Приморские предприниматели готовятся к переезду в «тихую гавань»?

Konkurent.ru 7 августа 2020
Фото: Konkurent.ru
За время пандемии у россиян примерно на 20% вырос спрос на оформление иностранного вида на жительство или гражданства. Приморские эксперты считают, что связаны данные процессы с ухудшающимися условиями для ведения бизнеса в , а наиболее приоритетным направлением эмиграции называют .
Обеспеченные россияне чаще интересуются гражданством , стран Карибского бассейна, Кипра и , а также . Речь идет о гражданстве разных стран, которое иностранцы могут получить в обмен на крупные инвестиции в экономику и покупку недвижимости, причем сейчас предоставляются скидки и это может выйти дешевле, чем до эпидемии коронавируса.
«Финансовая система России устроена таким образом, что никаких гарантий для эффективного управления нет, — считает ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН . — Вся коллизия в том, что за рубежом надежнее и безопаснее. Для дальневосточников наиболее благоприятная территория, куда они уезжают, безусловно, Юго-Восточная Азия: , , , . Какая-то часть перемещается в ».
Но, согласно данным Центробанка, прямые инвестиции приморского бизнеса в иностранных юрисдикциях (включая участие в капитале и долговые инструменты) составляли на начало текущего года 2,17 млрд долларов США. Это почти на 600 млн больше, чем на 1 января 2019?г.
Львиная доля (1,775 млрд) приходится на Кипр. На втором месте страны Карибского бассейна (без распределения) — 58 млн, на третьем  — 39 млн, на четвертом Таиланд — 37 млн, на пятом Австралия — 32 млн, на шестом  — 31 млн, на седьмом  — 27 млн, на восьмом  — 26 млн, замыкают десятку и , куда приморские предприниматели вложили по 22 млн Меньшие суммы вкладывает бизнес в , Новую Зеландию, , Китай, , , разные страны Европы. Для сравнения: общие инвестиции за рубеж со стороны предприятий составляют 1,23 млрд долларов, а больше Приморья из регионов ДФО вывели только предприниматели  — 5,42 млрд долларов.
«Вывод капитала и приобретение иностранного гражданства — напрямую связанные тенденции, — считает финансовый аналитик Максим Кривелевич. — Специфика Приморья как территории у моря — предпринимательский потенциал населения. Здесь закладывается костяк высокорискованных бизнесов, связанных с ВЭД, валютными, налоговыми операциями, зачастую с нарушениями законодательства. Примерно с 2005 г. постоянно усиливается налоговый и таможенный контроль. Бизнесменам, привыкшим «ходить по грани», логично приходит идея: не рвануть ли со всем накопленным за рубеж? Но это следствие вывода денег. Люди боятся вести бизнес в России, соответственно, выводят средства в места поспокойнее, а потом переезжают сами. Дом там, где деньги. Покупать себе гражданство «просто так» никто не будет — недешевое удовольствие».
Любые изменения демографических тенденций — предмет повышенного внимания, и изменения трендов миграции важны. Но, по мнению заведующего научной лабораторией «Дальневосточный центр экономического развития» ДВФУ , делать какие-то выводы преждевременно, с фактом прироста заявок на загранпаспорта обращаться надо аккуратно.
Причины могут быть чисто техническими — например, из-за пандемии COVID-19 люди больше времени сейчас проводят дома за компьютером, чаще обращаются к порталу госуслуг. Вот и решили заполнить свободное время — оформить документы, до которых прежде руки не доходили. Пик интереса пройдет, а с ним и проблема.
Николай Матвиенко ссылается на данные различных соцопросов, по которым примерно 1/5 часть населения России изъявляет желание уехать из страны. На первый взгляд цифра тревожная, но если оглядеться, то, в сущности, норма. Например, из США, по тем же опросам, хочет уехать почти треть жителей.
В конечном итоге имеет значение, сколько из желающих уезжает на деле. Россия тут в общемировой «середине»: фактически ежегодно нашу страну покидает менее 1% от общей численности населения, и переезд этот направлен в основном в бывшие республики СССР.
«Кроме того, чтобы оценить качество общей картины, надо учитывать въездную миграцию: насколько отток населения уравновешивается притоком, — говорит Николай Матвиенко. — В России наблюдается небольшое положительное сальдо. Численность въезжающих превышает численность уезжающих — это общая черта XXI века, рост глобальной мобильности».
Ученый вместе с тем отмечает ряд особенностей. Во-первых, традиционно в России трансграничные перемещения незначительны. Даже в периоды масштабных общенациональных потрясений и катастроф русские люди не спешат за границу, терпя до последнего. За годы Гражданской войны 1918–1922 гг. эмигрировало лишь полтора миллиона человек (1% населения), что сопоставимо с четвертью от количества жертв той войны — 6 млн Для сравнения: за пять лет войны (2014–2019) из Сирии уехало 5 млн человек (25% населения), притом что на войне погибло триста тысяч.
Традиция миграционной малоподвижности титульной нации дает повод российской власти считать эту проблему малосущественной, не обращая внимания ни на «отток мозгов», ни на утечку капиталов, считает Николай Матвиенко. Для нашей страны куда важнее внутренние, межрегиональные дисбалансы, когда огромные, экономически значимые территории обезлюдевают из-за падения уровня жизни ниже критического.
«Но это, конечно, не означает, что так будет всегда. И на вызовы миграции рано или поздно предстоит реагировать», — считает Николай Матвиенко.
Во-первых, уже пятый год подряд благосостояние подавляющей части населения как минимум не растет. Доходы домохозяйств в лучшем случае заморожены. В структуре расходов угрожающе распухает доля текущего потребления и оплаты кредитов. Отсутствие экономической основы для построения личных планов успеха делает людей более легкими на подъем. Пусть уедут не все, кто хочет, но эффективно трудиться по своему нынешнему месту работы они точно не будут. Какой в этом смысл?
Во-вторых, демографическая политика федеральных властей в последние десятилетия направлена на стабилизацию и без того малоподвижных процессов. «Реформа пенсионного возраста, материнский капитал, эксперименты в системе образования дезориентируют молодую, наиболее активную часть населения, которая все чаще вынуждена задавать себе вопрос об уместности своего пребывания здесь. Отягощает картину и то, что заклиненный карьерный лифт стоит в паре с ржавеющим социальным лифтом. Унылое политическое пространство фактически закрывает возможности для проявления сколь-либо интересных и значимых инициатив молодежи в социуме.
»В-третьих, экономика общественных услуг, по сути, обнулена. Образование не способно выпускать квалифицированные кадры, медицина отказывается проводить медосмотры, когда они сильнее всего нужны (например, в периоды эпидемий), про стариков лучше вообще не вспоминать», — констатирует Николай Матвиенко.
Потому эксперт не исключает, что поток желающих уехать за рубеж может существенно вырасти. Юрисдикций, которые продают паспорта (начиная от 100 тыс. долларов), много, но доступен этот вариант, понятно, небольшому количеству граждан.
«В странах Карибского бассейна покупают гражданство люди, которые, как правило, интересуются Великобританией, — указывает Максим Кривелевич. — Имея паспорт, к примеру, Доминиканы, можно свободно жить в Англии. Вы покупаете в Великобритании бизнес, домик, но, поскольку британское гражданство очень дорогое, то приобретаете паспорт какой-либо карибской страны».
В Израиль уезжают навсегда. Условия ведения бизнеса там намного понятнее, комфортнее, чем в России. Кипр же уникален тем, что те, кто там живут, продолжают работать в России.
«Там очень мощная община выходцев из стран бывшего СССР, огромная доля российской экономики, миллионы рабочих мест управляются с Кипра, — говорит Максим Кривелевич. — На острове привлекательные климатические, правовые условия, образование, медицина. Велика степень проникновения российских иммигрантов во все аспекты жизни Кипра: экономической, социальной, культурной, криминальной. Здесь есть даже фракция в парламенте, которая управляется русским бизнесом. Кипр гораздо больше, чем офшор: это место, где живут многие успешные российские предприниматели. В общем, те, кто покупает паспорт страны Карибского бассейна, уезжают в Англию. Кипр — место, откуда люди не рвут связи с родиной, это такое «дальнее Подмосковье». С одной стороны, побег, эмиграция «грустных», с другой — переезд, эмиграция «веселых».
Комментарии
Другое , Материнский капитал , пенсионная реформа , Николай Матвиенко , Юрий Авдеев , Австралия , Вьетнам , Германия , Испания , Канада , Кипр , Китай , Южная Корея , Мальта , Новая Зеландия , ОАЭ , Португалия , Сахалинская Область , Сингапур , США , Таиланд , Хабаровский Край , Черногория , Чехия , Швейцария , Япония
Читайте также
Появилось видео с Навальным в кафе аэропорта
Лукашенко отреагировал на проблемы с водой в Минске
Последние новости
Экс-депутата ЗС ПК Маноконова выпустили по УДО
Таможенный генерал расплачивается за показания известного предпринимателя
Они бросают университеты. Почему?