Печат (Сербия): анализ одного поста в «Фейсбуке» 

Печат (Сербия): анализ одного поста в «Фейсбуке»
Фото: ИноСМИ
Какое будущее у сербско-российских отношений?
спровоцировала дипломатический скандал по собственной инициативе, или это часть дипломатической стратегии ? Почему так не понравился Вашингтонский договор, что она даже перешла к открытой критике?
Президент поставил свою подпись под договором об экономической нормализации отношений между Сербией и Косово. Это вызвало лавину критики со стороны не только сербской общественности, но и представителей многих дипломатических кругов. Причина в том, что этот договор охватывает не только вопросы экономических отношений между Сербией и Косово, но и острые международные проблемы, к которым ни Сербия, ни Косово прямого отношения не имеют. К настоящему моменту опубликовано уже много материалов, в которых Вашингтонский договор проанализирован с юридической, экономической и политической точки зрения. Но создается впечатление, что чем больше времени проходит, тем меньше мы понимаем подлинное значение этого договора.
Большое количество обобщенных утверждений, таких как пункт о диверсификации источников газа, ожидаемо вызывают опасения, поскольку это не коммерческий договор между двумя странами, которые впоследствии могут отступиться и отстоять свои права перед независимым арбитром, таким как суд. Любое обобщенное утверждение в договоре, которое касается государств, неравных по силам (а  — самое мощное государство в мире), в будущем можно повернуть против более слабой страны. Чтобы лучше себе представлять цепную реакцию, которую вызвала запись представителя российского Министерства иностранных дел Марии Захаровой, нужно разобрать возможные последствия Вашингтонского договора в сфере международных отношений.
Международная реакция
Понятно, что сербскую общественность больше всего в договоре интересуют пункты, касающиеся Косово и Метохии. Так же, как граждане беспокоились за Фолклендские острова, граждане Сербии переживают за будущее своих территорий, имеющих большое религиозное, историческое и экономическое значение. Интересно тут то, что косовский узел явно особо не беспокоил администрацию , в отличие от , прежде всего (европейцы настаивают на лидерской позиции в переговорах о статусе Косово). Поэтому не удивительно, что президент США Дональд Трамп отдалился от косовской тематики и сконцентрировался на завоевании голосов избирателей в преддверии предстоящих президентских выборов. Это объясняет, почему в договоре преобладает ближневосточная тематика, нацеленная на реализацию национальных интересов . Пункты об осуждении как террористической организации, перенесении посольства Сербии из Тель-Авива в , а также взаимном признании Израиля и Косово — все это отражение прямой поддержки, которую Трамп оказывает премьеру Израиля , чья политическая позиция так же нестабильна. В обмен в предстоящем избирательном цикле Трамп ждет единодушной поддержки от влиятельного израильского лобби в Вашингтоне.
Принудительное втягивание Сербии и Косово в израильско-иранский и израильско-палестинский конфликт, а также использование формально суверенного государства (Сербии) и марионеточного образования (Косово) в политической кампании президента США вызвали реакцию, прежде всего, в арабском мире. Посол в Сербии Мохаммед Набхан заявил, что Палестина не признает независимость Косово в соответствии с резолюцией 1244, и выразил надежду, что Сербия не станет выполнять обязательств, которые взяла на себя, подписав Вашингтонский договор. Представители Европейского Союза также негативно отреагировали на те пункты договора, которые касаются Ближнего Востока. Пресс-секретарь Петер Стано напомнил сербскому руководству, что ни у одного члена Европейского Союза нет дипмиссии в Иерусалиме и что Сербия, как кандидат в члены, должна с этим считаться. Как видно, негативно на договор отреагировали не только в России, но и в арабском мире и даже в Европейском Союзе. Однако российская реакция оказалась самой резкой и привлекла больше всего внимания. Кстати, можно не сомневаться, что и китайских руководителей возмутил пункт о прекращении развития сетей 5G, которыми занимается государственная корпорация Huawei. Однако не в традициях китайской дипломатии публично выражать критику (она звучит только тогда, когда других выходов из ситуации не остается).
Критика от Захаровой или от России?
Первый вопрос, которым нам следует задаться, такой: Мария Захарова спровоцировала дипломатический скандал по собственной инициативе, или это часть дипломатической стратегии Министерства иностранных дел Российской Федерации? Есть два варианта, к которым можно прийти путем здравых логических рассуждений. Либо Мария Захарова свободна в своем самовыражении в социальных сетях и может публиковать там что угодно. Либо Захарова подчиняется определенной чиновничьей иерархии и должна согласовывать свои записи с вышестоящими лицами. Тут нужно иметь в виду, что вряд ли Мария Захарова, у которой очень насыщенный график и которая недавно еще и возглавила кафедру в Дипломатической академии в Москве, лично ведет страницы в социальных сетях. Эту и подобную работу выполняют маркетинговые менеджеры в сфере социальных сетей. В России, как и на Западе, эта практика настолько распространена, что даже у средних компаний в штате есть менеджер социальных сетей.
Учитывая это, можно заключить, что почти невероятно, чтобы Мария Захарова, будучи сотрудником МИДа Российской Федерации, могла самостоятельно распорядиться опубликовать некий критический комментарий в «Фейсбуке» или «Инстаграме» без предварительной консультации с чиновниками высшего ранга. Поскольку в ее записи содержалась прямая критика президента одной из дружественных стран, можно без труда предположить, что пост согласовывался на самом высоком уровне, то есть с министром иностранных дел . Почему же России так не понравился Вашингтонский договор, что она даже перешла к открытой критике?
Сразу бросается в глаза то, что положение о диверсификации газа прямо конфликтует с российскими экономическими интересами. Особенно если учесть тот факт, что администрация Трампа прилагает большие усилия, чтобы остановить проекты строительства «Северного потока 2» и «Турецкого потока». Далее, положение о том, что Сербия не будет препятствовать Косово вступать в международные организации, в том числе ООН, в неопределенной временной перспективе, противоречит позиции официальной России о решении косовской проблемы в соответствии с Резолюцией 1244. Наконец, сама «картинка», унизительный ритуал, который американский президент навязал своему сербскому коллеге (но не другу), ясно свидетельствует о том, что многовекторная политика Александра Вучича пребывает в глубоком кризисе. Посредник Трампа на переговорах между Белградом и Приштиной назвал Вашингтонский договор разворотом Сербии в сторону Запада от России и Китая. Собственно в этом и состояла суть критики Марии Захаровой как представителя российской дипломатии.
«Примитивизм» и извинения
Содержание самой критики, конечно, было как минимум спорным. Широкую российскую общественность, не знакомую с содержанием Вашингтонского договора (в СМИ за этой темой мало следили), поразило сравнение сербского президента с  в фильме «Основной инстинкт». Российское общество придерживается принципов морали, и подобные игры с полусексуальным контекстом всегда вызывают всеобщее осуждение. Мы должны понимать, что российская общественность не делится на сторонников и противников Вучича, в отличие от поляризованного сербского общества. Для рядового россиянина Сербия — единственная оставшаяся дружественной страна в Европе. Можно предположить, что сцену из «Основного инстинкта» для выражения критики выбрал менеджер социальных сетей, работающий в аппарате Захаровой. Также можно допустить, что он получил от нее общие инструкции сделать критику острой и с долей юмора. Большинство российских СМИ, в особенности либеральных, назвали пост на странице Захаровой скандальным.
Реакция сербской общественности была более понятной. Оппозиционная часть приветствовала критику, надеясь, что Россия начнет информационную войну против Вучича. Его же сторонники перешли в контрнаступление. Поэтому мы услышали откровенные нападки на Россию из уст членов Сербской прогрессивной партии, в том числе Драгана Шормаза, депутата Национальной скупщины. Он назвал Россию «самым сильным коротышкой на международной арене». Звучала и более умеренная критика. Так, например, представитель канцелярии Вучича на брюссельских переговорах отметил добрые намерения Вучича в отношении Москвы и тот факт, что президент Сербии по несколько часов ждал приема перед кабинетом . Другой близкий соратник Александра Вучича, в недавнем прошлом министр обороны обвинил Марию Захарову в том, что она злится и завидует президенту Сербии. Особого смысла в его обвинениях нет (с чего бы это представителю МИДа РФ завидовать Александру Вучичу), однако примечательно, что он критиковал не Россию, а лично Захарову.
В российских СМИ появились слова Александра Вучича, который назвал критику Захаровой примитивной. Однако они не опубликовали ту часть его заявления, в которой он подчеркнул: за эту грубость ответственность несут и те, «кто ее назначил», то есть Сергей Лавров и Владимир Путин. Российские СМИ перевели эту последнюю часть как «те, кто ее опубликовал», вероятно, следуя инструкциям Кремля, чтобы не раздувать конфликт еще больше. Вучич также частично объяснил и слова Вулина о зависти. По словам президента, пост Захаровой спровоцировало успешное завершение переговоров в Вашингтоне. Тут господин президент прав, хотя, возможно, не в оценке эмоций, а в том, что Россия действительно осталась недовольна подписанием этого договора и истолковала его как недружественный шаг.
Позднее на странице Захаровой появилось объяснение контекста записи. Всю вину она возложила на Трампа, хотя критика все равно осталась, ведь если вы обвиняете Трампа в унижении Вучича, то встает вопрос: почему президент Сербии это унижение терпит? Ясно, что официальная позиция сербских властей отличается и что сам Вучич не видит ничего унизительного в отношении к нему. Скандал улегся после того, как президент Сербии позвонил сначала Сергею Лаврову, а потом и Владимиру Путину, явно чтобы убедить их в том, что Вашингтонский договор не направлен против России. Судя по реакции высшего российского руководства, его заверениям поверили. Также тут можно спросить, почему российская сторона сначала выступила с критикой договора, а потом в разговоре с Вучичем его приняла и даже принесла президенту Сербии официальные извинения?
Ответить на этот вопрос нетрудно. Россия не планирует политическую интеграцию Балкан. Она не собирается строить там свои военные базы. Россия хочет консолидировать постсоветское пространство и структурировать экономически устойчивый и административно эффективный . Стратегия России на Балканах носит чисто экономический характер и во многом базируется на торговле энергоносителями и строительстве энергетической инфраструктуры — газопроводов. Поэтому Россия не занимается разрушением или дестабилизацией режимов на Балканах. Так что сербской оппозиции нужно найти другие способы борьбы с Александром Вучичем, так как от Кремля в этом деле они помощи не дождутся. Так и останется, пока Александр Вучич будет держать слово, данное Москве. Главное для нее сейчас — достроить ветку «Турецкого потока» из Болгарии. Для России на Балканах это жизненно важно. Проблема в том, что «диверсификация источников газа» для президента Трампа может означать одно, а для президента Путина — другое. Посмотрим, как между ними двумя будет балансировать Александр Вучич, который своей подписью под договором взял на себя обязательства перед одним из них.
Видео дня. Как звезды шоу-бизнеса относятся к силиконовой груди
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео