Ещё

Российские древности: церковь Ильи Пророка 

Российские древности: церковь Ильи Пророка
Фото: Индикатор
Наш сегодняшний рассказ о российских древностях посвящен очень интересному храму XVII века, расположенному в самом центре  — церкви Ильи Пророка, одному из символов города, наряду с медведем в гербе.
Этот рассказ хотелось бы начать со строк, что написал историк, искусствовед, исследователь ярославской старины Нил Григорьевич Первухин (1874-1954) в своей книге об этом храме.
«К XVII веку местное купечество заметно начинает расти и богатеть. …государевы гости, именитые купцы гостиной сотни, жалованные царями поставщики Двора делаются центром ярославской жизни и не только торговой, но и художественной. История создания большинства ярославских церквей связана с именами этих маленьких Медичи Ярославля XVIIвека, старавшихся превзойти друг друга изяществом, роскошью и величиной воздвигаемых ими храмов. Весьма возможно, что в художественных соревнованиях…играло известную роль тщеславие торговой фирмы, увековечивавшей свое имя замысловатыми шатрами колоколен да алмазными узорами иконных окладов, но, думается, главным мотивом был религиозный порыв». (Н. Г. Первухин, «Церковь Илии Пророка в Ярославле», 1915 год).
Церковь в 1880-х годах. Еще нет ограды по рисунку А. М. Павлинова. Фото И. В. Барщевского
Старая открытка. Судя по наличию ограды, фотография сделана после 1896 года.
Нынешний храм Ильи стал далеко не первым Ильинским храмом «города ». Согласно «Сказанию о построении города Ярославля», город был заложен Ярославом Мудрым на месте, где князь победил медведя. Читаем в тексте:
«И слыша речи такие, неверные люди не могли в оправдание свое ни одного слова сказать. Поэтому благоверный князь внимательно оглядел окрестности, а на следующий утро вынес из шатра своего икону Богоматери с пречистым ее младенцем господом нашим . Рядом с ним был епископ, пресвитеры и весь духовный чин, и мастера, и воины. Пришли они на берег Волги, и там на полуострове, который образовался при слиянии Волги и Которосли, поставил князь на приготовленном месте икону богоматери и повелел епископу сотворить перед нею молебное пение, освятить воду и окропить этой водою землю. Сам же благоверный князь водрузил на той земле деревянный крест, заложив основу святому храму пророка божия Ильи. Он решил храм имени этого святого угодника потому, что именно в день его был побежден хищный и лютый зверь.
После этого христолюбивый князь повелел рубить деревья и расчищать место, на котором решил град поставить. И вскоре мастера начали строить церковь святого пророка Ильи и град созидать. Город сей благоверный князь Ярослав назвал в свое имя Ярославлем….»
Герб Ярославля
Строители церкви Ильи Пророка принадлежали к элите ярославского купечества. «Государев гость» Аникей (Иоаникей) Скрипин и его младший брат Вонифатий (Нифантей), купец гостиной сотни, разбогатели на отечественной и международной торговле пушниной и драгоценными камнями. В одной из челобитных царю Михаилу Федоровичу Аникей упоминает, что «а сходит с нас…в твою государеву казну с нашево торжишку и с соболиного промыслишку по десяти сорока соболей на год и болыпи». Местные легенды называли Скрипиных новгородцами, переселившимися в Ярославль после погрома Новгорода при . Конечно же, учитывая даты жизни братьев-купцов, речь могла идти лишь об их предках, однако, как пишет Н. Г. Первухин, документальных подтверждений этому найдено не было.
В мае 1647 года «ярославцы посацкие люди, Нифантей да Аникей Ивановы дети Скрипины» начали в своих владениях строительство каменного храма «по обещанию о своих душах и по душам родителей своих в вечный поминок». В знак расположения московский патриарх Иосиф Iи царь Алексей Михайлович прислали Скрипиным для нового храма дар — частицу Ризы Господней, которая хранилась в Успенском соборе Московского Кремля. (В советское время она считалась утерянной, и только в 2003 году ее нашли в фондах Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника). Как свидетельствует храмоздательская надпись на стене, 16 июня 1650 года церковь была освящена.
Зодчим, чьи имена остались неизвестными, создали удивительно гармоничное здание, несмотря на сложность ассиметричной композиции. Крупное пятиглавие на световых декорированных барабанах и небольшие главки с крестами, четверик на высоком подклете, купольный и шатровые приделы, двухъярусные крытые галереи с двумя крыльцами, шатровая многоярусная колокольня, примыкающая к храму: с разных точек обзора храм выглядит иначе, однако неизменно великолепен.
В новом храме было сделано четыре придела: во имя Покрова Богородицы (теплая церковь с южной стороны); в честь Гурия, Самона и Авива (домовая церковь Скрипиных, расположенная в конце северной галереи в невысокой башне; подклет этого придела станет позже родовой усыпальницей); во имя Варлаама Хутынского (с правой стороны алтаря главного храма); во имя Положения Ризы Господней (юго-западная башня с высоким шатровым верхом; специально выстроен для хранения частицы Ризы Господней).
Шатровый придел во имя Положения Ризы Господней. Александра Шапиро/Российские древности
Про иконостас церкви Ильи Пророка написаны тома. Стараниями Скрипиных здесь были и древние иконы, и новые, написанные лучшими иконописцами специально для этого храма.
Особо упомянем про редкой красоты резную напрестольную сень, которую сегодня можно увидеть в алтаре. По ее карнизу сделана надпись: «Лета 1657 сделана сия сень в церковь Пророка Ильи при державе Государя Царя Алексея Михайловича, пресвятейшем патриархе Никоне и преосвященном митрополите ростовском и ярославском».
Макет сени в 1/4 натуральной величины. Выполнил И. Ф. Барщевский. 1896 г. (ГМЗК)
Братьям Скрипиным храм Ильи Пророка «обязан» тем, что сегодня считается одной из ранних каменных построек и одной из трех самых высоких церквей Ярославля. Н. Г. Первухин назвал его еще последним памятником церковного зодчества «дониконовской» эпохи. А вот за то, что храм стал сокровищницей лучших произведений монументально-декоративного искусства второй половины XVIIвека нужно благодарить воистину незаурядную женщину, вдову Вонифатия (Нифантея) Скрипина — Иулиту Макаровну Скрипину. Ее муж и деверь скончались один за другим и Иулита, пережив их на 20 лет, все это время заботилась о храме. И самое значимое, что она сделала — пригласила для росписи стен храма артель из пятнадцати лучших на тот момент ярославских и костромских живописцев, среди которых были знаменитые Гурий Никитин и Сила Савин, «самые добрые мастера» царского двора. Артель трудилась с 17 июня 1680 года по 8 сентября 1681 года. А ровно через 11 месяцев Иулита упокоилась в фамильной усыпальнице в подклете храма, который был расписан «…по обещанию Иулиты Макаровны Скрипиной в поминовение своей души и прочих своих сродников».
Скрипины завещали все свои торговые места, земли и средства на содержание храма. И после кончины Иулиты Макаровны церковь Ильи Пророка стала приходской. Приход был немногочисленным и небогатым. Поэтому в 1695-1696 годах новые роскошные иконостасы в духе барокко (для центрального храма и Покровского придела) столяр Толгской слободы Иван Якимов делал на пожертвования земского старосты Ивана Мякушкина, и, надо сказать, работал «самым добрым мастерством, безо всякой охулки». А стенопись в приделе во имя Покрова Богородицы (в 1695-м), галерее, Ризположенском пределе, паперти и приделе Гурия, Самона и Авива (в 1716-1717 гг.) выполняли уже не царские изографы. Исследователи полагают, что в 1697 году в храме работала артель ярославских и костромских иконописцев, среди которых был , украсивший много ярославских церквей.
Результат работ всех этих замечательных мастеров ошеломляет: стенопись покрывает внутреннее пространство храма полностью.
На стенах, в подкупольном пространстве, сводах, столпах, арках, откосах, цоколях размещены истории из Евангелия, деяний апостольских и историй из Ветхого завета, апокалиптические сказания, поучительные повествования из Пролога, жития святых; большие «иконы художественного письма». Всего — 970 сюжетов, не считая орнаментов на нижних частях стен, основаниях столпов, подоконниках, порталах и каменных скамьях.
В 1830 году стенопись придела во имя Покрова Богородицы переписали Василий Васильевич и Василий Васильевич Сарафанниковы, отец и сын из династии ярославских иконописцев, ведущую историю с XVIIвека. Они же в 1857 году поновили и свод северного крыльца.
В 1778 году, с введением в Ярославле регулярной радиально-кольцевой планировки, церковь Ильи Пророка стала центром большой Ильинской площади (ныне Советская), где размещались административные учреждения. Но время и, видимо, недостаток средств постепенно сказались на облике церкви: к концу XIXвека она сильно обветшала. И вот тогда в ее истории появился еще один купец, о котором стоит рассказать подробнее.
Иван Александрович Вахрамеев (1843-1908)— уроженец Ярославля. Сын купца-хлеботорговца I гильдии, он значительно расширил семейное дело, создав большой многопрофильный синдикат. Обладая значительным капиталом, он вкладывал деньги в социальную сферу, был крупным благотворителем. А еще — археографом и коллекционером (свое собрание древних рукописей он завещал передать в Исторический музей), член Императорского общества истории и древностей, Московского и Петербургского археологических обществ, Императорского географического общества. И — неутомимый исследователь ярославских древностей.
На реставрацию церкви Ильи Пророка и реконструкцию Ильинской площади Вахрамеев пожертвовал 60 тысяч рублей серебром. По свидетельству современников, «эта крупная жертва принесена была без шуму». И, подобно тому, как Скрипины приглашали для обустройства храма выдающихся мастеров, иконописцев и изографов, так и Иван Александрович привлек лучших специалистов. Проект реконструкции и реставрации церкви был составлен профессором Николаем Владимировичем Султановым — архитектором, искусствоведом и историком архитектуры, идеологом и исследователем русского стиля в зодчестве. Работы велись под наблюдением Московской археологической комиссии. Стенопись и иконы реставрировала художественно-иконописная мастерская «М. Д. Дикарев и сын в Москве», поставщик Двора Его Императорского Величества. Драгоценная стенопись Гурия Никитина и Силы Савинасо товарищи была бережно очищена от загрязнений. Рисунок для ограды церкви (кованая решетка, изразцы в ширинках столбов) выполнил академик Императорской Академии художеств Андрей Михайлович Павлинов — архитектор, археолог, реставратор, историк русской архитектуры, хранитель Оружейной палаты.
Общий вид храма Александра Шапиро/Российские древности
Самые суровые испытания древнему храму пришлось пережить после революции. В июле 1918 года в ходе подавления Ярославского мятежа, когда центр города был практически уничтожен, храм выстоял, но лишился одной из глав и получил бреши в шатрах колокольни и одного из приделов. Тогда спасением памятника занимался командированный в Ярославль архитектор и реставратор древнерусского зодчества Петр Дмитриевич Барановский (о нем мы уже вспоминали, когда рассказывали про храм Параскевы Пятницы в Чернигове). В декабре 1920 года храм закрыли. Значительная часть древних драгоценных церковной утвари, окладов икон и книг поступили в Комитет помощи голодающим. Остальное «имущество, имеющее художественно-историческое значение», а также здание церкви власти распорядились передать Ярославскому естественно-научному музею. Кстати, уже известный нам Нил Григорьевич Первухин, с цитаты из книги которого мы начали рассказ о церкви Ильи Пророка в 1921 году стал заведующим Ярославского объединенного губернского, а с1924 — Государственного музея, в состав которого вошли исторический музей, художественная галерея, музей древнерусского искусства и естественно-исторический отдел. Он прикладывал все силы для сохранения древностей Ильи Пророка.
Алтарная часть Александра Шапиро/Российские древности
От неминуемой гибели интерьеры храма спаслазаведующая отделом по делам музеев и охраны памятников искусства Наркомпроса , жена председателя Реввоенсовета . Храм стал работать «по профилю» — музеем древнерусского искусства, а к концу 1920-х получил статус «памятника большого художественного значения». А в начале 1932 года «широкая пролетарская общественность» потребовала «немедленного освобождения Советской (центральной) площади города от церкви Ильи Пророка, учитывая, что последняя чрезвычайно мешает новой планировке города». Тут уже на помощь храму снова поспешил Барановский, а также его коллега Николай Николаевич Померанцев. В 1937 году уже частично приспособленный под склад и конторы храм снова решили снести, как «мешающий организации центральной площади города». И снова храм избежал уничтожения. В 1938 году в нем разместили антирелигиозный музей. В него стали свозить различные произведения церковного искусства, в свою очередь спасенные научными работниками. Так, в храме до сих пор можно видеть два уникальных образца работы ярославских резчиков — моленные места. Они были выполнены в 1650 году для ярославской церкви Николы Мокрого и по преданию предназначались для царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. За образец ярославцы взяли царское место Ивана Грозного 1551 г. в Успенском соборе Московского Кремля. Антирелигиозный музей просуществовал всего три года, однако ущерб драгоценным фрескам все же был нанесен: например, на них остались следы от крепежа тяжелых стендов…
С тех по в церкви Ильи Пророка прошла не одна реставрация. Удивительный памятник ярославского зодчества и монументально— декоративного искусства XVII века живет и радует многочисленных поклонников русской старины.
Текст: Александра Шапиро
Видео дня. Святой источник, где мыли ноги кавказцы, демонтировали
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео