Ещё

Без права на осечку: как стал непогрешимым Папа Римский 

Без права на осечку: как стал непогрешимым Папа Римский
Фото: ТАСС
18 июля 1870 года Папа Римский поднялся еще на ступеньку выше: за главой признали власть в одиночку утверждать догматы веры. С этих пор, не советуясь с другими епископами или мирянами (а тех в самой большой Церкви мира свыше миллиарда), понтифик вправе своей волей уточнять ее вероучение. Но просто ли это сделать? Вместе с властью над душами людей приходит и соразмерная ответственность. Ни нынешний , ни его предшественник не отваживались предписывать верующим новые догмы, в которые те должны верить. Последний раз папы меняли католическую доктрину своим волеизъявлением 70 лет назад — в 1950 году.
Грех гордыни и Папа Римский
Особое и священное право пап — утверждать новые догматы — закреплено в церковном праве каноном №749 пункт 1. Его полная формулировка звучит так: «В силу достоинства, присущего его сану, верховный понтифик наделен непогрешимостью, когда как верховный пастырь и учитель всех верующих христиан, укрепляющий своих братьев и сестер в вере, он окончательно провозглашает учение, касающееся веры либо дел нравственности, — учение, которому необходимо следовать».
Звучащая сухо формулировка на деле не расширяет возможности пап, а сдерживает их. Непогрешимость понтифика введена в строгие рамки: ограничена выработкой вероучения и обставлена особым условием, спрятанным в самой середине текста. Непогрешимым папа считается только тогда, когда «окончательно провозглашает» новую доктрину. Если же понтифик всего лишь делится своими мыслями с журналистами, то безошибочным содержание этих интервью признать нельзя.
В противном случае за душевное спокойствие верующих трудно было бы поручиться. В 2006 году папа Бенедикт XVI процитировал средневековое изречение об исламе, вызвав массовые протесты на Ближнем Востоке. А сменивший его понтифик левых взглядов Франциск замечал, что верующие не обязаны стремиться к многодетности, и отказался осудить некоторых из геев. Католическое вероучение от этих слов не изменилось. Это значит: верующий, консерватор он или либерал, вправе и не соглашаться с тем, что говорит папа. Непогрешимость к этому вопросу не имеет никакого отношения.
Наглядно разницу между частным мнением главы Церкви и его же непогрешимым суждением высветила публикация книги Бенедикта XVI " из ". По крайней мере, одному критерию канона 749.1 это сочинение соответствует: папа в нем рассуждает исключительно на богословские темы. Однако уведомления о введении общеобязательной доктрины в тексте нет, а без него новые мысли Папы Римского остаются лишь его частным мнением: вполне возможно, не столь уж безупречным. Того же мнения религиоведы: изучив сочинение папы, они обнаружили в нем фактическую ошибку, касавшуюся биографии одного из упомянутых лиц. Что же, папа человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Ни проблемы с памятью, ни (по крайней мере теоретически) более серьезные заблуждения.
Ватикан возносит на небо
Если случайно взятое высказывание папы не имеет ничего общего с непогрешимостью, то при каких обстоятельствах католик не вправе сомневаться в том, что торжественно говорит ему глава Церкви? Для этих (крайне редких) случаев понтифики особенно тщательно выбирают слова, так, чтобы ни у кого из их паствы не могло оставаться сомнений. Вот в каких выражениях папа Пий XII в 1950 году провозгласил городу и миру догмат о вознесении Девы Марии во плоти на небо: «Властью Господа нашего Иисуса Христа, блаженных апостолов Петра и Павла, нашей собственной властью мы утверждаем, провозглашаем и определяем как догмат, открытый Богом: непорочная Матерь Божия, Приснодева Мария, завершив ход своей земной жизни, была введена и духовно, и телесно в божественную славу. Поэтому всякий (да не допустит этого Господь), кто станет с упорством отрицать то, что нами были сказано, или ставить это под сомнение, то пусть такому будет известно: он отпал от божественной и католической веры».
Столетием раньше другой папа, Пий IX, использовал схожую формулировку, чтобы установить догмат, на который ссылались в 1950-м: о непорочном зачатии Девы Марии. Выбор слов практически не отличался: «Мы утверждаем, провозглашаем и определяем, что доктрина, согласно которой блаженнейшая Дева Мария в силу непорочного своего зачатия по особой благодати Божией и по причине подвига Иисуса Христа, спасителя человечества, была сохранена от первородного греха, — это доктрина, открытая Богом, и ее следует придерживаться твердо и неуклонно всем верующим».
За исключением этих двух случаев главы Римской католической церкви к своему праву в одиночку менять учение Церкви не прибегали. Это и объяснимо: понтифик может быть непогрешимым де-юре, но стоит ли обращаться к последнему (и неопровержимому) аргументу без крайней необходимости? На деле папы пользуются им с большой осторожностью, ведь не только верующие зависят от них, но и они — от мнения паствы. И это значит — поиск взаимопонимания неизбежен, а диктатура неуместна.
Церковь выдерживает осаду
Если Римская католическая церковь предпочитает обходиться без диктата папства, то для чего когда-то могли понадобиться эти экстраординарные полномочия? Ответ дает история католицизма. 150 лет назад собравшиеся в Ватикане епископы стремились придать понтификальной власти силу быстро реагировать на изменения в политике и культуре. Италия переживала период Рисорджименто — объединения полуострова, пострадавшей стороной при котором делался Ватикан, чья светская власть распространялась в XIX веке на Рим и прилегающие к нему области. Итальянские патриоты стремились лишить папу его мирских полномочий, а земли, которыми он управлял, передать рождавшейся итальянской монархии. На вызов времени Пий IX (он был понтификом в это время) решил ответить тем, что было в его силах: укреплением своей духовной власти. Тщетно: Первому Ватиканскому собору не дали даже довести до конца свою работу. В Вечный город хлынули итальянские солдаты, и осенью 1870 года епископы сочли за лучшее разъехаться по домам, едва успев принять ставший известным на весь мир догмат о непогрешимости папы.
Первыми покинули будущую итальянскую столицу, куда уже собирались войска, противники нововведений. Многие из них почувствовали себя прижатыми к стенке. С одной стороны, идея сакральной власти одного архипастыря из многих над самой верой казалась им противоречащей соборному духу Церкви. С другой — выступить против Пия в тяжелый для него момент было равносильно предательству. Оставалось воздержаться. Без этих оппозиционно настроенных прелатов непогрешимость утвердили подавляющим большинством голосов: 533 против двух.
И все же дискуссия о том, правильное ли было принято решение 150 лет назад, ведется до сих пор. Непогрешимость время от времени критикует католическая печать, с этим догматом не согласились ни протестанты, ни православные. В 2019 году импульс дискуссии придал… сам Папа Римский. Нынешний понтифик Франциск канонизировал британского кардинала XIX века Джона Генри Ньюмена, известного своими расхождениями с Церковью по вопросу о непогрешимости понтификов. В конечном счете Ньюмен все же принял учение Первого Ватиканского собора. Однако недавняя канонизация показывает: по крайней мере, можно долго колебаться в правоте знаменитого догмата и тем не менее войти в католическое Царство Небесное.
Видео дня. Баснословные гонорары Лолиты шокировали Юрия Лозу
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео