В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

о тонкокожих и нетерпимых к критике американских студентах

«Возможно, главной жертвой этих радикальных изменений стало доверие между учащимися и педагогами — то, что культивировалось столетиями. Сегодняшние профессора крайне болезненно воспринимают то неприятное обстоятельство, что могут быть уволены за нарушение правил политкорректности «оскорбительным» поступком или высказыванием. И приглашать в вуз ораторов, способных вызвать неоднозначную реакцию, многие сейчас опасаются: как бы это не стало триггером для студентов и не спровоцировало протесты».

Толчок к расцвету «культуры отмены» и «борьбы за социальную справедливость» в американских вузах в своё время дали социальные сети, откуда идеи создания цифровых «безопасных пространств» без «троллей» перекочевали в реальный мир.

Видео дня

Рождённые в середине девяностых, наверное, спишут эту статью в архив с формулировкой: «Брюзжание ничего не понимающего старикана из поколения X по поводу зла из соцсетей». И в этом, наверное, будет доля правды: как и многие другие, я провёл большую часть жизни без доступа к портативным гаджетам с бесчисленными приложениями, дополнениями и сервисами — и не потому, что жил на необитаемом острове или родился в семье амишей, а потому, что в то время таких технологий вокруг не было. Иными словами, на юность поколения X больше повлиял Александр Грэхем Белл, нежели .

Сегодня «реальность» рождённых после 1995 года, так называемого поколения Z, коренным образом отличается от мировосприятия тех, кто родился всего на десять лет раньше, потому что у первых практически с рождения установились близкие отношения с интернетом.

Наивно было бы предполагать, что эта возрастная группа, воспитанная соцсетями, вступит во взрослую жизнь с теми же подходами, ценностями и взглядами на мир, что и предыдущее поколение. Поражает то, насколько это в действительности другие люди!

С 2014 года, когда поколение Z как раз потянулось получать высшее образование, в американских вузах стало проявляться необычное новое явление. Традиционно студенты воспринимаются как самые ярые поборники свободы мысли, от которых совершенно не ждёшь ханжества; но вдруг они стали налево и направо бросаться выловленными из интернета расплывчатыми концепциями, такими как «безопасные пространства», «микроагрессии» или «реакция на триггеры».

Одну из ранних характеристик такого развивающегося менталитета в 2014 году дала Дженни Джарви в журнале The New Republic. «То, что изначально было средством модерации интернет-форумов, чтобы обезопасить особо ранимых и психически нездоровых пользователей, теперь грозит определять общественную дискуссию как онлайн, так и офлайн, — писала она. — Триггер сигнализирует не только о том, что в университете начинают всё осторожнее подходить к словам и идеям, но и об общекультурной гиперчувствительности к обиде и мнительности по поводу её нанесения».

Но вместо того чтобы подготовиться к грядущему цунами слёз, вузы порвали с тысячелетней педагогической традицией и поставили чувства и эмоции сбитых с толку подростков выше мудрости и логики преподавателей. Университетский мир не только не смог остановить наводнение, но в силу собственного ультралиберального крена усугубил проблему, возлагая ответственность за предполагаемые беды мира на какую-то выборочную группу «виноватых». Чаще всего это были покойные ныне белые мужчины, представители так называемого патриархата, жирующего на так называемой привилегии белых. И сейчас вузы настолько переполнены отчаянием и активизмом, что под подозрением оказались даже правила математики и английской грамматики.

Но, возможно, главной жертвой этих радикальных изменений стало доверие между учащимися и педагогами — то, что культивировалось столетиями. Сегодняшние профессора крайне болезненно воспринимают то неприятное обстоятельство, что могут быть уволены за нарушение правил политкорректности «оскорбительным» поступком или высказыванием. И приглашать в вуз ораторов, способных вызвать неоднозначную реакцию, многие сейчас опасаются: как бы это не стало триггером для студентов и не спровоцировало протесты.

Интеллектуальный замкнутый мирок, в котором сейчас существуют американские вузы, отражает действительность в соцсетях, где пользователи имеют устойчивую тенденцию общаться только с единомышленниками.

Стоит появиться «троллю» (раздражающему человеку иных взглядов) — и «отменить» его с его взглядами не сложнее, чем вычеркнуть из «друзей». В том, чтобы «отменить» неполиткорректного «еретика», есть даже некая статусность и ощущение морального превосходства.

В 2018 году вышла в свет книга «Сюсюканье с американским разумом». Её авторы, президент Фонда за индивидуальные права в образовании Грег Лукьянов и социальный психолог Джонатан Хайдт, утверждают, что цифровые конструкты «безопасных пространств» принесли куда больше вреда, нежели пользы.

«Социальные сети направили страсти межпартийной борьбы на формирование «культуры порицания», — заявляют Лукьянов и Хайдт. — Площадки и средства новых медиа позволяют гражданам замкнуться в среде, где их правота сама по себе подтверждается, а худшие опасения об отрицательных качествах противоположной стороны могут... раздувать экстремисты и кибертролли, желающие сеять разногласие и раскол».

По словам Лукьянова и Хайдта, яростное неприятие поколением Z любой информации, которая может вызвать неоднозначную реакцию и даже шок, означает, что в университетской среде сейчас «больше идеологического единообразия», что мешает «учёным искать правду, а студентам — учиться у широкого спектра мыслителей», как это традиционно делалось в университете.

То, что «культуре отмены» в принципе позволили пустить корни в соцсетях и университетах, является проблемой: сейчас газон американского общества зарос огромными сорняками. И хотя большинство признаёт, что ситуация эта нехорошая (или по меньшей мере некрасивая), предлагающий решения рискует сам быть «отменён».

Так, в прошлом месяце 150 публичных персон, в числе которых , и , навлекли на себя гнев и насмешки, подписав письмо, изобличающее «культуру отмены». В частности, письмо предупреждало, что «ограничение дискуссии, осуществляется ли оно репрессивным государством или нетерпимым обществом, неизбежно вредит тем, кто не имеет влияния, и затрудняет для всех демократическое участие».

Эти подписанты левых взглядов не только крайне запоздали со своим письмом, но и сами обвинялись в попытках заткнуть рот выразителям иных взглядов (главным образом консервативных), с которыми они не согласны. Другие, как Дженнифер Финни Бойлан, даже извинились перед толпой за то, что поддержали робкие предложения, изложенные в письме.

Печальная ирония судьбы в том, что построенная на свободном обмене идеями западная цивилизация не позволяет даже указать на проблемы, не навлекая на себя презрение и осмеяние. Атмосфера такого гнёта, радостно принимаемая идеологами, которые прислушиваются только к голосам у себя в голове, серьёзно угрожает будущему прогрессу. Если не бороться со столь опасной новой тенденцией и не взять ситуацию под контроль, западная цивилизация, неспособная к дальнейшему развитию, в итоге «отменит» саму себя.

Twitter автора — @Robert_Bridge.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.