Вот тебе и натюрморт, или Криминальная история в красках 

Вот тебе и натюрморт, или Криминальная история в красках
Фото: МВД МЕДИА
Иногда диву даёшься, какими талантами обладают люди! Вот и наш «герой», имея врождённый дар убеждения, не преминул им воспользоваться. Увы, исключительно в целях наживы. Неуёмный аппетит жулика, погрузившегося в многомиллионные аферы, умерили сыщики 5-го отдела МУРа. А следователь из  по Северному административному округу столичного главка собрал доказательства, позволяющие предъявить обвинение. Жирную точку в этом неординарном деле вскоре поставит суд. Очередная сделка Солнечное майское утро 2017-го. В одном из тихих столичных дворов престижного района «Сокол» паркуется иномарка премиум-класса. Взгляды прохожих отражаются на восхитительном корпусе шикарного авто. Люди, знающие толк в машинах, с лёгкостью прикидывают стоимость железного коня: не менее трёх десятков миллионов рублей! Дорогостоящее средство передвижения замирает, двигатель замолкает. Хозяин остаётся в салоне машины и набирает чей-то номер по мобильному. Вскоре из-за угла ближайшего дома появляется гражданин в тёмном атласном костюме с дипломатом в руке. Присаживается на переднее пассажирское сиденье. Открывает кейс и достаёт оттуда хрустящие купюры. В руки владельца иномарки перекочёвывают 600 тысяч долларов США, что по курсу на тот момент составляло более 34 млн рублей. Сделка состоялась. Этот факт и многие другие подобные «встречи» зафиксированы в документе, именуемом постановлением о привлечении в качестве обвиняемого. Беспроигрышный вариант Каким образом и где познакомились 47-летний бизнесмен Сергей Покаткин с 29-летним Александром Фальковским, история умалчивает. Но со временем они стали общаться как родные люди. Сергей испытывал даже что-то вроде отцовских чувств к Саше. Поэтому однажды на просьбу последнего дать ему денег в долг Покаткин согласился практически не раздумывая. Тем более что Фальковский брал займ не просто так, а под залог, как он уверял, дорогостоящих картин. Утверждал, что речь идёт о таких работах, как «Натюрморт с сиренью» Виктора Борисова-Мусатова — его полотна выставлены в Третьяковке и Русском музее, «Еврейская Венера» и «Пространственно-силовое построение» . В списке и «Натюрморт с букетом пионов» . Сергей не любитель живописи, но был уверен: Александр трудится в Государственной Третьяковской галерее и является высококлассным специалистом в области изобразительного искусства. Фальковский обещал, что потом они продадут полотна по рыночной цене гораздо выше той, за которую он их приобрёл, пользуясь служебным положением. Разницу разделят пополам. Не доверять другу не было оснований. А зря. Ведь Александр никогда не был сотрудником Третьяковки. А полотна, которые должны были стать залогом, являлись лишь копиями известных работ. Несведущий в искусстве человек не сможет отличить истинный шедевр от подлога. Да что говорить, и специалист порой не в силах определить подлинность на глазок — необходима специальная и довольно затратная экспертиза. Художественное отступление… В 2009 году имя Бориса Кустодиева уже фигурировало в громком скандале. Тогда фонд, принадлежащий одному из российских миллиардеров, подал иск к аукционному дому «Кристис» в связи с продажей ему фальшивой картины. За пять лет до этого данная организация приобрела на лондонских торгах работу «Одалиска» кисти этого мастера за 2,9 млн долларов США. Через год выяснилось, что купленное полотно — подделка. Аукционный дом провёл серию собственных экспертиз, но не спешил с решением вопроса. И когда пятилетний срок ответственности продавца за подлинность лота подходил к концу, фонд россиянина обратился с иском в суд Лондона. В 2012 году британская Фемида на основании заключений трёх авторитетных экспертных заведений — Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени Грабаря, Русского музея и Третьяковской галереи — установила, что картина не является подлинником, и присудила истцу выплатить полную стоимость полотна и возмещение морального ущерба. Заключение «Сотбис» В нашей же истории Фальковский подкреплял бурную деятельность специальными бумагами и документами. И чтобы не возникало сомнений в подлинности картин, предоставлял цветные копии якобы исследовательских заключений из Государственной Третьяковской галереи, всевозможные паспорта-документы, материалы от ведущих экспертов-технологов. Со временем с мошенником познакомился и зять Сергея Покаткина — Ярослав Овсеев. Он был также успешно обработан Фальковским. Тот внушил родственникам главный посыл — возможность сорвать солидный куш от перепродажи картин. Для пущей убедительности Александр раздобыл и показал письмо из аукционного дома «Сотбис», оценивающего стоимость картины «Натюрморт с сиренью» Борисова-Мусатова. Судя по бумагам, полотно стоило от 2,5 млн до 3 млн фунтов стерлингов, что по курсу ЦБ РФ на тот момент составляло 184 млн — 220 млн рублей. Ну как тут не поверить, когда сам «Сотбис» дал заключение! Штрихи и нюансы дела Конечно же, в одиночку Фальковскому сложно было бы проворачивать подобные махинации. Следствие установило одного из его пособников. Им оказался некто Андрей Потопов. Именно ему и ещё нескольким неустановленным пока лицам отводилась роль охотников за подходящими поддельными картинами. Они же занимались изготовлением липовых документов, подтверждающих подлинность произведений искусства. Ну а Александру отводилась главная роль — раскрутить клиентов. Ему это удалось. В итоге старшего товарища лжеискусствовед облапошил почти на 50 млн рублей. Его зятя на 10 млн Получив деньги, исчез из поля зрения друзей. Организатор аферы засыпал жалобами Почуяв неладное, горе-кредиторы отдали полотна на экспертизу. Результат их обескуражил: каждую копию специалисты оценили в… 7 тысяч рублей. В декабре 2017-го потерпевшие написали заявление в полицию. Уже через несколько недель сыщики 5-го отдела Управления уголовного розыска ГУ МВД России по г. Москве задержали подозреваемого на одной из съёмных квартир. При обыске в жилище у фигуранта, обладающего двойным гражданством -Российской Федерации и Израиля, полицейские обнаружили много чего интересного. Помимо стилизованных под старину картин — огромное количество всевозможных документов, различных заключений специалистов Третьяковки и других именитых экспертов. Как выяснилось позже, известные в определённых кругах люди, якобы ставившие подписи на экспертных бланках, к криминальной истории не имели никакого отношения. Упомянутые в бумагах специалисты никогда не предоставляли подобные услуги частным лицам. И это подтвердилось экспертизами, проведёнными в рамках расследования уголовного дела. — Художники, под залог «картин» которых фигурант брал деньги, — действительно первые имена, — отмечает юрист по сделкам в сфере искусства . — Их подлинники востребованы на рынке. Другой момент, что человек, разбирающийся в живописи, никогда не согласился бы на этот шаг без проведения серьёзной экспертизы. Тем более что в списке картин был русский авангард — очень популярное сегодня на Западе и самое подделываемое направление. Ведь беспредметную композицию, где изображены несколько геометрических фигур, легче повторить, чем портрет или пейзаж. Только как провести экспертизу, если серьёзных специалистов по русскому авангарду практически нет. Вот поэтому и за границей, и у нас встречается столько фальшивок. Разница между копией и подделкой в том, что вторую пытаются выдать за оригинальное авторское произведение. Подобная деятельность расценивается как мошенничество и грозит уголовным делом. Что и произошло с псевдосотрудником Третьяковки. — Почему следствие длилось несколько лет? Оценка художественных произведений искусства, в данном случае их копий, требовала особых трудоёмких экспертиз, — говорит старший следователь СЧ СУ УВД по Северному административному округу столичного главка старший лейтенант юстиции Сергей Курганов. — Но главная причина заключалась в том, что фигурант всеми правдами и неправдами затягивал процесс расследования. Он и три его адвоката написали в общей сложности две тысячи жалоб. По каждой из них необходимо было провести проверку и дать исчерпывающий ответ. В данный момент работа полицейских завершена. Материалы переданы в Савёловский суд города Москвы. Мужчине за мошенничество в особо крупном размере грозит до 10 лет колонии. Наша справка В Российском законодательстве принимается за данность, что копия произведения не может нанести вреда интересам автора оригинальной работы. Но только при четырёх условиях: — Такая работа не выставляется на продажу. — На ней не допускаются подписи или монограммы автора подлинника (иначе это уже подделка). — Оригинал должен был быть предварительно обнародован самим автором или лицом, обладающим исключительным правом на произведение. — Нельзя вносить в предмет искусства изменения, порочащие честь автора. В России и Европе исключительное право на произведение переходит по наследству. Если наследника нет, то оно становится общественным достоянием. При этом согласно ст. 36 Закона о музейном фонде, право первой публикации фотографий и репродукций объектов из музейной коллекции принадлежит музею, за которым они закреплены. Получается, если художник увидел работу на официальном сайте музея, то может её копировать и выставлять на всеобщее обозрение, а если сфотографировал сам — нет. А вот использование репродукций в печатной и сувенирной продукции возможно только с разрешения дирекции музея или галереи. Однако не все предметы старины принадлежат музеям. Многие из них находятся в гражданском обороте. В таком случае не возбраняется использование их репродукций даже в коммерческих целях без всякого согласования с галереями.
Видео дня. Житель Тулы сдаёт себя в аренду за 689 рублей из-за скуки и спора
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео