Ещё

Deník N (Чехия): Клаус и Земан немало сделали для того, чтобы Кремль снова смотрел на нас как на своих вассалов. 

Deník N (Чехия): Клаус и Земан немало сделали для того, чтобы Кремль снова смотрел на нас как на своих вассалов.
Фото: ИноСМИ
Человек Земана, специалист по Центральной Европе и странам Вышеградской четверки, бывший посол в Германии и  Рудольф Йиндрак, который уполномочен исправить отношения с , подтверждает своими заявлениями, что не очень-то разбирается в политике Кремля. Первые предложения и тезисы, которые он огласил, были общими, банальными и в некоторых случаях даже вызывают опасения.
У Рудольфа Йиндрака, до недавнего времени «всего-то» главы международного отдела канцелярии президента , есть перспектива стать самым занятым, после министра иностранных дел Карела Гавличека, человеком в современном политическом истеблишменте. В феврале на основании договора между президентом и премьером он стал советником председателя правительства по внешней политике на полставки.
По собственным словам, его задачей было помочь «координации чешской внешней политики» и «заниматься проблематикой двусторонних отношений с  и Вышеградской группой», то есть странами, опыт работы с которыми он приобрел за время дипломатической службы. Теперь же 20 июля ко всему прочему правительство назначило его уполномоченным по чешско-российским консультациям…
В том, что чешскую внешнюю политику (и политику в области безопасности) стоило бы лучшее координировать, сомнений нет. С самого начала существования Чешской Республики у нас в этой области проблемы, поскольку часто кажется, что у нас три внешние политики: одну проводит , вторую — правительство, а третью — . Поэтому, конечно, нужна лучшая координация, хотя и спорно, что заниматься ею должна администрация президента.
Согласно конституции, президент «представляет страну за рубежом, обсуждает и ратифицирует международные договоренности». Но поскольку должность не налагает на него обязательств, а ответственность за все, что он делает, представляя государство за рубежом, ложится на правительство, скорее, имеет смысл, чтобы тем, кто координирует внешнюю политику, был человек премьера. Тем более что Министерство иностранных дел при формировании правительственных коалиций часто примыкает к одной из коалиционных сторон.
Однако сейчас мы в другой ситуации. Нынешний президент уже давно упорно пытается ухватить кусок от внешнеполитического «пирога» да побольше. Когда премьером был Соботка, попытки Земана оставались безуспешными, но когда пришел намного более слабый премьер Бабиш, у Земана стало кое-что получаться. Оставим в стороне двусторонние отношения с Германией и Вышеградской группой, в которых Йиндрак, несомненно, профи, и давайте сосредоточимся на России.
Дипломат не может быть «беспристрастным»
Нет сомнений в том, что сейчас чешско-российские отношения находятся на дне. В настоящий момент это, пожалуй, единственное, с чем может согласиться и  и . Из статьи «Зачем нам разговаривать с Россией», которую в связи со своей миссией Йиндрак опубликовал в «Лидове новины», следует, что он это понимает и в пяти пунктах: уверенность в себе, многостороннее сотрудничество, двустороннее сотрудничество, идентичность, демократия — объясняет, чем столь важен диалог и чем бы он хотел заняться.
На первый взгляд все выглядит не так уж плохо и читается довольно легко, но при более пристальном рассмотрении возникает ощущение, что он либо говорит некорректные и общие вещи, либо просто констатирует банальности.
С вашего позволения я начну с конца, поскольку в последнем абзаце сказано то, что, на мой взгляд, чрезвычайно важно для общего содержания как этой статьи, так и интервью, которое Йиндрак дал на ту же тему. Рудольф Йиндрак заявляет, что критически относится к России. В своей критичности он старается быть «беспристрастным, дельным и конструктивным».
До сих пор я жил с убеждением, что дипломатия призвана отстаивать интересы своей страны, то есть по определению быть «пристрастной». Кстати, русская и советская дипломатия всегда именно этим и отличались, и сегодня ничего не изменилось. Как минимум после аннексии Крыма Москва уже не церемонится и всем дает понять, что не собирается отступать от своих позиций, которые всегда объявляются соответствующими международному праву и опирающимися на историческую правду, и также не собирается эти позиции обсуждать.
Слова Йиндрака, пусть и сказанные с добрыми намерениями, в этом свете кажутся чрезвычайно неудачными, так как тем самым он подает сигнал о том, что мы готовы не только выслушать российскую сторону, но и принять ее позицию.
Россия не Германия, с которой Йиндрак знаком
Так мы подходим ко второму декларируемому постулату — обоснованность. В последние годы российский политический истеблишмент преподносит Россию не только как державу, но и как самостоятельную цивилизацию с самобытным и оригинальным философским, историческим и общественным развитием. Специалист по Германии и Центральной Европе, которым Йиндрак, несомненно, является, напротив, скорее всего, не является или не может быть специалистом по тому, что так отличается от той среды, в которой он привык работать и жить.
