В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Проклятие буров: как черные расисты истребляют буров в Южной Африке

В послевоенные годы в кинотеатрах СССР показывали фильм «Трансвааль в огне». Фильм был немецкий, трофейный, но нами - детьми войны - он воспринимался как «свой». Нам, только что пережившим войну с немецкими захватчиками, было очень понятно и близко происходящее на экране.

Проклятие буров: как черные расисты истребляют буров в Южной Африке
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели

Героическая борьба небольшого народа неведомой страны Трансвааль против наглого и превосходящего в силах и технике агрессора. И так и остались надолго в памяти этот фильм и его герои, а имя президента далёкой республики – Пауль Крюгер ассоциировалось с образом народного вождя во главе справедливой народной войны. Это была война, которая вошла в историю как 2-я англо-бурская война (1-я англо-бурская война 1880-1881 гг. не имела особого международного резонанса).

Видео дня

В школьных и вузовских программах истории 2-я англо-бурская война 1899-1902 гг. упоминалась лишь как одна из войн, знаменующих начало эпохи империализма. И понятно – это было далеко и давно, короче, не наше дело, и зачем нам подробности. Тем интереснее было узнать, что в те, действительно неблизкие уже годы, отношение к этой войне в было далеко не безразличным. И песня родилась тогда - «Встаёт заря угрюмая с дымами в вышине, Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…», родилась как народная песня, и пелась она на мотив русской народной песни «Среди долины ровныя…» А ведь просто так песни не слагаются и не поются, значит, близка была отзывчивому русскому сердцу трагедия народа Трансвааля. Песня стала настолько популярной, что дожила до наших дней, и её можно было услышать вплоть до конца 50-х годов.

Более того, сейчас песня о трагедии Трансвааля оказалась не только не забытой, но и обрела «второе дыхание» в Новороссии.

Но вернёмся к концу XIX-началу ХХ века.

Для понимания причин и истоков англо-бурских войн надо сказать, что нуждалась в надёжных опорных пунктах на юге Африки - на пути к своим колониям на побережье Индийского океана (Суэцкий канал ещё не был построен). С этой целью в начале XIX века англичанами был захвачен порт , основанный здесь ранее голландцами близ мыса Доброй Надежды. И отсюда началась английская экспансия вглубь . Но задолго до появления здесь англичан эту территорию активно заселяли и обустраивали переселенцы из других европейских стран, преимущественно из . В процессе освоения южноафриканских земель из этих переселенцев сложилась новая по сути нация – буры (другое название африканеры).

В рассматриваемый нами период буры имели здесь два независимых государства - республики Оранжевая и Трансвааль. Для этих республик соседство с новыми колонизаторами – англичанами стало раздражителем. Но это ещё полбеды. Главные проблемы буров начались после открытия на занятых ими землях крупных месторождений золота и алмазов, что стало для всего местного населения настоящим проклятьем. В регион хлынула масса золото- и алмазодобытчиков, главным образом из Англии и её колоний, которые сгоняли с обжитых мест как коренных чернокожих жителей, так и буров. Появились английские войска и администрация, которые насильственно внедряли английский язык и законы Британской Империи.

Когда терпеть новоявленную колониальную власть для свободолюбивых буров стало уже невыносимо, армии бурских республик нанесли по англичанам превентивный удар, и 11 октября 1899 г. началась 2-я англо-бурская война, длившаяся три года.

Ход и исход войны оставим военным историкам. Задача данных заметок в другом – посмотреть на отношение к этой войне в России и на участие в ней русских добровольцев.

Симпатии русского общества к бурам нашли отражение не только в народном сочувствии. И хотя официально Российская Империя отнеслась к англо-бурской войне нейтрально, популярная в то время российская газета «Новое время» писала: «Прямые религиозные фермеры, решившие своей кровью отстоять свободу Отечества, всегда будут ближе сердцу святой Руси, чем наш исконный враг — холодная и эгоистичная Англия. По своей глубокой вере в Бога буры нам родные братья». И Россия не препятствовала выезду русских добровольцев для участия в войне бурских республик против Англии.

На стороне буров воевали не только русские, но и голландские, немецкие, французские добровольцы, то есть представители наций, испытывавших по историческим причинам симпатии к бурам или неприязнь к британцам. По данным историков англо-бурской войны (британского Х. Хиллегаса и южноафриканского Б. Потингера), в бурских отрядах сражалось более 2,5 тыс. иностранных волонтёров, из которых русских насчитывалось 225 человек. По другим исследованиям численность русских добровольцев в рядах армии буров достигала пятисот, что неудивительно, т. к. войн без потерь не бывает; отсюда и разница в цифровых данных.

Наиболее известным среди добровольцев из Российской Империи был подполковник запаса, военный журналист . Он принял командование сначала «Иностранным легионом» (сборным отрядом из иностранных добровольцев), затем стал начальником «Голландского корпуса» (отряда добровольцев преимущественно из Голландии). Командование армии буров провозгласило Максимова «фехт-генералом» (боевым генералом), что свидетельствует о высочайшем авторитете этого офицера. Ему поручали самые ответственные и тяжёлые участки фронта. В итоге, не провоевав и года, Максимов был тяжело ранен и не смог воевать до конца войны.

На стороне буров воевал даже грузинский князь Николоз (Нико) Багратиони-Мухранский, который стал известен как «Нико Бур». Вид живого князя из далёкой страны произвёл сильное вдохновляющее впечатление на буров. Обо всём увиденном князь Багратиони-Мухранский впоследствии написал книгу «У буров».

Самым известным русским добровольцем был будущий видный политический деятель Российской Империи Александр Иванович Гучков, воевавший в Африке вместе со своим братом Фёдором. В течение нескольких месяцев он принимал участие в боевых действиях, проявлял исключительную, порой безрассудную храбрость, был ранен в ногу и попал в плен к англичанам.

Русские военные корреспонденты Е. Августус и А. Вандам оставили яркие и правдивые статьи и мемуары об англо-бурской войне, имевшие большой успех у читающей публики.

Это только те русские добровольцы в войсках буров, которые были широко известны в своей стране и оставили письменные свидетельства о событиях 1899-1902 гг. и о своём в них участии. Остальные не оставили в памяти потомков своих имён.

Героическое сопротивление буров не позволило англичанам быстро и победоносно завершить военные действия, несмотря на прибытие всё новых и новых подкреплений. И они пошли на подлые и преступные методы ведения войны. Осознав невозможность покорить буров в бою, английское командование перешло к тактике выжженной земли и к практике захвата в качестве заложников женщин и детей, которых помещали в концентрационные лагеря. Как ни пытались английские пропагандисты представить эти лагеря в виде мест «спасения» мирных людей от ужасов войны, правду скрыть не удалось. Заложники массово погибали в этих «спасительных» лагерях, и что особенно ужасно, больше всего гибли от голода и болезней дети – будущее нации буров. В этих лагерях из-за плохого питания и антисанитарных условий в общей сложности погибло 4177 женщин и 22 074 детей, но суть не в цифрах (хотя для небольшого по численности народа это огромные потери), а в том, что «демократическая» Англия стала пионером практики уничтожения мирного населения в концентрационных лагерях, опередив в этом отношении тоталитарные режимы ХХ века.

И буры были сломлены подлостью и жестокостью врага и вынуждены принять британские условия окончания войны, став территорией, зависимой от Британской короны, а на территории бывших бурских республик (ныне ЮАР) стали активнее расселяться выходцы из Англии и англоязычных стран. Что и определило дальнейшую историю этого региона и проживающих там народов.

У советских же зрителей фильма «Трансвааль в огне» остались в памяти горящие дома, хутора и деревни, отчаяние и слёзы женщин и детей, мужественные лица буров – солдат и командиров и пламенные призывы к борьбе Пауля Крюгера – вождя и героя своего народа.

Теперь о причине вспомнить именно сейчас об этой войне и об эмигрантах из Голландии, освоивших просторы засушливого юга Африки и за три с половиной столетия создавших там процветающую цивилизацию. В российских СМИ (и особенно в интернете) появились сообщения о том, что к нам приезжали представители южноафриканских буров с целью изучения возможности переселения в Россию из ЮАР семей сельскохозяйственных фермеров, которые склонны покинуть свою родину.

Причинами эмиграции людей с родной, политой потом и кровью предков земли стали последствия недальновидной политики ведущих мировых держав, поспешивших в начале 1990-х годов передать власть в ЮАР «чёрному большинству населения». Да, чернокожих жителей в Южной Африке в разы больше, чем белых потомков европейских переселенцев; да, политика апартеида, проводившаяся белым правительством ЮАР, изжила себя и должна была быть изменена на другие формы правления. Но нельзя же так сразу! В этом и беда многих политиков, что они хотят проблемы, назревавшие веками, решать быстро, не считаясь с простыми людьми, чьи интересы (в том числе жизненные) могут пострадать, и не предвидя долговременных последствий своих решений. Огромную роль в развитии событий именно по такому сценарию сыграла позиция Советского Союза, активно поддерживавшего борьбу (в том числе вооружённую) африканских народов за свержение власти белых правительств. Именно наша страна на протяжении многих лет готовила и вооружала отряды чернокожих повстанцев не только в ЮАР, но и во всех соседних африканских странах. Результат не заставил себя долго ждать. Последний белый президент ЮАР вынужден был передать власть партии Африканский Национальный Конгресс, и первым чернокожим президентом этой страны стал лидер АНК Нельсон Мандела.

С тех пор, как государственная власть в ЮАР была передана «правительству чёрного большинства», проживающие здесь веками буры и более поздние белые поселенцы не знают покоя. С особой силой конфликт с новой властью и массой чернокожего населения развернулся в сельскохозяйственных угодьях, столетиями принадлежащих бурам. В борьбе за землю сошлись бесправные ныне белые люди и отличающиеся бескомпромиссной воинственностью чернокожие жители страны. Борьба ведётся без правил. Разве можно назвать «правилом» закон, принятый в марте 2019 года, который официально разрешает массовую экспроприацию земель потомков «белых завоевателей». В Африке местные племена и их руководители никогда не играли по европейским правилам. Слова «демократия» и «равные права для всех» им всегда были чужды и непонятны. Люди здесь делились и делятся на победителей и побеждённых. И, как известно, горе побеждённым! Побеждёнными (без борьбы, а по воле мировых держав) оказались белые жители ЮАР, большинство которых – буры.

Теперь белого фермера можно просто выгнать с земли без выплаты ему какой-либо компенсации. И неважно, что предки этого фермера трудились и облагораживали свою землю двести-триста и более лет, а претендующему на неё «чёрному большинству» ранее здесь ничего не принадлежало, и далеко не всегда претенденты на землю являются коренными жителями страны, главное, что они – чернокожие. Цвет кожи стал главным критерием, по которому определяются права на землю.

Интересно, что самое древнее местное население, бушмены и готтентоты, которому когда-то принадлежала вся эта земля, в конфликтах практически не участвует, занимая, скорее, позицию невмешательства в борьбу «понаехавших» между собой.

Дело в том, что Южно-Африканская Республика была единственным на континенте государством, где уровень экономического развития не отставал от Западной Европы и США. Поэтому сюда стремились переселяться чернокожие жители из других стран Африки. Они предпочитали жить в бараках в ЮАР, где была возможность получить нормально оплачиваемую работу, чем умирать с голоду в своём родном государстве, сбросившем колониальное иго. Условия жизни в любом южноафриканском «чёрном» гетто были лучше того, что ждало их на родине (нам с вами это ничего не напоминает?). Численность чернокожего населения ЮАР стремительно росла, и государство апартеида не смогло удержать этот приток чужого населения на свою территорию. Теперь все эти многочисленные «свободолюбивые» граждане желают немедленно получить в свои руки всю землю ЮАР и все созданные на этой земле богатства.

Ненависть и зависть к белым людям, копившиеся много лет среди чернокожих жителей, переросли в «чёрный расизм»: белых людей в ЮАР стали преследовать, унижать, грабить и убивать. И если в городах эти явления ещё как-то сдерживаются полицией (хотя далеко не всегда, не везде и не так решительно, как следовало бы), то поселения буров-фермеров в саванне остались практически беззащитными перед погромщиками и убийцами. И есть среди новых хозяев этой страны люди, в том числе и среди высшего руководства «республики», которые открыто призывают убивать белых. Да – именно убивать! Этих агитаторов никто не преследует: по гуманным законам, заимствованным в Европе, намерение совершить преступление ещё не квалифицируется как преступление. Да и как можно преследовать президента страны - африканца? А ведь именно президент ЮАР Джейкоп Зума, занявший этот пост после смерти мудрого и дальновидного , активно призывал убивать белых сограждан. Эти призывы президента (!) якобы демократической страны поражают: «Мы будем стрелять в них, они будут бежать; мы будем стрелять в них из пулемёта; они будут бежать. Ты белый человек – мы собираемся ударить – и ты собираешься бежать! Стреляй в буров! Мы собираемся ударить их – они собираются бежать! Кабинет будет расстреливать их из пулемёта! Стреляй в буров!»

Вот такие замечательные руководители оказались у власти в результате «прогрессивных» демократических реформ в Южно-Африканской Республике, целью которых была ликвидация расового неравенства в государстве апартеида. Воистину дорога в ад вымощена благими намерениями… Президент Зума, диверсант КГБ в прошлом, расист и коррупционер в настоящем, стал настолько одиозен, что вынужден был в феврале 2018 года уйти в отставку, но… посеянные им зловещие семена чёрного расизма дают новые и часто кровавые всходы.

Поэтому само проживание среди чернокожих африканцев в этой стране стало затруднительным. К беззаконию добавляются ещё сексуальная распущенность и дикие суеверия, например, мнение, что близкие отношения с белой женщиной излечивают СПИД. Точных данных не знает никто, но по оценкам специалистов, ВИЧ-инфекцией заражены до 20% чернокожего населения ЮАР, а подробности просто ужасают. Если к этому добавить, что изнасилование женщин является здесь массовым явлением, то… каково же находиться в такой среде нормальным, по-христиански воспитанным людям? Как отпускать девочку в школу или вообще выпускать её из дома? Белому человеку теперь лучше вообще не появляться в некоторых местах, дабы не стать жертвой преступления, часто жестокого.

И хутора белых фермеров пылают всё чаще и так же ярко, как во времена англо-бурской войны. Только поджигатели другие. Но разве важно, кто поджигатель? Важно, что идёт война, и на войне гибнут люди. Самое отвратительное – гибнут люди, лишённые возможности защищаться. Жизнь белых людей в ЮАР находится под постоянной угрозой. С момента прихода в 1994 году к власти африканцев, жертвами нападений, согласно данным из открытых источников, стали уже более 70 тыс. человек. Расправы над бурами, как правило, совершаются с садистской жестокостью: перед убийством жертвы подвергаются пыткам, женщин насилуют независимо от возраста – детского или пожилого, причём делают это на глазах ещё живых мужчин.

Вкус крови опьяняет насильников, погромщиков и убийц. Даром и безнаказанно захваченные чужие богатства распаляют воображение, кружат голову… В такой обстановке продолжение близорукой (и преступной) политики правителей этой страны может привести к трагедии, которой ещё не видел чёрный континент.

Рядом пример Южной Родезии (ныне Зимбабве), где белых жителей уже практически не осталось, разве что чуть-чуть в столице. Фермеров же (разумеется, белых - чёрных фермеров ещё не родилось) сначала с молчаливого согласия и одобрения новоиспечённого президента этой страны , а потом уже и по призыву «грабь награбленное» (ещё раз: нам с вами это ничего не напоминает?) стали изгонять из их домов, пограбив всё, что можно, а при малейшем протесте – безнаказанно убивать.

Цивилизованный мир, который привел Мугабе к власти в 1980 году, старается не замечать "проблему Зимбабве". Дипломаты и прочие государственные деятели мировых держав, высокообразованные, а потому и самоуверенные люди с изысканными манерами не любят, когда им напоминают об их же ошибках. И, как обычно, судьбы простых людей - последнее, что волнует этих поборников демократии во всём мире. Они хотят видеть демократию даже там, где её в принципе не может быть. А ведь Зимбабве, Ангола, Мозамбик… (далее по списку) – это не те страны, где возможно что-то типа «революции роз», которых в Африке не бывает. Там могут быть только «революции «АК-47». Недостатка же в автоматах Калашникова и патронах к ним в Африке, благодаря политике СССР и его преемников, не было и нет. А мишенью в наше время становятся белые поселенцы на юге Африки.

В недалёком прошлом во всей субэкваториальной Африке уровень жизни негритянского населения ощутимо повышался из года в год только в двух странах. Этими странами были «расистские режимы» ЮАР и Южной Родезии (до того, как она стала Зимбабве).

Теперь экономика Зимбабве разгромлена в прах. Население голодает. Белые «колонизаторы» бегут, и осталось их менее 1% от всего населения. А насколько именно «менее», не знает никто. Возможно, вообще уже близко к нулю. Мировое сообщество молчит, никто в не выступает и не предлагает никаких мер по спасению остатков цивилизованной жизни в этой некогда процветавшей стране.

И, конечно, такая картина в соседней стране плюс события в своей собственной, заставляют буров в ЮАР задуматься о будущем. Куда податься, коль скоро на родине защиты нет? На свою прародину – в Нидерланды? Так там земли для ведения крупного фермерского хозяйства давно уже нет, а в городе кем может стать вчерашний фермер? Люмпеном? Какому же потомственному фермеру (и вообще самостоятельному и деловому человеку) понравится такая перспектива? В других странах Европы не намного лучше.

Есть у буров и другие мотивы не стремиться в Западную Европу. Духовный лидер буров в ЮАР пастор Леон Франсуа дю Гуа во время визита в Россию подчёркивал, что его верящий в Бога народ не желает жить по либеральным установкам, воцарившимся в Европе. Буры отрицают все проявления гомосексуализма и трансгендерных отношений, они не могут воспринимать гей-парады, однополые браки, смену пола по желанию и т. п. – они хотят, чтобы их сыновья росли мальчиками и становились настоящими мужчинами, а дочери росли девочками и становились добропорядочными женщинами. Высказывалось даже мнение, что переход буров-протестантов в православие будет рассматриваться как нормальное явление.

И это мнение не только пастора дю Гуа. В российскую общественную организацию «Национальный родительский комитет» поступило письмо от группы буров, прибывших в Россию на переговоры: «Здесь, в Африке, над нашим народом нависла угроза физического истребления… Тиранические законы принуждают наш консервативно настроенный народ жить по крайним либеральным установкам, глубоко нам чуждым и вредоносным. Уповая на Всевышнего, мы верим в Его обеты , что подразумевает и то, что Он избавит нас, если мы, как народ, раскаемся и обратим к Нему свои чаяния. Надеемся, что Он ниспошлёт нам своевременное спасение. Нас воодушевляет начавшееся в Российской Федерации возрождение любви к Отечеству, Христианству и верности вековым ценностям. У российского народа, на наш взгляд, славное будущее».

Такие поселенцы могут стать желанными и нужными в России. Ставропольский край, Астраханская, Волгоградская, Саратовская, Оренбургская, Курганская, Ростовская и др. области, где достаточно земли для новых фермерских хозяйств, только выиграют от поселения этих трудолюбивых и религиозных людей. Будет сопротивление, будут и зависть к «богатым», и неприязнь… Колхозно-совхозное бытие определило стереотипы сознания: в каждом иностранном госте некоторые советские люди склонны видеть «жирного заграничного цыплёнка», которого не грех «пощипать». Но при наличии доброй воли и разумного управления со стороны российской власти на всех её уровнях, всё утрясётся и сложится. Просто осуществлять это непривычное дело надо продуманно и доброжелательно ко всем – и к «понаехавшим», и к местным. И при твёрдом исполнении законов. В пользу приезда буров в нашу страну говорит то, что эти люди отличаются не только строгой христианской моралью, приверженностью к семейным ценностям и традициям предков, привычкой к правопорядку - их отличает желание производительно трудиться именно на земле и высокий имущественный ценз. Иными словами, в Россию просятся не люмпены, бродяги, мошенники и наркоторговцы, а достойные, имущие и привычные к сельскохозяйственному труду люди.

Важно и то, что приём и поселение буров в России не потребуют никаких затрат из бюджета нашей страны. Эти крепкие хозяева сами оплатят все расходы по переезду и обустройству на новом месте. Более того, приезжавшие на переговоры в Россию представители буров заявляли о готовности вкладывать деньги в нашу экономику. Поэтому разговоры о том, что надо сначала своим людям помогать, а потом уже об иммигрантах из зарубежья думать, в данном случае неоправданны. И надо отметить, что местные власти в российских регионах, в которых побывали делегации из ЮАР, доброжелательно отнеслись к идее появления буров на их территории. Правительство Ставропольского края, например, заявило о возможности принять до пятидесяти фермерских семей.

Однако в России нет закона, позволяющего предоставлять гражданство и выделять (продавать) землю гражданам зарубежных стран. И это является непреодолимым препятствием для появления на нашей земле буров из ЮАР. Желание и согласие региональных властей здесь не помогут. Но есть в российском законодательстве и исключения. Как пояснила , вице-президент фонда «Миграция XXI век», в РФ действует «…закон, по которому гражданство России могут получить иностранцы, вкладывающие в нашу страну инвестиции. Их бизнес должен оцениваться не менее чем в 100 млн рублей. А если речь идёт, например, о фермерах, то ежегодная выручка должна равняться 10 млн рублей. При этом иностранец обязан отказаться от своего гражданства… Если буры готовы пойти на такой шаг, то других проблем не будет». Итак, «если готовы» и, добавим, если могут, то есть имеют средства не только для переезда и обустройства, но и для инвестиций, то вопрос может решаться положительно.

Но как быть с теми, кто «готов», а денег на всё про всё (включая инвестиции) не хватает. Нужен отдельный целевой специальный закон. И такие примеры в истории России были. Например, решение о приёме и обустройстве армян, бегущих от турецко-персидского геноцида. Ради спасения этих людей Россия шла на жертвы и не только материальные. Неуклонно выполняя дипломатические и консульские обязанности по спасению армян, желающих выехать в Россию из Персии, в 1829 году от рук религиозных фанатиков-мусульман погиб выдающийся сын русского народа, в то время посол Российской Империи в Тегеране . Россия спасала армян от геноцида и в годы Первой мировой войны и во время межнациональных конфликтов при распаде СССР.

Находили приют в нашей стране не только армяне, но и другие беженцы разных национальностей, спасающиеся от гражданских войн, преследований и репрессий в своих странах. Были и просто переселенцы, ищущие лучшей доли.

В этой связи не мешает вспомнить, что два монарха из династии Романовых, прославивших Россию своими делами и заслуживших звание Великих – Пётр Первый и Екатерина Вторая, активно приглашали на малоосвоенные земли Российской Империи иностранцев из стран Европы. Приглашали мастеровитых, талантливых и просто трудолюбивых людей, которые затем вносили свой вклад в экономику, науку, культуру и другие сферы деятельности российского государства. Не боялись Великие Пётр и Екатерина, что иммигранты нанесут ущерб русской идентичности, и этого не случилось.

Нам тоже не следует бояться иностранцев христианской традиции, и надо ясно понимать, кто из прибывающих в Россию людей будет ей полезен. Чей приезд надо приветствовать, а чей стихийный наплыв – не очень. Нужны какие-то отдельные (разовые) решения Государства о приёме тех или иных групп иммигрантов.

Были похожие эпизоды и в истории Советского Союза. Можно вспомнить, сколько людей (в том числе детей) из Испании мы спасли от ужасов гражданской войны в 30-е годы. И эти испанцы хорошо и добросовестно служили новой для них родине, в том числе воевали против немецко-фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне.

Конечно, в первую очередь, желательна репатриация на родину русских православных людей, рассеянных по Свету. Но одно другому не помешает. Во-первых, процесс репатриации русских людей из зарубежья по определению не может быть быстрым, и скорее всего счёт времени пойдёт на многие годы; во-вторых, буры-африканеры и русские люди не станут антагонистами. Характерно, что все прибывающие к нам на переговоры буры помнят о сочувствии к ним, проявленном в российском обществе в годы англо-бурской войны и о подвигах в этой войне русских добровольцев.

От переселения на нашу землю фермеров-буров Россия, коренное население которой вымирает, только выиграет. Выше уже было сказано, что даже ситуация с кризисом не может помешать бурам в их желании переехать – они платёжеспособны. Обузой для России и её бюджета они не будут. Скорее наоборот. Поэтому надо что-то делать, не откладывая решения на будущее - на плечи наших малочисленных потомков. Нам надо свою территорию осваивать, обустраивать и удерживать от посягательств со стороны иных порубежных цивилизаций.

Время не ждёт. Ведь каждый день в ЮАР от рук террористов-убийц погибают невинные и беззащитные люди. И наш христианский долг спасти их.