно вспомнить высказывание Кюри: «Государство, которое не развивает науку, неизбежно превращается в колонию».

Как известно в России есть две беды, нет, на этот раз речь идет не о дураках и дорогах, масштаб нашей оценки не такой глобальный. Первая беда связана с нежеланием российских властей сохранять (о развитии речи уже нет) не только фундаментальную, но и прикладные науки. А вторая, связана в том числе и с противоприродоохранной деятельностью промышленности в отечестве нашем. В России принято немало хороших законов, считая те, что предназначены для охраны природы. Но (в этом как раз и состоит суть второй беды), они почему-то не работают или работают, но, во вред тому, что предназначены защищать. В статье №3 Федерального Закона № 7- ФЗ «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 сказано: «Основные принципы охраны Окружающей среды» предусматривает «Запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экосистем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды».

А теперь посмотрим, что происходит на самом деле. За примером далеко идти не надо. В 2012 году было принято решение на разработку Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений (Воронежская область). Ранее в 1977 году от их разработки отказались и не напрасно. Добычу этих минералов чисто производить не получится. А места будущих разработок являются густонаселенными, уникальными сельскохозяйственные угодьями черноземной зоны. В результате добычи, предвидится засоление почв, загрязнение подземных вод. Даже при шахтном способе добычи образуется большая депрессивная воронка, из-за которой значительно понизится уровень грунтовых вод, соответственно изменится насыщение ими рек, озер, болот, влажных лесных почв. Гибель большой части растительности будет неизбежна, как и обмеление рек. Будущее Еланска и Елкинска можно увидеть на примере Курской магнитной аномалии, где радиус воронки депрессии достиг 80 км за 80 лет эксплуатации месторождения.

Пагубное влияние на окружающую среду самих приисков и горно-обогатительных комбинатов (ГОК) требует особой оценки. Из-за ГОКа единственный источник питьевой воды Челябинска и окрестностей может оказаться под угрозой уничтожения. По словам ученых, образовавшаяся в ходе эксплуатации хвостохранилища Томинского ГОКа депрессионная воронка может привести к понижению уровня грунтовых вод, и тогда местные водоемы просто высохнут. Более того, только на содержание этого ГОКа необходимо расходовать 10 тыс. кубометров воды в час. Скажу еще пару слов о никеле. Вообще, при разработке цветных металлов требуется гораздо больше воды, чем самой руды. К тому же, основная форма никеля в рудах – сульфидная, и при переработке высвобождается сера, которая быстро реагирует с водой, образуя кислотные соединения. Как известно серная кислота при достижении определенной концентрации ядовита для всего живого.

Говорить о загрязнении природы промышленными предприятиями, особенно горнодобывающими можно бесконечно. Идея развивать технологии, замещающие невозобновляемых ресурсов, давно обсуждается на разных уровнях, в том числе и на самом верхнем. Но, дальше говорильни и начертания указов на бумаге дело не идет, точнее оно идет в деструктивном направлении. Наука, по сути, медленно, но методично уничтожается. Речь идет и о Научно-исследовательских институтах. Их ликвидацией планомерно занимается . Уникальные коллективы ученых распускаются, а здания и площадки распродаются с молотка. Техника, оборудование лабораторий и архивы либо реализуются за бесценок, либо выбрасывается на свалку. Кстати, в уничтожаемых архивах многих НИИ часто присутствуют грифованные научные материалы и документы.