Итак, остается стремление к конструктивному подходу, о котором Йиндрак убедительно и доходчиво написал в пункте «билатеральное сотрудничество». Он совершенно прав в том, что, несмотря на препятствия, культурное и экономическое сотрудничество во многих областях развивается, и декларируемая цель «установить, где дела обстоят лучше, где хуже, где можно что-то исправить, а где усилия бесполезны» вполне реализуема. Вопрос только в том, нужен ли нам для этого правительственный уполномоченный, или подобное будет по плечам сотрудникам нашего посольства в Москве?
Какие еще слова Йиндрака стоят внимания? Например, его утверждение о том, что «где наше место, ясно: мы часть Европы, член и . Мы уверенная в себе богатая страна средних размеров. И именно поэтому и именно с таких позиций мы должны разговаривать с Россией». Тут Йиндрака не в чем упрекнуть. Все так, как он пишет, и именно поэтому Россия поступает с нами так, как будто мы, как минимум потенциально, вражеская страна.
В интервью порталу «Инфо. цз» было сказано, что уполномоченный попросил у всех министров сообщить ему, в каких областях в отношениях с Россией они видят возможности, а в каких — проблемы. Если он обратится в Министерство иностранных дел, и , он очень быстро выяснит, что как раз то, что он так точно описал, представляет для Москвы самую большую проблему. Не стоит сомневаться, что у Кремля есть свое решение…
В пункте, касающемся уверенности в себе, читатель может прочитать следующее: «Уверенность в себе как раз появляется в способности говорить со всеми. Разговаривать и вести переговоры нельзя любой ценой и с тем, кому на самом деле никакие переговоры не нужны. Однако современная Россия сама прямо призывает нас к диалогу, и наша первейшая и, собственно, главная задача — установить, насколько серьезны ее намерения».
Недавно мы уже столкнусь с подобным. В 2017 году президенты Земан и  договорились о создании Чешско-российского форума. Однако, как сообщают его чешские участники, особых результатов он не принес. Так, например, историк Алексей Келин на своей странице в «Твиттере» заявил, что заседание в позапрошлом году в Праге было гнетущим, а прошлогоднее в Москве еще хуже: «Они отказались говорить об открытии архивов с делами чехов и предложили другую тему — страсть к пиву».
Угоднические жесты нашего руководства
Предположим, Йиндрак искренне и всерьез считает так, как написал и сказал, и его переполняют самые лучшие замыслы. Тогда перед ним стоит крайне трудная и, боюсь, нереализуемая задача в тех временных рамках, которые ему предоставлены (Чехия, в отличие от России, — государство демократическое, и поэтому нужно иметь в виду, что вскоре закончится мандат нынешнего правительства и президента).
В последние годы чешско-российских отношений на высшем уровне по сути не существовало. С марта 2006 года, когда по приглашению президента в Прагу прилетел президент Владимир Путин, официальных государственных визитов на высшем уровне не проводилось (в 2011 году в Праге с Клаусом и другими политиками встречался президент , но его визит не был официально государственным). На высшем уровне не встречались даже премьеры двух стран или министры иностранных дел.
Если какие-то встречи и проводились, то только в рамках чешского представительства в  или в ходе других многосторонних переговоров. Или же (это касается всех последних контактов Земана с российской стороной) визиты были не государственными, а рабочими.
В этой связи нужно подчеркнуть, что Клаус и Земан всегда предлагали российской стороне беседовать на русском, хотя ни один из них не владеет языком так, чтобы послужить для Путина или Медведева настоящим партнером или оппонентом. Вообще, это не дружественный жест, а угоднический. Так президенты уверенной в себе и суверенной страны не поступают. Так делают вассалы!
Пожалуй, еще более ясным сигналом о слабости чешской стороны в российских глазах стала «знаменитая» аудиенция Земана у Путина в мае 2015 года. Напомню, что тогда чешский президент приехал в Москву на торжества в честь советской победы, кстати, единственный из западных лидеров. Оставим в стороне то, что тогда Земан заявил, что едет туда почтить память власовцев, павших при освобождении Праги, и сосредоточимся на том, как прошли переговоры между ним и Путиным, на которых планировалось обсудить одно из наших долговых требований.
С чешской стороны (встреча проходила в формате три на три) отсутствовал наш посол Владимир Ремек, который заранее все обсудил с российской стороной. Зато Земан привел с собой парочку Минарж — Неедлы. Учитывая этот опыт и текущую обстановку в Чехии, переговоры на равных — это совершеннейшая иллюзия. По вине нашего высшего государственного руководства мы в глазах русских превратились просто в холопов.
Автор — политический географ, сотрудник Факультета социальных наук Карлова университета и Столичного университета в Праге.
Видео дня. Водянова и Агаларов: кто из звезд тайно обручился
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео